КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Продано на стройматериалы. Культурное наследие немцев Поволжья разбирают на кирпич



ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ

Старая немецкая школа после начала демонтажа 

В селе Орловское Марксовского района неизвестные начали разбирать старинную немецкую школу 1892 года постройки. Информация об этом появилась в социальных сетях в конце октября. К этому моменту жители Орловского уже собрали 60 подписей в защиту здания и написали обращение в прокуратуру. А прокуратура постановила приостановить работы – поскольку здание имеет признаки объекта культурного наследия, хотя в реестре ОКН не значится. Сейчас здание огорожено, разбор прекращен, а управление по охране объектов культурного наследия региона в ближайшее время совместно с общественным советом решит – признавать полуразобранную школу выявленным объектом культурного наследия или нет.

Меж тем жители села готовы общаться с прессой только на условиях анонимности. Поскольку активистам, выступающим против разбора старинной школы, угрожают – «кирпич случайно на голову упадёт». Сельчане знают, что угрозы эти не пустые – Вячеславу Ломидзе, марксовскому народному дружиннику, за его общественную деятельность кирпичи в окно бросали дважды.

ИСТОРИЯ УХОДИТ С МОЛОТКА

Старая немецкая постройка из красного кирпича со слепыми окнами без стекол стоит без крыши. Часть стены разобрана. Рядом валяется битый кирпич. Чтобы осмотреть здание, приходится протискиваться под импровизированным забором, установленным по требованию орловчан – сначала работы по демонтажу велись без ограждения. Сейчас на объекте никого нет. В пустых коридорах гуляет ветер.

Немецкая школа в Орловском на старой фотографии
Немецкая школа в Орловском на старой фотографии

Когда-то здесь была школа, построенная немецкими колонистами на «школьный налог». В селе память о тех временах, когда тут жили поволжские немцы, хранит местный краевед-любитель Александр Рыбалко.

Александр Иванович Рыбалко, краевед-любитель
Александр Иванович Рыбалко, краевед-любитель

Орловское было основано в конце XVIII века и никогда не имело немецкого названия – оно названо в честь графа Григория Орлова. Он ведал переселенцами – был президентом Канцелярии опекунства иностранных (именно так три столетия назад называлось одно из центральных государственных учреждений в Российской империи). Село начиналось с 87-ми немецких семей из Саксонии, Ангальт-Дессау и Цербста. К концу XIX века разрослось до четырех тысяч человек, а в 1912 году здесь уже жило шесть тысяч.

Александр Иванович разворачивает старую карту села и показывает: здесь на главной площади стоял храм, построенный в 1860 году на храмовый налог (сейчас в бывшей кирхе, колокольню которой снесли еще в 1972 году, располагается сельский клуб). Рядом с храмом – приют для глухонемых сирот, также выстроенный в конце XIX века на деньги местных жителей, попечителями приюта были Николай Ротермель и Готлиб Вольф. Усадьба Вольфа сохранилась в целости – она располагается в начале главной улицы. А здесь – школа.

Орловское
Орловское

Орловское было богатым селом – трудолюбивые немцы выращивали табак для саратовской табачной фабрики Штафа, пшеницу, растили фруктовые сады, добывали дрова на островах, ловили рыбу, наладили переправу через Волгу. Богатые семьи Ротермелей, Вольфов, Беккеров были попечителями местного приюта, помогали в строительстве кирхи и школы. Следы немцев Поволжья в Орловском почти стерлись – многие дома разобраны, нет больше садов и табачных плантаций, разрушены амбары и мельницы. Время источило даже тяжелые мельничные жернова, которые для водяной мельницы Беккер вез из самой Англии. Они лежали в устье реки Гнилухи – Александр Иванович вспоминает, как мальчишкой со своими приятелями он лазил по ним. Рыбалко помнит плетеную мебель в сельском медкабинете – тоже наследие немцев. А во дворе у него стоит маленькая литая тележка с фабрики Готлиба Вольфа – ей уже сто лет, но там только дерево поменять – и хоть сейчас пользуйся. Тележка да несколько старинных зданий, возведенных немцами, – вот и все вещественные доказательства принадлежности Орловского к республике немцев Поволжья.

Та школа, что сейчас стоит без крыши, в дореволюционные времена была вроде ремесленного училища – здесь не только обучали грамоте, но и давали профессию: агронома, ветеринара, учителя, коммерсанта и даже священника.

Бывший приют в Орловском немецкой постройки
Бывший приют в Орловском немецкой постройки

В 30-е годы, когда Советский Союз спасал детей испанских республиканцев, в этой школе вместе с орловчанами и приютскими беспризорниками учились испанские пионеры. В 1939 году в сельский детский дом привезли первую группу детей из Испании, а в 1942-м – вторую. Многие испанцы до сих пор поддерживают связь со школой.

На этом здании Александр Иванович хотел повесить мемориальную доску – в селе родился Герой Советского Союза Владимир Венцов – в возрасте семи лет он вместе с родителями переехал в Саратов. Вообще-то он тоже был из русских немцев, и звали его Вольдемар Карлович Венцель. Чтобы его взяли на фронт, пришлось поменять документы. Печальная судьба немцев Поволжья известна всем – колонистов выселяли в 24 часа. Орловских немцев, по словам Рыбалко, выселили 5-6 сентября 1941 года. Венцель погиб в 1943-м при форсировании Днепра. Теперь мемориальная доска в память о герое, уроженце Орловского Вольдемаре Венцеле, поволжском немце, висит на здании, построенном в советские годы.

В новое здание орловская школа переехала в конце 60-х. В старом здании сначала располагался интернат для школьников из окрестных сел, библиотека, хозяйственный склад, общежитие для работников колхоза. В 90-е здание в первый раз горело. Участок под старой немецкой школой ушел предпринимателю с аукциона, а в 2009-м году администрация Марксовского района продала ему постройку как стройматериалы за 150 тысяч рублей.

КОМУ КИРПИЧ НА ГОЛОВУ УПАДЕТ?

Все началось в сентябре. Когда орловчане привели своих школьников на линейку, старая школа имела вид привычный: заброшенное, но еще крепкое здание портило праздничные фотографии, поскольку отчаянно нуждалось в ремонте. Дней через пять сельчане заметили на крыше рабочих. Обрадовались – наверное, латают – крыша кое-где подтекала. Еще через пару дней полетели кирпичи. И всё завертелось.

Новая и старая школы. Близкое соседство
Новая и старая школы. Близкое соседство

Во-первых, жители Орловского выяснили, что о безопасности школьников никто не позаботился – старая немецкая постройка отстоит от здания школы на 2,5 метра. Рабочие, руками разбиравшие кирпичную кладку, пообещали вскорости пригнать тяжелую технику и ломать. Ответственных за возможное падение кирпича на головы орловских школьников активные жители найти не могли: Подлесновское муниципальное образование, в которое входит село Орловское, и его глава Елена Березина оказались не у дел, поскольку здание в свое время стояло на балансе Марксовского района. Представители районной администрации, выехавшие на место, тоже развели руками – постройка продана, участок находится в частных руках – дескать, «мы тоже ни за что не отвечаем». Прораб по демонтажу здания, представившийся «просто Алексеем» (Марксовская межрайонная прокуратура позже выяснила, что это был предприниматель Алексей Труляев), якобы заявил, что в документах его фамилия нигде не значится и он ответственности не несёт.

Во-вторых, орловчан волновала историческая ценность немецкой школы, никем не учтенная при продаже здания на кирпич и доски.

– Это наше, орловское, это наша история! – в один голос восклицали защитники здания. – Что мы детям после себя оставим? Кирпич да гнилушки?

Районная прокуратура установила, что здание старой школы обладает признаками объекта культурного наследия. Но при списании с баланса старой немецкой постройки районная администрация этот момент не учла, хотя согласно закону «Об охране объектов культурного наследия» с момента обнаружения признаков в течение трех дней должна была направить заявление о нем в областное управление охраны ОКН. Коллеги из издания «Наш Маркс» записали встречу главы Марксовского района Дмитрия Романова и его заместителей с орловскими активистами. В разговоре выяснилось, что если и проводилась какая-то экспертиза о признании здания аварийным (что вряд ли), то документы, это подтверждающие, давно утеряны. В общем, концов не найдешь.

А разбор здания между тем продолжался, даже несмотря на запрет прокуратуры. Объявление о продаже немецкого кирпича б/у по 10 рублей за штуку появилось на Авито.

– Звоню по номеру телефона в объявлении, говорю: мне нужен кирпич немецкий, дом обложить. Но только чистый, а не тот, который с бывшего туберкулезного здания в Марксе, – рассказывает защитник немецкой постройки. – А мне в ответ: мы вам чистый привезем, с орловской школы.

Активистам, ежедневно проверяющим – выполняется ли прокурорский запрет, стали угрожать.

– Труляев мне сказал: ты чего тут ходишь? Не боишься, что кирпич на голову прилетит? – рассказывают защитники.

Воплощения угроз орловчане опасаются неспроста. Марксовский народный дружинник Вячеслав Ломидзе, недавно ввязавшийся в историю с незаконным вывозом песка из марксовского песчаного карьера, в которой замешаны сотрудники муниципальных предприятий Марксовского района и депутаты районного собрания, дважды получил кирпичом в окно.

Вячеслав Ломидзе
Вячеслав Ломидзе

 

ВСЕ ТУРИСТЫ ЕДУТ В ЗОРКИНО

Раньше туристы – потомки поволжских немцев – заглядывали в Орловское довольно часто.

– По два автобуса приезжало, – вспоминает Рыбалко. – И молодые, и пожилые, и из Германии, и из России.

Он показывает книгу Татьяны и Виктора Гергертов – у нее на форзаце напечатана карта старого села. Предки Гергертов были орловчане – в книге, посвященной семейной истории, много фотографий семьи и видов села. А их дом сохранился в Орловском до сей поры. Профессор Калифорнийского университета Ирма Арнхольдт, чьи родители жили в Орловском, в девяностых приезжала в гости к Рыбалко дважды. И привозила с собой старую карту.

Карта Орловского в книге Гергертов
Карта Орловского в книге Гергертов

– Огромную такую, – разводит руки в стороны Александр Иванович. – Мы с ней вместе ходили по селу и отмечали крестиками, какой немецкий дом уцелел, а какой разобрали. Любому немцу, у кого предки из Орловского, я до сих пор могу показать, где был дом его семьи, остался он или разрушен. У Лейманов, они из Сибири приезжали, тут шесть домов было – шесть семейных веток. Я им сохранившиеся дома показывал.

Интерес у немцев к своей старой родине огромный. Но сейчас большинство туристов едет прямиком в Зоркино, где Карл Лоор восстановил разрушенную кирху.

Бывшее имение и фабрика Готлиба Вольфа
Бывшее имение и фабрика Готлиба Вольфа

Жители села считают, что можно привести в порядок старые постройки и одно это уже сыграет на руку туристической привлекательности района. Но, увы, второго Лоора никто не ищет, а Марксовская администрация разводит руками – постройки уже не наши, мы собственникам не указ.

Пока идут споры вокруг разбора старой школы, собственник бывшего детского приюта, построенного немецкими колонистами, разобрал на здании крышу – как говорят сельчане, чтобы не платить налоги.

Литая тележка производства фабрики Готлиба Вольфа
Литая тележка производства фабрики Готлиба Вольфа

 

СТАТУС ОКН НЕ ПАНАЦЕЯ ОТ РАЗРУШЕНИЯ

Наталия Коляденко, начальник отдела учета объектов культурного наследия Управления по охране объектов культурного наследия Саратовской области:

– К нам действительно несколько недель назад поступало заявление от некой гражданки с просьбой о включении в реестр выявленных объектов культурного наследия старой немецкой школы в Орловском. Объект этот действительно интересный. Сейчас мы направили запросы в государственный архив Саратовской области и в архив Марксовского района, в местный музей краеведения и в районную администрацию, чтобы получить максимально полную историческую справку о постройке. Как только ответы придут, мы на общественном совете примем решение о включении или невключении школы в реестр выявленных ОКН.

Сейчас, пока школа не включена в реестр, мы никаких решений по бездействию собственников постройки принимать не можем. Но надо понимать, что если школа будет включена в реестр выявленных ОКН, то и в этом случае привлечь собственника к ответственности будет очень сложно. Поскольку на выявленные объекты культурного наследия даже охранное обязательство не составляется. Поэтому поставить объект в перечень выявленных – это полдела. Для включения его в реестр ОКН надо провести определенную работу. Нам же в рамках госзадания выделяются на проведение экспертизы мизерные средства, а списки выявленных объектов у нас обширные.

Что до других объектов в селе, которые, по вашим словам, также имеют признаки ОКН, то тут многое зависит, насколько в сохранении культурного наследия заинтересована районная администрация. По опыту своей работы могу сказать, что если нет доброй воли хотя бы со стороны администрации, если нет заинтересованности в туристической привлекательности, в сохранении историко-культурного наследия, то вся работа добровольцев уходит в песок. Даже под охраной такой объект, скорее всего, будет брошен и будет продолжать разрушаться.

Дом культуры села Орловское (бывшая лютеранская церковь)
Дом культуры села Орловское (бывшая лютеранская церковь)

Источник: https://fn-volga.ru/article/view/id/575