КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



“Первый миллион” Станислава Невейницына



Автор: Олег Строгов


Воссоздание по-своему интереснейшей экономической биографии саратовского магната Станислава Витальевича Невейницына невозможно без двух ключевых сюжетов. Первый – как человек, казалось бы, невыдающихся дарований вдруг проявляет незаурядные таланты в части желания личного обогащения и использования других людей (иногда тоже очень непростых) в достижении подобных целей. Тут ведь не скажешь: такой бы человеческий ресурс – да в мирных целях. Невейницын – изначально не про “мирные цели”: он способен проявлять дарования только для удовлетворения алчности, его нынешние активы взросли ядовитыми грибами на руинах разоренных предприятий химии и оборонки, экспансия нашего героя лишала сотни людей рабочих мест, а государство – миллионных налоговых поступлений. Какой уж тут мир…

И второй сюжет – так называемая тема “первого миллиона”, неизбежная и крайне скользкая в разговоре о любом крупном состоянии. Знаменитый Генри Форд обозначал ее так: “Я готов отчитаться за каждый доллар, но не спрашивайте меня, как я заработал первый миллион”. С этим афоризмом радостно согласился весь могучий интернационал капиталистов, банкиров и олигархов, от ильфо-петровского Александра Ивановича Корейко (который, впрочем, и по поводу остальных миллионов не спешил распространяться) до идеолога нашей грабительской приватизации Альфреда Коха. Последний, оставив государственную службу весьма состоятельным господином, на вопросы о подобной трансформации реагировал эмоционально: ”…про первый, в отличие от Форда, рассказать могу… Компетентным органам — если они заинтересуются. А общественности ничего рассказывать не буду, пошли они в жопу… Перебьются!”.

Расчистить “Полянку”

Станислав Витальевич, надо думать, не готов поддерживать разговор ни о первом своем миллионе, ни про последующие. Ждать, когда этим принципиальным вопросом заинтересуются правоохранительные органы, мы не будем и готовы сообщить некоторые подробности этой вполне захватывающей истории. Благо, есть непосредственные свидетели и участники процессов, документы, публикации коллег…
Как мы уже говорили, фундамент своей бизнес-империи Станислав Невейницын заложил, когда с помощью мощного лоббиста – своего тогдашнего тестя, губернатора Аяцкова – возглавил ОАО “Саратовэнерго”. Для молодого бизнесмена и менеджера сам пост управляющего предприятия – энергетического монополиста, хорошая зарплата и высокий социальный статус – уже несомненный маркер удавшейся жизни и карьеры. Но, как мы знаем, специфические таланты Невейницына расцветают отнюдь не в работе “на дядю”, поэтому должность в “Саратовэнерго” он рассматривал как некий первоначальный капитал – символический, который позволит обрести реальный, значительный, собственный.
Энергетик Невейницын становится менеджером долгов, виртуозным оператором задолженностей – дебиторской и кредиторской. С первой более-менее понятно – долги предприятий перед поставщиками, разного объема, были грустной реальностью тогдашней экономики (2002 – 2006 гг.). В какой-то момент они, самими причудливыми путями, становились собственностью подконтрольных Станиславу Витальевичу фирм, а, следовательно – надежным инструментом для последующей прихватизации предприятий.
А иногда Невейницын вовсе не стеснялся брать то, что плохо лежало, и на “родном” предприятии.
Здесь, например, очень показательна история детского оздоровительного лагеря “Полянка” на Кумысной поляне. Лагерь, в свое время не менее известный, чем “Березка”, состоял на балансе “Саратовэнерго” и, соответственно, предназначался для летнего отдыха детей энергетиков.
В 2005 году Невейницын выступает с инициативой избавиться от “непрофильного актива”: тогда это было общее поветрие – пускать под нож социальную инфраструктуру предприятий, как будто “эффективные менеджеры” не собирались на родине ни стареть, ни потомством обзаводиться. Про подведомственный контингент они и вовсе не думали. Решение о продаже лагеря “Полянка” на аукционе было принято.
При подаче заявок выясняется, что “избавление от непрофильного актива” было не чем иным, как затеянной Невейницыным операцией по отчуждению актива предприятия в собственную пользу. Поскольку на торги выставились компании, аффилированные с Невейницыным, в том числе ЗАО “Олеонафта”. Эта компания, в строю множества юридических лиц, связанных со Станиславом Витальевичем, является как бы правофланговой – он по настоящее время ее генеральный директор и единственный учредитель.
“Олеонафта” и выигрывает торги по “Полянке”. Классическая приватизационная схема: ограничение круга участников аукциона, игра на понижение цены и приобретение ценного актива фактически за копейки.
Был детский лагерь, собственность предприятия и акционеров – стал объект, принадлежащий руководителю предприятия. Мы настолько за годы российского капитализма и всеобщего хищничества привыкли к подобного рода повседневным дикостям, что, в общем, предпочитаем в них не вдумываться. А ведь картина совершенно нечеловеческая – взрослый дядя, менеджер и бизнесмен, отнимает не у одного ребенка, но у поколений детей насущные вещи и права… И ничего, продолжает считаться если не уважаемым человеком, то ловким и эффективным дельцом, а вовсе не преступником – во многих смыслах.
Еще раз повторим внушительный список объектов Станислава Невейницына, прихватизированных и захваченных при помощи вышеописанной схемы. Или другими, столь же хищническими, способами. Завод “Саратоврезинотехника” (ныне – рынок “Привоз” с прилегающими территориями). Энгельсское предприятие “Химволокно/Капрон” (ныне – торговый комплекс “Лидер”, основные арендаторы – супермаркет “Лента”, магазины “Стройландия” и “Эльдорадо”, о проблемах с противопожарным состоянием здания мы недавно писали в материале “Пожарная безопасность и надзорная безответственность”). Торгово-офисный центр “Рубин” – бывший одноименный Дворец культуры. Офисное здание на улице Планерной, промбазы в Волжском, Заводском и Ленинском районах Саратова.

Рыбаки, долги, проценты…

Но не дебиторская стратегия и поглощение кусков социалки были для нашего героя в тот период главным делом. Во всяком случае, основная комбинация Невейницына, управлявшего “Саратовэнерго”, состояла, на наш взгляд, в другом – в прямой наживе не на каких-то там контрагентах и потребителях, а собственной альма матер и ее акционерах. Упрощенно говоря и отталкиваясь от того факта, что ОАО “Саратовэнерго” входило в структуру РАО “ЕЭС России”, контрольный пакет которого принадлежал Российской Федерации, можно уверенно предполагать, что господин Невейницын, пользуясь служебным положением, занимался “освоением” государственной собственности в особо крупных размерах.
В течение 2004 года у ОАО “Саратовэнерго” образовалась весьма крупная кредиторская задолженность перед ОАО “Саратовгаз” – за оказанные услуги по транспортировке природного газа. Вообще, перефразируя поэта, можно сказать – если подобные долги возникают, значит, это кому-нибудь нужно. Проще говоря, речь идет о преднамеренно созданной задолженности. Поскольку, с чисто экономической точки зрения, процесс этот выглядел чистым абсурдом. “Саратовэнерго” никогда не испытывало недостатка в средствах, и надо быть совсем плохим управленцем, чтобы равнодушно наблюдать рост долговой массы, явно осложняющий жизнь предприятия. Регулярные платежи куда разумнее единовременной, крупной по объему, выплаты. Но Невейницын ничего платить не собирался. Станислав Витальевич, имевший к тому времени хорошие связи в руководстве компаний смежников-газовиков, мог запросто договориться, чтобы партнеры до времени закрывали глаза на увеличение задолженности. Пока сумма его не дойдет до очень внушительных параметров и не придет пора обращаться в суд. Интересно, что ОАО “Саратовгаз” тогда возглавлял Вячеслав Сомов – впоследствии самый, пожалуй, неудачливый и горемычный из сити-менеджеров Саратова, которого, тем не менее, компетентные люди называют соавтором и бенефициаром многих схем и сделок с объектами муниципальной недвижимости и городской инфраструктуры. Словом, рыбак рыбака…

Наблюдаем дальше за ловкостью рук

“Саратовгаз” в 2005 – 2006 гг. предъявляет к “Саратовэнерго” целый ряд исков о взыскании заложенности. Суды, естественно, газовики выигрывают и получают исполнительные листы на сумму более 100 млн рублей. Однако ОАО “Саратовэнерго” не спешит выполнять судебные решения, и тут из кустов появляются якобы новые игроки: по семи договорам об уступке прав требований ОАО “Саратовгаз” передает исполнительные листы некоему ООО “Гентас” – с большим дисконтом и в обмен на простые векселя “Газпромбанка”. Векселя на предъявителя, их возможного происхождения мы коснемся чуть позже.
ООО “Гентас” – компания, на тот момент зарегистрированная в Москве (Земляной вал, д. 50/27, стр 16, уставной капитал 10 000 рублей; ликвидировано 24.08.2015 г), генеральным директором которой числилась Дивеева О.О. – в Саратове ее никто в те времена (как и последующие) не видел. Во всех ситуациях, связанных с ООО “Гентас”, Станислав Витальевич вел себя очень таинственно. Тогдашние работники Невейницына предполагают, что он реально и рулил “Гентасом” (как минимум, в проекте с долгами “Саратовэнерго”). Во всяком случае, именно по его воле на документах появлялись подписи и скреплялись печатью.
Давайте еще раз оценим изящество схемы. Станислав Невейницын становится кредитором ОАО “Саратовэнерго”, управляющим которого является Станислав Невейницын (правда, уже собирается на повышение по энергетической стезе, Саратов становится тесноват). Дальше предсказуемо: ООО “Гентас” подает в Арбитражный суд Саратовской области ряд исков о взыскании с ОАО “Саратовэнерго” (внимание!) – процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме около 72 млн рублей.

Вынос долга

Кстати, заместителем управляющего по правовым вопросам ОАО “Саратовэнерго” тогда трудилась Екатерина Андриянова – и по сей день вернейшая соратница Станислава Витальевича. Вполне возможно, она соавтор этой остроумной комбинации по опутыванию долговой сетью родного предприятия и его акционеров. Отдадим толику нашего восхищения и ей – не жалко.
Дальше, в 2006 году, ОАО “Саратовэнерго” реорганизуется, и должником по невейницынским обязательствам становится его дочка – ОАО “Саратовская территориальная генерирующая компания”. Должник получил рассрочку исполнения обязательств по ноябрь 2006 года. Станислав Витальевич тоже не теряет даром времени: ООО “Гентас” заключает цепочку договоров займов с компаниями, аффилированными с Невейницыным. Таким образом, на основании финансовых поручений, которые ООО “Гентас” предоставило своим должникам, деньги энергетиков перечислялись уже фирмам-прокладкам. Подобные процессы в определенных условиях называются легализацией и отмыванием денежных средств. Важно отметить, что через эту схему, как утверждают специалисты, компетентные в финансовых операциях, Невейницын получил с ОАО “Саратовэнерго” и его дочек более 170 млн рублей. На нынешние деньги, с учетом инфляции, сумма тянет миллиарда на полтора, а то и больше. Неплохо вынес Станислав Витальевич доверивших ему прибыльное хозяйство акционеров. А точнее – народ, создававший советскую энергетическую инфраструктуру десятилетиями, с напряжением всех сил и общенациональных ресурсов…

В этой, восстановленной нами, истории про “первый миллион” есть одно темное пятно – приобретение простых векселей “Газпромбанка” на предъявителя. Нет, сам момент покупки векселей у банка в те легендарные уже годы – дело обычное. Вопрос в другом – тратил ли на эту операцию Станислав Витальевич собственные средства, нажитые к тому времени непосильным трудом? Или воспользовался займом коммерческих, а то и государственных структур – через родственные или деловые связи? Осведомленные люди говорят о “южных” деньгах неясного происхождения, заработанных на торговле контрафактным алкоголем…

Источник: https://om-saratov.ru/economy_article/18-december-2018-i68701-pervyi-million-stanislava