КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Цена упущенного шанса



 История учит человека тому, что человек ничему не учится у истории

 Георг Вильгельм Фридрих Гегель

В начале XXI века в истории России сложились уникальные, никогда ранее не наблюдавшиеся условия для развития.  Впервые за все время своего существования Россия прямо не готовилась к войне и не вела войны где-то на дальних подступах. По состоянию на 1 января 2014 года у нее не было ни одного серьезного геополитического противника, которого следовало бы опасаться. С большинством государств мира Россия имела дружественные отношения. Противоречия если и были, то не носили конфронтационного характера. И хотя экономика страны страдала от целого комплекса дисбалансов, при наличии воли и желания, она могла развиваться с темпами от семи до десяти процентов в год. Как вдруг что-то пошло не так

Индустриализация в 30-е годы прошлого века
Индустриализация в 30-е годы прошлого века

Сейчас можно говорить о том, что Россия превратилась в сырьевой придаток развитого мира, стала чуть ли не его колонией, приобретя все признаки региональной державы, для которой характерно существование на периферии развития. Однако это не приговор.

 

Например, после Октябрьской революции Советская Россия оказалась в гораздо более худших условиях. Она находилась в плотной изоляции от всего основного мира, подвергалась экономическим санкциям и блокаде. При этом стоит учесть, что страна оказалась в разрухе после двух продолжительных войн, голода, эпидемий и анархии.

Тем не менее она нашла в себе силы и волю, чтобы выйти из, казалось бы, безвыходного положения, а уже через 20 лет после революции превратилась в индустриальную державу с небывалыми темпами роста народного хозяйства. Препятствий тогдашнее правительство имело не в пример нынешнему. Некоторые из них (например, международная изоляция и блокада) казались непреодолимыми. Не стоит забывать, что на рубеже 20-х – 30-х годов прошлого века в мире разразился один из самых тяжелых экономических кризисов в истории.

В начале XXI века история предоставила России уникальный шанс. Судьба благоволила ей во всем: на границах был мир, цены на нефть безудержно стали расти, принося огромные доходы в казну, народ оправился от бедствий 90-х годов и, засучив рукава, готов был трудиться, тем более, что руководство страны объявило в ней никогда ранее невиданные экономические и политические свободы. Перед Россией были открыты все рынки товаров, технологий и инноваций. Сняты были прежние запреты и ограничения. Когда нынешние политиканы говорят о том, что Россия всегда жила под санкциями, они, мягко говоря, лукавят. Начиная, как минимум с 2000-го и по 2014 год никаких санкций против нашей страны не было и в помине. Внешнеэкономическая конъюнктура складывалась таким образом, что страна могла позволить себе приобрести все необходимое для развития и создать условия для экономического роста.

Была даже золотая блокада, когда Запад перестал принимать ленинские червонцы, но продолжил принимать Николаевские и решил ничего не продавать в СССР за золото
Была даже золотая блокада, когда Запад перестал принимать ленинские червонцы, но продолжил принимать Николаевские и решил ничего не продавать в СССР за золото

Например, советское правительство в годы жизни СССР то же ведь на первоначальном этапе не располагало достаточным количеством техники и технологиями. Однако ему удалось сперва приобрести импортное оборудование и технику, а вскоре наладить выпуск собственной продукции.

Понятно, что руководство нынешней России предпочитало все завозить по импорту, мало заботясь о развитии собственного производства, но, опять-таки, это не было приговором. При наличии желания и воли, можно было провести глубокую модернизацию всего народнохозяйственного комплекса и восстановить промышленный потенциал. Все условия для этого были.

Надо полагать, что руководство страны столкнулось с весьма сложной дилеммой: с одной стороны оно оказалось в зависимости от более развитых государств, а с другой – стремилось выйти из этой зависимости. Для того, чтобы сделать это было, как минимум два способа: во-первых, активно заимствуя зарубежные технологии, начать наращивать собственный промышленный потенциал, во-вторых, отказаться от собственного развития, полагаясь на реализацию ложной идеи – идеи о “великой энергетической державе”.

Вот так рос наш ВВП
Вот так рос наш ВВП

Второй вариант предполагал, что благодаря огромному энергетическому потенциалу страна могла позволить себе все необходимое, не заботясь о развитии своей индустрии.

По всей вероятности, вера в то, что неисчерпаемые ресурсы могут позволить России вернуть себе утраченный статус и подтолкнула руководство на возвращение в большую политику без восстановления былого промышленного могущества. Соблазн был столь велик, что пришлось остановить, а то и попросту забросить те восстановительные процессы, которые наблюдались в период роста начала 2000-х годов.

Трудно поверить в то, что власти надеялись за счет мифа о “великой энергетической державе”, обеспечить не только восстановление своего влияния в мире, но и сохранить непрерывный рост благосостояния граждан.

Как вдруг начался спад и границы его начала хорошо видны
Как вдруг начался спад и границы его начала хорошо видны

Например, даже в самые лучшие годы (2000-2007) ВВП страны едва превышал 2% от мирового ВВП. Неужели власти полагали, что с таким объемом ВВП они смогут вернуться в концерт великих держав?  Неужели они думали, что этого вполне достаточно для того, чтобы не только отстаивать свои национальные интересы в мире, но и выдержать ответный удар, если вдруг этот мир не поддержит стремление России встать в ряды великих?

Быть может, стоило для начала учесть опыт СССР, который стал наращивать свой международный авторитет по мере того, как развивался и укреплялся его промышленный потенциал, а ВВП постоянно увеличивался. Трудно было себе представить, что СССР стал бы возвращать утраченные территории, скажем, в 1925 году. Он стал это делать только в 1939-1940 гг., когда уже был достаточно силен и не только в военном смысле, но и в смысле экономическом.

И потекли "ручьи" да только не в ту сторону
И потекли “ручьи” да только не в ту сторону

На первый взгляд может показаться, что руководство страны пренебрегло опытом СССР, просто потому, что “куда-то сильно торопилось”. Можно предположить и иные расчеты, скажем, стремление убедить всех остальных считаться с нашей страной вопреки ее потенциалу. Если так,  то неужели трудно было просчитать, что возвращение России в большую политику никто не ждет и раскатывать перед нашей гордой поступью красную ковровую дорожку никто не собирается. Противодействие обязательно начнется и будет тем более жестким, чем смелее Россия будет себя вести на внешней арене.

Здесь не надо было обладать изощренным аналитическим умом, достаточно было внимательно изучить опыт все того же СССР, которому пришлось прилагать титанические усилия для того, чтобы закрепиться на мировых рынках, убедить своих соперником с ним считаться. При этом у СССР был такой потенциал, который невозможно сравнивать с потенциалом нынешней РФ.

За сбитый самолет ввели помидорное эмбарго
За сбитый самолет ввели помидорное эмбарго

В результате мы имеем крайне неблагоприятные для нас условия, которые могут разрешиться лишь в том случае, если с нами начнут считаться и все нам простят. То есть всем нашим противникам надо будет закрыть глаза на все то, что мы предприняли в последнее время и тогда мы снова начнем жить хорошо, по крайней мере, так, как жили до 1 января 2014 года. Верите ли вы в то, что такое возможно? Мы – нет.

И вот в этом месте мы подходим к самому важному, на наш взгляд, противоречию: почему руководство не стало наращивать свой промышленный потенциал, обрекло страну на стагнацию и деградацию, согласилось с нарастанием изоляции от техники, технологий, инноваций и инвестиций? Не слишком ли большой оказалась цена прорыва в мир?

На первый взгляд может показаться, что такое стало возможным в силу какого-то каприза, личных амбиций, но при ближайшем анализе развития последних событий, все выглядит не совсем так или даже совсем не так.

Так падали доходы и граница начала падения тоже хорошо видна
Так падали доходы и граница начала падения тоже хорошо видна

Дело в том, что наше руководство “все прощает”. Ну сбили самолет над Турцией, сперва ограничим поставки помидоров из этой  страны, развернем травлю против ее лидера, а вскоре все простим и забудем. Ну поубивали наших граждан в Сирии – оставим все это в  тайне и не признаем погибших нашими. Ну сбили еще один самолет в Сирии – ничего страшного – мстить не будем, и вскоре все забудем. Вы как хотите, но что-то здесь не так. Если бы были личные амбиции, то их нужно было доводить до конца, т.е. наносить обидчику ответный удар и не помидорами, а чем-то потяжелее.

В мире разворачивались два крупных сценария дестабилизации. Например, через события в Сирии – развязать новую большую войну или через “нашествие варваров в Европу” посеять в ней хаос и анархию. Однако оба сценария провалились. Быть может, не в последнюю очередь потому, что Россия ограничилась введением “помидорного эмбарго” вместо нанесения ответного удара обидчикам?

Мы много не знаем из той игры, которая разворачивается в современном мире, мы также не знаем, какую роль в ней играет наша страна. Но одно все время вынуждает нас возвращаться а началу: почему мы так легко упустили шанс, который предоставила нам история, почему не смогли (или не захотели) им  воспользоваться?

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=28&ELEMENT_ID=15477