КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Судья по делу Никитиной запретил стороне защиты представлять доказательства



Автор: Денис Колыванов

Судья по делу Никитиной запретил стороне защиты представлять доказательства
Продолжилось судебное заседание по уголовному делу экс-замглавы администрации Фрунзенского района Саратова Елены Никитиной.
По инициативе стороны защиты были допрошены двое свидетелей — индивидуальные предприниматели Любовь Керимова и Инна Никонова, которые рассказали, что в 2016 году занимались торговой деятельностью на территории Фрунзенского района и оказывали помощь администрации. Со слов Никоновой она осенью 2016 года присутствовала на собрании предпринимателей в администрации Фрунзенского района, где глава района Молчанов попросил оказать содействие в строительстве церкви на территории района, на которое она откликнулась и внесла свой посильный вклад в возведение храма — передала работнику администрации Владимиру Чупрынину деньги на приобретение двери для церкви.
Кроме того, он пояснила, что на протяжении 2017 года другой сотрудник администрации (непосредственный руководитель Чупрынина) Михаил Ливерко неоднократно обращался к ней с просьбой оказать материальную помощь на различные нужды администрации, и она эту помощь оказывала. Со слов Керимовой, она помощь церкви не оказывала, но в январе 2017 года работник, все тот же Чупрынин, попросил у нее 4 тысячи рублей на ремонт автомобиля, принадлежащего администрации района, которые она ему отдала. Никитину они знают как замглавы администрации района, однако, по их словам, она к ним никаких требований об оказании материальной помощи не предъявляла.
После допроса свидетелей председательствующий Игорь Дюжаков предложил стороне защиты продолжить представление доказательств, однако, когда защитник подсудимой Андрей Еремин начал представлять письменные доказательства, судья Дюжаков вдруг запретил ему это делать, после чего судебный пристав по приказу судьи отобрал у защитника том с письменными материалами дела.
Это вызвало негодование как самой Елены Никитиной, так и ее защитников, которое вылилось в заявление об отводе судье Игорю Дюжакову и прокурору Андрею Склемину, – как и прежде, защитники считают, что последний состоит в сговоре с судьей и не принимает мер прокурорского реагирования к пресечению нарушений закона председательствующим и восстановлению законности при осуществлении правосудия.
Однако судья Дюжаков в совещательную комнату уходить и рассматривать отводы не стал, а на месте сообщил, что отводы якобы не содержат новых оснований, а по “старым” основаниям все отводы ранее рассмотрены.
Накалившаяся обстановка привела к гипертоническому кризу Никитиной, которая была вынуждена обратиться в медицинское учреждение, из-за чего судебное заседание после обеденного перерыва не продолжилось.
Прокомментировать произошедшее мы попросили одного из защитников Никитиной Андрея Еремина:
“В судебном заседании сложилась вопиющая ситуация, при которой председательствующий судья Дюжаков умышленно нарушил закон и стал чинить препятствия стороне защиты в представлении доказательств. Согласно ч. 3 ст. 240 УПК РФ, приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Согласно ч. 2 ст. 274 УПК РФ, после исследования доказательств, предоставленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты. Согласно ч. 1 ст. 285 УПК РФ, письменные материалы, содержащиеся в уголовном деле, могут быть оглашены полностью или частично, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. По смыслу данной правовой нормы, указанные материалы оглашаются той стороной, которая представляет доказательства. Указание в норме на объем оглашаемых материалов (полностью или частично) — относится к праву стороны защиты, однако не дает суду оснований запретить какой-либо из сторон реализовать это свое право. В противном случае это нарушило бы ряд принципов уголовного судопроизводства — охраны прав и свобод (ст. 11 УПК РФ), равенства прав и состязательности сторон (ст. 15 и ст. 244 УПК РФ), права обвиняемого защищать себя всеми незапрещенными способами и средствами (ст. 16 и п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), а также право подсудимой представлять доказательства (п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). Однако судья Дюжаков умышленно препятствует стороне защиты, не дает возможности представлять доказательства, чтобы впоследствии не учитывать и не делать их анализ при вынесении приговора. Действия судьи Дюжакова являются незаконными, однако обжаловать их мы сейчас не можем, а можем обжаловать только вместе с итоговым решением по делу, то есть вместе с приговором. По моему мнению, судья Дюжаков этим пользуется, злоупотребляет предоставленными ему полномочиями и нарушает все вышеперечисленные правовые нормы, а также предусмотренную ч. 1 ст. 243 УПК РФ обязанность обеспечивать состязательность и равноправие сторон. Фактически, председательствующий присвоил себе право решать, какие доказательства должна представлять сторона защиты! При этом судья Дюжаков рассматривает якобы заявленное стороной защиты, но на самом деле несуществующее ходатайство и удовлетворяет его частично — по своему усмотрению, одни доказательства принимает решение огласить, а в оглашении других отказать. И это несмотря на то, что все доказательства находятся в материалах дела и любая из сторон может огласить любые материалы по своему усмотрению! Особо хочу подчеркнуть, что на стадии представления доказательств государственным обвинителем судья Дюжаков никаких ходатайств не выдумывал, не рассматривал и позволил прокурору огласить все письменные материалы, которые тот пожелал. Этот пример как нельзя лучше иллюстрирует заинтересованность судьи Дюжакова и неравное отношение к сторонам — прокурору он оказывает особое благоволение и создает режим наибольшего благоприятствования, а стороне защиты создает запреты и максимальные препятствия, сопровождающиеся бесконечными придирками и замечаниями за несуществующие нарушения. На мой взгляд, подобное процессуальное поведение председательствующего является следствием профессиональной деформации судьи Дюжакова, которая произошла ввиду его длительной работы в следственных органах и органах прокуратуры. В связи со сложившейся ситуацией мы записались на прием к председателю облсуда Телегину, поскольку судья Дюжаков перешел все мыслимые и немыслимые границы и его кто-то должен вернуть в правое поле и заставить работать по Закону, а не так как ему хочется”.

Источник: https://om-saratov.ru/social_article/30-november-2018-i68156-sudya-po-delu-nikitinoi-za