КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Их дворы и наши: что такое хорошо и что такое плохо



Автор: Антон Морван

Их дворы и наши: что такое хорошо и что такое плохо
Так повелось, что в “приличном” обществе считается правилом хорошего тона высказывать “фэ” в отношении современной архитектуры, какой бы она ни была. Не важно, что возводят и как: главное — проявить себя всезнающим экспертом и повторить вслед за героем новогодней экранизации Стругацких: “Кто так строит?!“. Это продолжается уже не одно столетие. Привыкшие к старому-доброму Парижу французы некогда мечтали если не гильотинировать, то повесить инженера Гюстава Эйфеля на его модерновой башне из металла. Консервативные британцы в один голос с Достоевским в “Записках из подполья” мечтали уничтожить один из символов Викторианской эпохи — Хрустальный дворец Лондона, который, на их счастье, погиб в огне. Не были исключением и поклонники “исконно-посконной” Москвы, поливавшие память о ней горькими слезами, когда члены команды Лазаря Кагановича расширяли в 1930-е улицы и возводили пролетарские дворцы на месте трущоб и контрастирующих с ними купеческих особняков (к слову, как и нынешние “актёры МХАТа” не переносят политику Сергея Собянина, выпилившего из города торговые шалманы вкупе с архаичной системой парковки, на место которых пришли замощённые ненавистной плиткой широкие тротуары и прочий “хипстерский урбанизм”, а российская столица по степени благоустройства встала в один ряд с ведущими мегаполисами мира).
Впрочем, дыма без огня не бывает, и к качеству, удобству, а также эстетическому уровню возводимых зданий претензии возникают не на пустом месте, о чём наглядно свидетельствует саратовская повседневная градостроительная практика. Но сегодня — не о набивших оскомину маловысокохудожественных новостройках, а об уровне городской среды, который в Саратове, погрязшем в реалиях выпотрошенной экономики и, как следствие, разрушенной инженерной инфраструктуры, а также местных кланово-архаичных представлениях о прекрасном, пробивает дно куда быстрее, чем качество массовой архитектуры. В этом нетрудно убедиться, посетив любой новый микрорайон несостоявшейся “столицы Поволжья”.
Не надо даже ехать в удалённое Иволгино, где нечистоты, по сообщениям СМИ, сливаются в Волгу из-за особенностей хитрого водоотведения. Можно ограничиться относительно более близким к центру города каким-нибудь Юбилейным и его предместьями, новым Солнечным или новостройками на месте почившего на ниве “стабильности” авиазавода. Везде увидим почти одно и то же: кварталы, несильно, казалось бы, стеснённые, как объекты точечной застройки в центре или на других сложившихся территориях, возводятся максимально “убористо”. В довесок к высокой плотности и, как правило, внушительной высотности застройке в новых микрорайонах имеет место нехватка объектов социальной инфраструктуры (даже видные члены Партии признали, что, к примеру, в Солнечном застройщики пожадничали с детсадами, школой и поликлиникой). Зато пространство между домами, ещё не успели новые жители заполнить все новостройки, наводняется частными автомобилями, а дворы превращаются в дикий парковочный ад. К этому располагает планировочная структура новых жилых массивов, основанная на, мягко говоря, явно не бьющихся с реальностью расчётах местных девелоперов. Несколько лет назад блогер Денис Жабкин приводил соответствующую фактуру: в ЖК “Изумрудный” вместо стоянок для постоянного хранения 3 356 автомобилей предусмотрено всего 1 020; в микрорайоне “САЗ” вместо около 2 000 мест для автомобилей предусмотрена стоянка на 156 машин; в 22-этажном ЖСК “Буй” (2-я очередь) на 120 квартир предусмотрены дворовая автостоянка на три автомобиля и гостевая на девять. Ну и так далее — почти на всех слушаниях, посвящённых вопросам землепользования и застройки, эти темы регулярно всплывают, вызывая негатив со стороны жителей, но городские власти в “конструктивном диалоге” с застройщиками продолжают поддерживать подобную практику и ничего, собственно, не меняется. Во всяком случае, в лучшую сторону.
В результате дворовое пространство и улицы новых (да и не только новых) кварталов становятся враждебной средой для пешехода и пассажира общественного транспорта (последний в Саратове системно деградирует в угоду архаичным системам частных маршруток, но сейчас не об этом), а сами недавно застроенные территории уже в первые годы эксплуатации стремительно маргинализируются, становясь чем-то вроде изолированных гетто с депрессивно-суицидальной повседневностью. По сути, современные саратовские дворы новостроек — это агрессивный синтез стоянок и изредка детских площадок посреди асфальта. Неудивительно, что такая не предрасполагающая к коллективизму среда (бытие определяет сознание) будет порождать криминальный тип поведения местных жителей, атомизацию общества и прочие крайне неприятные тенденции.
Вот, собственно, как это выглядит:

Всплывающая подсказка
Микрорайон “Русинвест” — “бараки, длинные, как сроки“, между которыми никаких общественных пространств, кроме дорог.

Всплывающая подсказка
Там же. DIY-благоустройство. Фото Дениса Жабкина.

Всплывающая подсказка
Солнечный-2. “Вытоптанные” автомобилями каменные джунгли. Фото Дениса Жабкина.

Всплывающая подсказка
Посёлок Юбилейный. Парковочный хаос.

Всплывающая подсказка
Микрорайон “Цветочный” быстро стал похож на какую-нибудь резервацию малоэтажной Америки. Фото Дениса Жабкина.

Всплывающая подсказка
Из-за доступа частного транспорта во дворы и отсутствия централизованных парковочных мест Саратов оказался городом для автомобилей, а не людей. Фото Дениса Жабкина.

Всплывающая подсказка
И никаких вам тротуаров. Ходите по автодорогам и ешьте блины с лопатФото Дениса Жабкина.

Господствующие в Саратове, как и в большинстве других городов России, девелоперские компании, несмотря на дежурные электоральные заявления местных “элит” про необходимость “благоприятной среды обитания человека” и прочее бла-бла-бла, не заморачиваются с решением инфраструктурных вопросов. Экономя на упомянутых уже больницах и школах, которые за последние два десятилетия принято подвергать оптимизации, никто, по сути, не вкладывается и в создание общественных пространств. Это же дополнительные инвестиции, а следовательно, и сокращающие сверхприбыли издержки, без которых непритязательные потенциальные приобретатели нового жилья обходятся, довольствуясь резервациями. Поэтому проще всего не придумывать ничего нового и брать за основу несколько ревизованные советские образцы внутриквартального планирования. Тут я не собираюсь уподобляться Варламову и Ко с его априорным антикоммунизмом, именующему нынешние плохие градостроительные традиции “совковыми”. Советские планировочные стандарты жилых микрорайонов, в которых внутриквартальные проезды выполнялись без изоляции от автодорог (а то и линейно вдоль них) и организации парковочного пространства (что и стало сегодня их слабым местом, а также козырем для коммерсантов), потеряли актуальность в силу того, что реализовывались в других реалиях — при существенно более низком уровне автомобилизации населения. Следовательно, и проблем с парковочными метастазами изначально там не возникало. Зато было то, от чего современные девелоперы благополучно отказались, — это высокий коэффициент озеленения и большие пространства между постройками (последние сегодня как раз активно добиваются точечной застройкой).
Естественно, не все современные строительные компании в России идут по пути деградации селитебных территорий, наплевательства на инфраструктуру и потенциальных клиентов. Учитывая мировой опыт, в ряде городов России за последние 10 с небольшим лет стали появляться образцовые кварталы, в которых на высоком уровне выполнено не только архитектурное решение жилых и общественных зданий, но и придомовое пространство. Эта практика отсылает нас не только к современному передовому опыту европейских городов, построивших своё благоденствие за счёт более справедливого распределения сверхприбылей, нежели при среднестатистическом капитализме, но и к советским нормам внутриквартального коллективизма — принципам социалистических городов 1920-1930-х, в которых большая роль отводилась общественным досуговым зонам не только внутри, но и вне зданий.
Если 10–15 лет назад мы пользовались телефоном и интернетом исключительно в квартирах и офисах, то сегодня такое возможно везде, куда бы мы ни пошли, — в любом кафе, магазине, парке и даже в метро. Из-за этого мы проводим гораздо больше времени за пределами нашего дома, а все домашние функции переносятся в общественное пространство. Частное пространство становится менее важным. Как ни странно, мы видим процесс коллективизации, похожий на то, что нам показывали советские архитекторы 1920-х годов. Какой-то новый коммунизм“, — объясняет основатель журнала “Проект Россия” голландский архитектор Барт Голдхоорн.
К слову, именно он участвовал в проектировании ряда современных кварталов в разных городах нашей страны. По проектам Голдхоорна и других продвинутых архитекторов появились уже десятки таких объектов, которые возводят несколько девелоперских компаний.
Дворы в таких комплексах “свободны” от автомобилей (парковки устраиваются в отдельных постройках за пределами квартала) и предназначены исключительно для коммуникаций жителей — с общественными и игровыми зонами, огороженными участками для выгула животных и т.д. Для минимизации ощущения “опасности” двора предусматривается масштабное освещение, а пространство декорируется дизайнерской уличной мебелью и креативным озеленением, зачастую с использованием экологического ландшафта местности (акцент на водоёмах, перепадах высот, бережном отношении к сложившимся до застройки зелёным насаждениям). Подъезды в таких комплексах выполняются с прозрачными входными группами и оригинальным интерьером, а сам вход находится на уровне земли в интересах маломобильных групп населения. Человеку, привыкшему к саратовским каменным джунглям с грязью и неустроенностью, может показаться, что речь идёт не о России, а о какой-нибудь Норвегии или Дании, ну в крайнем случае, о Москве. Но подобные современные комплексы “для людей” появляются не только в благополучной столице. Что важно, это отнюдь не элитное жильё, но вполне социальное. Особенно учитывая цены, как правило, не превышающие стоимости квартир в домах, скроенных по старым лекалам, а также небольшие площади жилья в “умных” кварталах, свойственные для эконом-класса.

Всплывающая подсказка
Современный двор в Новосибирске.

Всплывающая подсказка
Двор без машин в Екатеринбурге.

Всплывающая подсказка
Освещение современного квартала в Тюмени.

Всплывающая подсказка
И в Новой Москве.

Всплывающая подсказка
Двор без машин в Новой Москве.

Всплывающая подсказка
Низкопольные “прозрачные” подъезды.

Всплывающая подсказка
Здание многоэтажной парковки за пределами жилого квартала.

Всплывающая подсказка
Бетонные заграждения, отделяющие пешеходную зону двора в Новой Москве.

Всплывающая подсказка
Кварталы “умного” жилья в Иннополисе, Татарстан. Фото Дениса Жабкина.

Подобные “издержки” на качество жизни в Саратове кажутся малореализуемыми, пока регион находится под железной пятой нынешних “хозяев дискурса”, его экономика решительно “сломана” деиндустриализацией последних двух десятилетий, а страна разломана на то, что внутри МКАД и за ним. Но, как уже говорилось выше, градостроительное чудо сегодня возможно не только в бюджетообеспеченной Москве. В Саратове, который, к счастью, также не остался в стороне от передовых тенденеций, их пытаются реализовать с помощью столичных экспертов. Тут стоит отметить работу КБ “Стрелка” в области создания дизайн-кода и отказа от “кислотных” вывесок, разработку Объёмно-пространственного регламента для защиты объектов культурного наследия (его должны были утвердить ещё в начале года, но местные игроки, по всей видимости, предпринимают всё возможное, чтобы этого не произошло), а также совместный с бюро SNOU project удачный опыт создания линейного парка на ул. Рахова.
Показательно, что местное девелоперское лобби крайне нервозно отнеслось к проектам москвичей (даже когда тех, было, поддержали на самом федеральном верху), запустив против “Стрелки” тяжёлую медийную артиллерию и мелкие “торпеды” в виде разного рода сетевых псевдообщественников. Беспокойство саратовских горе-застройщиков вполне понятно — нечто подобное было описано Иваном Крыловым в басне “Слон и Моська”. Ведь любой гипотетический заход иногородних, особенно столичных, инвесторов (вкупе с директивным внедрением современных правил благоустройства) на территорию саратовских лоббистов грозит обрушить последних по всем законам экономического жанра. Несмотря на всю политическую и медийную специфику региона и всевластие его некрупного теневого кукловода.

Источник: https://om-saratov.ru/social_article/19-november-2018-i67703-ix-dvory-i-nashi-chto-tako