КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



История одного предательства



История одного предательства

На страницах СМИ и в соцсетях все чаще и чаще читаем о сфабрикованных и заказных делах против предпринимателей, сводки пестрят цифрой – 159 (статья “Мошенничество”. - “ОМ”.), правозащитники, общественники и омбудсмены трубят о необходимости реформирования судейской и правоохранительной систем, а власти кивают и обещают перестать “кошмарить” бизнес. Но наша история не совсем о предпринимателе – на этот раз в жернова правоохранительной системы попал топ-менеджер компании. И произошло это по воле крупного бизнесмена. Если сказать, что это рядовая история директора фирмы, на которого решили повесить долги, обвинив в мошенничестве и растрате почти 500 тыс. рублей, то это далеко не так. Это история, которая поражает своим размахом и количеством людей, вовлеченных в нее, фамилии многих из них на слуху у саратовского истеблишмента.

Аппетиты бизнес-империи
“Мне 50 лет. Я инвалид. Так получилось, что меня хотят посадить. Бывший мой работодатель, на которого я проработал 12 лет и которого я по большому счету считал своим партнером, уверен, что я ему должен деньги. Очень большую сумму. Подав против меня иски в 2015, 2016, 2017 и 2018 годах на общую сумму более 36 млн рублей и, видимо, не удовлетворившись результатом, он инициировал против меня уголовное дело, - с порога начал свой рассказ бывший директор “Энгельсской промышленной компании” (ООО “ЭПК”) Владимир Ковыряев. – Не исключено, что в ближайшие дни я могу оказаться под арестом”.
Рассказ был долгим и нескончаемым, как сама бизнес-империя человека, заказавшего Ковыряева.
Наш гость оказался прав – уже через неделю его поместили в ИВС, а потом и под домашний арест. Отправки в СИЗО удалось избежать, несмотря на желание следствия, которое объявило Ковыряева в федеральный розыск, вручив всего лишь одну повестку 10 августа и зная, что с 14 августа Ковыряев находится на больничном в дневном стационаре. Благодаря инвалидности и состоянию здоровья, а также наличию двух малолетних детей и решению судьи, Ковыряева не отправили в следственный изолятор.
Два дела, фигурантом которых Ковыряев стал, находятся в производстве СУ МУ МВД РФ “Энгельсское” уже около четырех месяцев. Его обвиняют в присвоении. Также он является подозреваемым в мошенничестве. Фабула дела банальна, как и все дела такого свойства, – Ковыряев якобы обманул ООО “ЭПК”, украв трубопровод весом 570 тонн (вдумайтесь – это не 2-3 кг, а примерно 10-12 вагонов металлолома), и путем обмана похитил топливный насос высокого давления с Бобкэта стоимостью 150 тыс. рублей, а деньги присвоил себе. Основанием для возбуждения стали заявление владельца головной фирмы, копии договора купли-продажи, акта приемки и дополнение к акту. Причем следствие, не располагая оригиналами документов, уже на первом допросе 21 августа намеревалось назначить товароведческую экспертизу в какой-то частной фирме, а не в государственном экспертном учреждении, что выглядит по меньшей мере странным. Один из допрошенных свидетелей, от чьего имени подписывались договоры купли-продажи, акт приемки и дополнение к акту приемки, не понимает – откуда взялось это дополнение, ничего не знает о трубах и утверждает, что под документом стоит не его подпись. Сам Ковыряев также крайне удивлен появлению последнего документа.
Впрочем, трагикомичность дела заключается в другом. Заявителем по делу выступает один из самых богатых бизнесменов Саратовской области, чье имущество может оцениваться не в один миллиард рублей, а его бизнес-империя насчитывает десятки компаний, работающих в таких доходных сферах, как недвижимость, АПК, торговля. Ему принадлежат – торгово-офисный центр “Рубин” (арендаторы – “Перекресток”, ДНС, “Яблонька”), ТК “Лидер” на территории бывшего химического производства в Энгельсе на Химиков,1 (арендаторы – “Лента”, “Эльдорадо” и “Стройландия”), комплекс элеваторов, фермерские хозяйства, рынок “Привоз”, десятки фирм, работающих в Саратовской области и за ее пределами. Да, это небезызвестный Станислав Невейницын – бывший директор “Саратовэнерго”, бывший зять экс-губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова.
Неужели владелец такого состояния написал заявление в полицию только из-за трубопровода и насоса? Конечно же, нет – в арбитражном суде уже два года идут процессы, по которым компания Невейницына “Олеонафта”, являющаяся учредителем ООО “ЭПК”, предъявляет к Ковыряеву иски более чем на 30 млн рублей. Олигарх считает, что его топ-менеджер нанес ущерб компании именно на эту сумму. Впрочем, это только вершина айсберга и аппетит Невейницына сильнее официальных требований. По словам Ковыряева, он должен выложить своему бывшему патрону порядка 160 млн рублей. Хотя почему и не больше…

Эпизод 1-й: делу труба
Ковыряев начал работать на Невейницына в 2003 году в качестве директора ООО “ЭПК”. “Но мы знали друг друга давно – с начала 90-х, у нас был общий бизнес, я его считал своим партнером и товарищем, у нас был особый уровень доверия“, – рассказывает Ковыряев.
Изначально компания была дотационной – деньги заводились в виде заемных средств через аффилированные компании. К 2015-му году, когда Ковыряев увольнялся, у “ЭПК” была “кредиторка” на сумму порядка 950 млн рублей.
С момента своего образования в 2003 году фирма размещалась на территории энгельсского предприятия “Химволокно”, не имея на балансе ни одного квадратного метра площади. Но уже в 2004 году между “ЭПК” и еще одной компанией Невейницына – “Рубин 21-й век”, в которой директором был Вадим Дадаян (впоследствии этого топ-менеджера пустили по миру), заключается договор о купле-продаже помещений. Именно копия этого договора и копия появившегося из ниоткуда дополнительного акта приемки и легли в основу расследуемого сегодня дела.
Знал тогда Невейницын, что отношения с Ковыряевым сложатся таким образом? Вряд ли, но, как утверждает Ковыряев, бизнесмен всегда придерживался принципа – он во всем контролировал своих сотрудников. С первого же дня работы в компании “ЭПК” появился безопасник, следивший за каждым шагом Ковыряева.
Стоит отметить, что в первоначальном акте приемки не было никакого трубопровода, поскольку и не могло быть – к тому времени, а именно – в 2004 году, его распилили владельцы той части территории бывшего химпроизводства, через которую он проходил. Об этом говорит другой свидетель, называя фамилию управляющего этой территорией.
“Когда это произошло, я спросил Невейницына: Это наша труба? “Конечно, наша”, – ответил он. И я обратился в милицию. Милиция отказалась разбираться, сославшись на то, что это гражданско-правовые отношения”, – вспоминает Ковыряев.
Полученные в ходе замысловатых схем объекты недвижимости и земля под бывшим предприятием на Химиков, 1 долго не ставились на баланс “ЭПК”. Это произошло лишь в 2011 году, когда Невейницын задумал там построить логистический центр “Лидер”, а заодно торговые помещения, которые сейчас арендуют крупные ритейлеры. К тому времени все производственные помещения уже стояли пустыми.
“Все время, пока я работал на этого человека, я ощущал себя сторожем его имущества. Выполнял любые поручения, решал вопросы с подрядчиками, реализовывал строительные проекты. Но всегда старался вести бизнес честно. Именно поэтому часто возникали проблемы с подрядчиками, компания судилась с ними из-за невыплаты денег с 2005 года. Своих средств у компании не было, поэтому ждал денег от головной компании. В определенный момент – 2012-2013 годы – Невейницын позвонил и сказал, чтобы я выгонял подрядчиков. Я спросил, а как же быть с выполненными работами – у нас же договоры? На это он ответил, что я виноват, что компания задолжала подрядчикам, поэтому должен сам решать эти проблемы – у него денег нет. Компания еще долго расплачивалась по судам за выполненные работы. То, как сам Невейницын вел себя с подрядчиками, – это вообще отдельная история”, - вспоминает Ковыряев.

Эпизод 2-й: в бегах
Однако Ковыряев, за то время пока работал директором “ЭПК”, успел не только реконструировать корпуса для “Ленты” и логистического центра, но и два года побыть под следствием. Это, как и сейчас, произошло по воле его босса. В 2010 году Невейницын отправляет Ковыряева и юриста одной из компаний во Владикавказ. Там они пришли в “Арт-банк”, где предъявили документы на получение денег по переуступке долга на 100 млн рублей. У юриста была доверенность от той фирмы, чей счет был открыт в банке. Однако работники кредитного учреждения оказались несговорчивыми и позвонили в саму фирму, где крайне удивились и сказали, что никаких документов не подписывали.
“Мы тогда уехали без денег, а уже через 2 дня мне позвонили подчиненные и сообщили, что к нам в офис пришли сотрудники ФСБ, ищут меня. Я исчез на 2 года (был объявлен в федеральный розыск). Жил дома у Невейницына, на съемных квартирах в разных городах России. Какое-то время вообще не мог понять, почему меня ищут. Как потом выяснилось – юрист был левый, как и документы. Фирму, которую планировалось кинуть, – была партнером Невейницына, посчитавшим, что она ему должна. А поскольку за деньгами приехал я, то подозрения в покушении на мошенничество пали на меня.
Когда спросил – зачем он это сделал, он ответил, что решит все проблемы. И действительно решил – в 2012 году дело закрыли. Он смог решить все вопросы в арбитражных судах и экспертизах за два года, пока я был в бегах. У Невейницына был и другой принцип – зачем платить, если можно не платить”
, – рассказал Ковыряев.
По словам Ковыряева, он уже тогда понимал, что с Невейницыным было бы правильным разойтись, но не решился – пойти было некуда – в семье родился ребенок, были долговые обязательства: “Хотя иногда были мысли, что такие отношения могут закончиться чем-то таким, что происходит со мной сейчас. Думаю, что за то время, пока был в розыске, Невейницын смог перестроить схему управления в компании “ЭПК”. Когда я вернулся на работу, то это ощутил. Он выбрал период между 2010 и 2012 годами не случайно – можно было выдумать что угодно – меня же не было. Невейницын всегда нормально общается с человеком, пока он ему нужен, а потом…”.
Именно поэтому Невейницын не захотел платить Ковыряеву, когда тот попросил долю в бизнесе во время строительства торгового комплекса на Химиков, 1: “Я сказал, что хотел бы получить долю. Посчитал, что я имел право на это, учитывая события предыдущих лет. Невейницын тогда заявил, что я получаю нормальную зарплату, но все-таки согласился оплатить мой труд отдельно. Выглядело это так – он приезжал в офис, проводил планерку, а когда все расходились, доставал конверт, бросал его мне и уходил”.
Долю потом там получил другой перспективный топ-менеджер, который достраивал в Саратове ТК “Рубин”. К тому времени Ковыряев уже не работал на Невейницына – он его просто выгнал.

Эпизод 3-й: мы с тобой не работаем
В 2015 году, трещина, появившаяся между Ковыряевым и Невейницыным в 2012 году, превратилась в огромную пропасть. Невейницын давно зачищал свои предприятия от людей, которые имели собственную точку зрения. И его не устраивало, что рядом с ним находится человек, который что-то требует и при этом много знает о его империи. Поэтому однажды он приехал к Ковыряеву и сказал, что “мы больше с тобой не работаем“. Через несколько дней сотрудники Невейницына попытались изъять из “ЭПК” всю документацию. Ковыряев помешал, но не надолго. Документы все-таки исчезли. В этот же день – 14 октября 2015 года – Ковыряев написал заявление в полицию, но тщетно. К слову сказать, за три года исписана тонна бумаги, документы не найдены, распоряжения прокурора не выполнены. Ковыряева опросили один раз – 8 августа этого года – спустя три года после обращения в полицию.
В “ЭПК” при увольнении началась ревизия, служебная проверка, исчезновение документов повесили на Ковыряева. ”Но позже эти документы всплыли в арбитражных судах, материалах уголовного дела, которое расследовало СК в 2016 году. Тогда 10 месяцев шло следствие, которое так ничего и не “нарыло”, – говорит Ковыряев.
Теперь – в 2018 году, Невейницын вспомнил о трубах, о которых почему-то не вспоминал, – в 2012 году, при покупке “Олеонафтой” у “ЭПК” всего имущества, и в 2015 году, когда созданная им комиссия 1,5 месяца инвентаризировала имущество “ЭПК”. Появились странные документы, о которых свидетели говорят, что не подписывали их.
Тем временем Ковыряев уже месяц, как находится под домашним арестом. За это время он многое вспомнил и переоценил, разобрался в своих ошибках, но и оценил слабые места своего бывшего работодателя, а их немало – слишком многих людей, работавших на Невейницына, оболгали и изгнали из бизнес-империи, а некоторых и вовсе довели до нищеты.

Но на этом история не заканчивается… “ОМ” продолжит следить за развитием событием, а также попытается разобраться, каким образом появилась бизнес-империя Невейницына.

Фото – “Бизнес-вектор”, “Саратов24″