КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



“Ходатайства на проведение ОРМ в районный суд не предоставлялись и не рассматривались”




Процесс по делу бывшей замглавы Фрунзенского района Елены Никитиной вновь стал открытым. Временная его закрытость, как мы рассказывали ранее, была связана с решением исследовать компакт-диск с записью телефонных переговоров. По версии следствия, это запись переговоров самой Никитиной с разнообразными предпринимателями, а возможно и потерпевшими по ее делу (с которыми “познакомиться” суду для допроса, напомним, так пока и не удалось). Однако на первом открытом после исследования заседания адвокаты Никитиной обратили внимание на следующее: в том, что они прослушали, фамилия из подзащитной не называется ни разу, не фигурирует она и в описании содержимого на диске. То есть, по их убеждению, здесь уместнее говорить о телефонных разговорах неустановленной гражданки. Показательна в некотором роде и предыстория появления этого диска.

Постановление, разрешающее прослушку телефонных разговоров Никитиной, судья Октябрьского районного суда Анна Тихонова вынесла 1 ноября 2016 года. При этом сама Никитина была задержана лишь в феврале следующего, 2017 года. То есть, изначально, назовем это так, контроль телефонных переговоров бывшей чиновницы проводился не в рамках дела (его на тот момент, видимо, просто не было в природе), а в рамках оперативно-розыскных мероприятий. Соответственно, эта процедура уже не могла регламентироваться уголовно-процессуальным кодексом. Практически же единственное, что говорится по этому поводу в законе об оперативно-розыскной деятельности – разрешение на прослушку получается в судебном порядке и с соблюдением территориальной подсудности. Никитина проживает в Волжском районе, работала в администрации Фрунзенского района, наконец, УМВД Саратова, оперативники которого, как выяснилось уже позднее, обращались за разрешением прослушивать ее телефон, расположено на Московской, 156Б – опять-таки в каком не в Октябрьском, а Кировском районе. Почему же обратились в Октябрьский суд, к судье Тихоновой? Видимо, логика этого тоже лежит за какими бы то ни было официальными уголовно-процессуальными рамками. Тем более, если учесть, что источники “ОМ”, близкие к суду, признаются, что оперативники и следователи со всего города часто обращаются именно персонально к Тихоновой, зная о том, что она никогда не откажет и что их ходатайство на 100% будет удовлетворено.

Еще из фильмов и книг известно, что любая оперативно-розыскная деятельность – это, прежде всего, секретность. И в деле Никитиной для ее защитников и нее самой это играет злую шутку.
Как рассказал “Общественному мнению” адвокат Андрей Еремин, на их запрос и просьбу предоставить материалы, на основании которые была разрешена прослушка телефонных разговоров, судья Тихонова заявила, что эти материалы у нее все-таки были, но сейчас у нее их нет. Якобы оперативники принесли ей эти материалы, она их изучила, вынесла решение и отдала их обратно, поскольку они секретные. При этом в ответ на аналогичный запрос самой экс-чиновницы Тихонова озвучила уже несколько иной тезис: “ходатайства… о разрешении на проведение ОРМ, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи в отношении Нииктиной Е.А. в Октябрьский районный суд не поступали и не рассматривались” (копия документа – ниже).
“Даже если мы сейчас самому инициатору этого ходатайства сделаем запрос – представьте нам материалы, которые вы в Октябрьский суд представляли, и на основании которых было принято решение о прослушивании телефонных разговоров – то нам откажут по той простой причине, что это секретно и является тайной за семью печатями, – говорит Еремин. – Получается патовая ситуация. Во-первых, мы не можем получить материалы и ознакомиться с ними. А значит, никаким образом не можем проверить законность принятого решения. И никто не может. То есть даже если теоретически предположить, что суд апелляционной инстанции – областной суд затребует в Октябрьском суде эти материалы, то, грубо говоря, должен будет на слово поверить судье Тихоновой. А с какой стати? Любое судебное решение оно должно быть проверено. Во-вторых, мы сейчас не можем его к тому же и обжаловать. Почему не можем – потому что на досудебной стадии, вплоть до окончания следствия, мы о существовании этого постановления не знали. Именно с этого момента, с окончания предварительного следствия у обвиняемого и защитника возникает право ознакомиться со всеми материалами следствия полностью. То есть получается, что до того момента, пока много месяцев шло следствие, никто не знал о существовании этого постановления, его никто не давал, и, соответственно, не мог его обжаловать. Когда следствие окончилось и только началось судебное разбирательство, я обратился с апелляционной жалобой, но мне в принятии ее к производству было отказано со ссылкой на постановление Пленума Верховного суда, по которому мы теперь можем обжаловать это постановление только вместе с итоговым судебным решением по делу. То есть получается, это постановление Тихоновой мы можем обжаловать только вместе с приговором, который вынесет Дюжаков (Игорь Дюжаков, судья Фрунзенского суда, председательствует на процессе по делу Никитиной – ОМ)”.

Источник: https://om-saratov.ru/social_article/20-august-2018-i64739-xodataistva-na-provedenie-or