КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



После Радаева 3



 Как мы уже отмечали в своих предыдущих публикациях (После РадаеваПосле Радаева 2), посвященных развитию событий до и после вероятного ухода Валерия Радаева с поста губернатора Саратовской области, не найдя на самого Радаева необходимых компрометирующих материалов, недруги его куратора Вячеслава Володина, решили брать его в “артиллерийскую вилку”. Это такой метод обстрела, когда главная цель не поражается, зато достается тем, кто рядом. Кучность обстрела продолжает нарастать. Мы уже отмечали, что не проходит и дня, чтобы очередная негативная новость о том, что в Саратовской области снова “начудили”, не достигла федеральных каналов. Не замечать все более усиливающегося давления извне уже нельзя. Оно очевидно и, по всей вероятности, будет только возрастать

Таинственное исчезновение трубы на очистных сооружениях в Вольске. Наши дни
Таинственное исчезновение трубы на очистных сооружениях в Вольске. Наши дни

Саратовская область плотно взята в перекрестье прицела ведущих федеральных каналов ТВ. Как мы полагаем, это связано не с инициативой руководства этих каналов. Скорей всего, существует установка, согласно которой  наш регион вошел в число приоритетных в части освещения всего негативного, что может произойти на территории. Последний громкий случай – прорыв на многострадальных очистных сооружениях в городе Вольске, которому был посвящен специальный сюжет на НТВ.

Столь пристальное внимание федеральных СМИ к нашему региону – это прежде всего ресурсы, ресурсы, которые вкладываются за возвращение контроля над территорией. А если учесть, что указания о том, как подавать события в Саратовской области поступают из центра, к которому руководство каналов прислушивается безоговорочно, т.е. из Администрации Президента (АП), то станет понятным откуда дует ветер.

Стоит отметить, что подобного рода “технология” нагнетания негативного имиджа – далеко не нова. Она использовалась и в прошлые годы. Точно также создавался негативный фон, когда “валили Аяцкова”. Правда, в случае в Дмитрием Федоровичем, остриё копья было направлено персонально против губернатора, хотя активно давили и его окружение, например бывшего вице-губернатора Сергея Шувалова, а чуть позже и Владимира Марона. Сергея Шувалова даже хотели посадить, впрочем, как и самого Дмитрия Аяцкова.

Сергей Шувалов когда-то сановный чиновник, а ныне успешный пенсионер
Сергей Шувалов когда-то сановный чиновник, а ныне успешный пенсионер

Особых масштабов достиг “вал негатива” и во времена, когда “ушатывали” Ипатова.Финалом такого “ушатывания” стало знаменитое селекторное совещание в ходе которого Президент РФ Владимир Путин порекомендовал Павлу Леонидовичу “заменить голову”. Это был окончательный сигнал того, что дни Павла Ипатова на посту губернатора Саратовской области – сочтены. Это не считая многочисленных провалов его внутренней политики, которую особенно активно поддерживали тогдашние СМИ, численность которых во времена Ипатова было на порядок выше, чем сегодня. Одним словом: в информационной войне против ставших неугодными воевод были, конечно, нюансы. но в целом “технологии” использовались одни и те же.

В настоящее время настала очередь Радаева. Опять-таки, отметим, что сам Радаев из себя мало, что представляет. Его “гонители” видят в нем сугубо техническую фигуру и его смена нужна, как мы полагаем, исключительно для перехвата контроля над территорией.

В прошлых публикациях мы задавали себе вопрос: что же такого ценного есть в нашем богом забытом краю, что за него идет настоящая битва. Мы многого не знаем. Не знает и того, что где-то на территории Саратовской области есть свой Клондайк, но на поверхности уже вырисовываются некоторые направления, за которые идет борьба. Это сферы так называемого “вечного бизнеса”. К ним можно отнести системы жизнеобеспечения. Например, водоснабжение и водоотведение и сбор и переработка мусора.

Нетрудно заметить, что в этих направлениях в последнее время борьба заметно обострилась.

Павел Ипатов еще под крышей
Павел Ипатов еще под крышей

Важным индикатором, который регулярно показывает отношение обороняющейся стороны является депутат ГД Николай Панков. Как только Николай Васильевич начинает резко критиковать ту или иную систему, можно быть уверенным, что борьба вышла на новый виток. В частности Панков неоднократно подвергал резкой критики работу Концессии водоснабжения Саратова (КВС) и АО “Управление отходами”. Вне всякого сомнения – эти структуры явно не близки нынешнему руководству области, хотя и здесь есть нюансы.

Мы не будем подробно останавливаться на раскладе, которые стали формироваться после захода в Саратовскую область этих структур, эта тема для отдельной публикации. Мы можем лишь констатировать, что данные сферы жизнеобеспечения представляют из себя сферы повышенного интереса и Саратовская область далеко не первый и не последний регион, который стал территорией передела влияния в этих системах.

В целом же в системах кормления, когда вход в них находится в руках куратора, можно наблюдать работу механизма. который предполагает, что любой заход на территорию невозможен был согласования с куратором. На примере Саратовской области мы можем наблюдать, как этот механизм работает. Здесь мы не открываем ничего нового. Так это работало и в те былинные времена, когда система кормления была возведена в официальный институт. И если какой-либо боярин контролировал ту или иную территорию, отданную ему в кормление, это значило, что другой боярин не мог вторгнуться в сферу его интересов. Система стала ломаться в тот период, когда на смену системе кормления стала приходит система поместного землевладения. Хотя, стоит отметить, навсегда эта система никогда не исчезала.

Бояре ждут приезда куратора
Бояре ждут приезда куратора

Разумеется, боярин-кормленщик должен получить ярлык на кормление от государя. За это он получал не только контроль над территорией за вычетом положенных налогов и сборов в государеву казну, но и обязался обеспечить на вверенной ему территории устойчивый порядок. Бывало и так, что боярин направлялся в ту или иную волость, чтобы усмирить бунт, наказать бузотеров, а потому уже покрыть свои убытки за счет насельников территории.

В нашем случае, если судить на основе примеров прежних правлений, от Юрия Белых, до Павла Ипатова, борьба за пост губернатора разворачивалась исключительно ради установления контроля над территорией со стороны заинтересованных групп влияния. Старожилы знают, как с уходом прежнего губернатора исчезали его фавориты и как с приходом нового появлялись новые фавориты. Где, скажите, сегодня те строительные организации и иные фирмы, которые процветали при Ипатове и во главе которых стояли такие деятели ипатовского периода правления, как Мажаров, Кискин, Шалабанов? То-то и оно.

Поэтому на нынешнем этапе борьбы мы можем наблюдать нечто подобное. Приходит новый губернатор и начинается передел. Уходит старый губернатор и следом за ним уходят и те, кто благоденствовал в годы его правления.

Сегодня всесильный при Ипатове Михаил Кискин затерялся где-то в полях политического небытия. тем не менее, он по-прежнему крупнейший акционер ОАО "Облкоммунэнерго"
Сегодня всесильный при Ипатове Михаил Кискин затерялся где-то в полях политического небытия. тем не менее, он по-прежнему крупнейший акционер ОАО “Облкоммунэнерго”

Грубо говоря, Аяцкова курировала Семья, Ипатова – Росатом, Радаева – Володин.  Разумеется, здесь могут быть все те же нюансы, но суть от этого мало менялась. Однако вернемся к главному, к бенефициарам борьбы за территорию.

Если им удастся дожать Валерия Радаева, то позиции его куратора будут очень сильно поколеблены. А если точнее, то ему придется перейти в оппозицию новым кочевникам, который попытаются завладеть территорией, как это уже было во времена Павла Ипатова.

Для Вячеслава Володина переход в оппозицию “новым захватчикам” – не новость. Он показал, как может биться за родную землю, когда на ее просторах бесчинствовала “балаковская сечь”. Поэтому, если вдруг такой перехват состоится, то Саратовская область может вернуться в состояние, в котором она пребывала в течение почти всей ипатовской семилетки с 2005 по 2012 год.  Восстанут из пепла некоторые СМИ, оживятся социальные лифты, будет произведено переформирование рядов бойцов и сформированы резервы, в том числе возникнет новый кандидат в воеводы.

Ну мы еще посмотрим, кто кого
Ну мы еще посмотрим, кто кого

Если “захватчики” пойдут тем же путем, которым шел Павел Ипатов, отдавший регион на поток и разграбление своим близким и дальним друзьям и партнерам, то их ждет судьба ипатовских сечевиков. Правда, для этого понадобиться время, но, как известно, в политике одерживает победу тот, кто умеет ждать.

В начале “эры Радаева”, когда “поникли стяги Павловы”, не было более важной задачи, чем замирить местную элиту, которую сильно раздражала вольница ипатовских сечевиков. Новый куратор региона, коим, как вы поняли, стал Вячеслав Викторович Володин. и не скрывал того, что не меч он принес на родную землю, но мир. Однако этот мир был обоюдоострым.  Те, кого не устраивал “новый чудный мир”, очень быстро прижимали к ногтю. Сворачивались ударные СМИ, зачехлялись орудия информационных войн. Одним словом, регион переходил на рельсы мирного строительства.

Генеральной установкой нового режима была установка, которая предписывала всей элите помогать Валерию Радаеву. Параллельно разворачивалась зачистка тех, кто пока не понял, что “их время прошло”. Наряду с фаворитами Ипатова были вытеснены или приведены к новой присяге те, кто пытался жить по принципу “и нашим и вашим”. Работа шла и по линии оппозиции, как политической, так и деловой. Довольно скоро она была приведена  в повиновение и в губернии воцарился долгожданный мир.

Что? Когда я уйду? Это от меня не зависит
Что? Когда я уйду? Это от меня не зависит

Он длился до того момента, пока у вновь назначенного воеводы не стал истекать первый срок правления. Тогда супостаты снова оживились и начался очередной виток борьбы за территорию.

Но за годы мирной жизни вчерашние бойцы, как видимого, так и не видимого фронта информационной войны утратили боевые навыки. Зачистка СМИ с одной стороны способствовала миру, как внутри губернии в целом, так и внутри местной элиты в частности, а с другой, по мере натиска “захватчиков” нынешним властителям территории нечем отвечать.

Пока “захватчики” действуют на дальних подступах, используя резервы федеральных СМИ, но если перехват увенчается успешным финалом, то им понадобятся свои ресурсы на этот раз в оборонительной информационной войне. Стоит отметить, что в Саратовской области еще остались ронины, т.е. деклассированные самураи,  в свое время потерявшие покровительство своего сюзерена, либо не сумевшие уберечь его от ухода в политическое и экономическое небытие. Не будет ли ждать их мобилизация? Вопрос – риторический, ибо ответ на него будет зависеть от того, насколько новые “захватчики” будут готовы к закреплению своих позиций.

Опять-таки, старожилы помнят, что в первые годы правления ставленник кочевников – Павел Ипатов не придавал должного значения СМИ за что в конечном итоге и поплатился. В последние годы правления он попытался было провести мобилизацию, но было поздно. К тому времени все самураи информационного фронта находились на службе и вели затяжные бои со ставленником супостата.

Продолжение следует