КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Город, которого нет



Ну давайте про снегопад, стихийное бедствие и про то, как власть не справляется с природными катаклизмами. Давайте про то, что буквально каждый год Саратов оказывается в плену то дождя, то льда, то снега. Давайте еще раз поищем виновного в том, что мы оказались в снежном плену. А еще если этого виновного выгонят с должности к известной матери, чтобы мы потому тихо радовались. Снега от этого меньше не станет, зато теплее будет на душе: нашли все-таки гада, из-за которого мы пережили столько неудобств и испытаний! Давайте еще раз пожалеем себя, поругаем начальников, предъявим очередной счет власти и успокоимся. До следующего нашествия стихии, ведь ничего от этого не изменится. А, быть может, надо понять что-то главное, вокруг чего мы постоянно проходим мимо?

Такого снегопада
Такого снегопада

Я живу в этом городе долго. Жил при  трех бывших губернаторах и выживаю при четвертом. Наблюдал за делами и днями бесчисленного количестве мэров, сити-менеджеров, депутатов и прочих выдающихся и не очень общественных деятелей.

Так или иначе власть менялась. На смену одному руководящему товарищу приходил другой, но что-то все время оставалось неизменным. Это был все тот же Саратов и все та же, разумеется. непредсказуемая стихия. Они, как верные супруги хранили свое целомудрие несмотря ни на что. Стихия приходила и терзала город, а город в ответ мужественно сносил ее издевательства и настоящие пытки. Потом стихия уходила и город начинал зализывать раны.

Это повторялось из года в год. Припоминается зима 2010 года, когда  на город был посажен некто Вячеслав Сомов. Суровая была зима, снега намело, быть может, даже больше, чем сегодня, бороться с ним пытались всем миром, даже г-н Сомов выходил на улицы с лопатой, показывая всем, что он неравнодушен к бедствиям горожан.

Зима 2010 года сити-менеджер Вячеслав Сомов вышел на улицы Саратова с лопатой. Этим только и запоминился
Зима 2010 года сити-менеджер Вячеслав Сомов вышел на улицы Саратова с лопатой. Этим только и запоминился

А еще раньше был страшный гололед, валивший деревья и рвавший  провода, даже тогдашний глава МЧС Сергей Шойгу в Саратов прилетал, настолько масштабны были происки ледяного дождя. Правда, г-н Шойгу в тот раз только крепко обложил матом действующего мэра – Юрия Аксененко и улетел, хотя и обещал вернуться.

Так что сегодняшний коллапс – это явление привычное, я бы даже сказал, заурядное. Столь же привычным является и негодование горожан. Их понять можно: это настоящее мучение стоять в пробках, с трудом выбираться из дворов, тратить драгоценное время и еще более драгоценные нервы. Благо для выплеска недовольства есть возможности не только обругать начальство на кухне, но и всласть оттянуться в социальных сетях. Эти сети сегодня переполнены проклятиями в адрес власти, которая, как всегда, не справилась, ну и так далее…

Город – это большой корабль, а горожане шумные и беззаботные пассажиры. Как и у всякого корабля, у нашего есть капитан и команда. Их главная задача – сделать все возможное, чтобы пассажирам этого лайнера было уютно и комфортно, чтобы они ни о чем не думая, гуляли по палубе, не заставленной бочками с солониной, грелись бы на солнце под шезлонгами, вкусно питались, а по вечерам у них были бы традиционные танцы, шманцы, обжиманцы. На верхних палубах играл бы оркестр, а на эстраде выступали бы известные артисты театра, цирка и кино.

Пассажиры на палубе лайнера
Пассажиры на палубе лайнера

Пассажирам не интересно, что там делает команда. Настоящий лайнер тогда хорош, когда команды и капитана не видно, а если они и появляются то только в тот момент, когда пассажирам необходима помощь.

Это во времена былинные пассажиры должны были помогать команде, сегодня времена изменились и пассажиры требуют к себе все большего внимания, полагая, что обслуживание корабля – это целиком и полностью проблема капитана и команды.

Если вы подумали, что я сейчас буду оправдывать власть, то вы ошибаетесь, тем более, что я такой же пассажир, как и все остальные. Дело в другом.

Привыкшие нестись по волнам жизни в неведомые дали пассажиры уже давно не замечают того, что их пароход – старый и усталый. Его вообще строили для гораздо меньшего количества пассажиров и еще в те давние времена, когда у этих самых пассажиров если и были потребности, то они были скромными.

Наш город-корабль – не современный, устаревший морально и физически. В нем изношено все, что только можно: и дороги, и коммуникации, и здания, и системы жизнеобеспечения. Саратов застрял даже и не в 90-х, а далеких 70-х годах прошлого века. Оглянитесь вокруг, город почти не развивался, его не затронула ни одна из возможных модернизаций: ни транспортная, ни коммунальная, ни культурная.

А в это время команда ликвидирует прорыв
А в это время команда ликвидирует прорыв

Городским властям постоянно приходится что-то латать, чинить, перекладывать, менять, но сам город – остается таким же, каким он был двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад. И вот в  то время, как команда постоянно что-то чинит латает и перелатывает, на Саратов обрушивается стихия. Город, который не в состоянии переварить обычную урбанистическую нагрузку в виде транспортных потоков, обеспечить (по причине крайнего износа) работу инфраструктуры – бессилен и беззащитен перед любой более или менее сильной стихией. Для него обычный летний дождь, уже становится испытанием, а на дорогах возникают пробки. Не проходит и дня, чтобы СМИ не сообщали, что в той или иной части города не отключили бы воду, а в зимнее время и отопление, прорыв канализации и возникновение зловонных потоков нечистот.

Преимущественно на окраинах в последнее время в городе растут новые микрорайоны, но спросите у тех, кто живет в них: довольны ли они тем, как спланированы эти районы? Улицы узкие, проезд затруднен, инфраструктуры – никакой. Даже в современных условиях город строят по каким-то дремучим советским стандартам, когда автомобили в частной собственности были у единиц. Кажется. что тем, кто проектировал новые микрорайоны, а потом их застраивал, не хватало земли. И это в то время, когда градостроительные стандарты уже давно пересмотрены, а те, что были – давно устарели

Население Саратова продолжает сокращаться
Население Саратова продолжает сокращаться

Однако понять нам нужно главное: в Саратов пришло будущее, к которому он оказался не готов. Вероятно потому, что будущее развивалось (приходило) само по себе, а город жил сам по себе. И очень скоро стало ясным:  та экономическая политика, та система власти и управления не способны даже задуматься о модернизации городского пространства, не то, что ее начать. Ведь все эти годы (десятилетия!) городу не хватало денег. У него едва доставало средств, чтобы поддержать на плаву даже то, что есть, не говоря уже о том, чтобы строить новые дороги, развязки, коммуникации и т.д.

Город  безнадежно отстал от того будущего, которое в него пришло. И сегодня, когда поднимается вопрос о том, что если в ближайшее время  не начать решение транспортной проблемы, Саратов остановится и уже никуда не то, что не поедет, но даже и не пойдет, вдруг выясняется, что необходимы такие средства, которых у города нет и при такой системе власти и управления, вряд ли когда-нибудь будут. Это значит, что в нем по-прежнему не начнут строить дороги и развязки, новые системы жизнеобеспечения, снабжения управления, наконец!

Десять лет тому назад такими были наши доходы. Сегодня они вряд ли изменились в большую сторону
Десять лет тому назад такими были наши доходы. Сегодня они вряд ли изменились в большую сторону

Нынешняя стихия – это не беда, это – приговор всему тому курсу, каким мы следовали все это время, полагая, что “и так сойдет”. Это и сигнал беззаботным пассажирам о том, что корабль настолько изношен, что в любой момент может пойти ко дну. Им следует понять, что их образ жизни, их поведение и отношение к месту где они живут, к своему кораблю, в том числе стало причиной его износа, что нельзя уже больше делать вид, что забота о месте, в котором ты живешь – это дело только капитана и команды.

И не в том смысле, что горожане-пассажиры должны брать в руки лопаты и выходить чистить снег всем миром, а в том, что невозможно больше мириться с тем, как разрушается и гибнет их город, потому, что он беден, отстал, запущен и плохо управляется по причине устаревания всех систем, связей, команд.

О каком развитии и тем более о модернизации можно говорить
О каком развитии и тем более о модернизации можно говорить

Нынешние бедствия (и не только стихийные, а повседневные, ставшие уже привычными) это в том числе и плата за ликвидацию системы местного самоуправления, плата за отстранение граждан от участия в управлении города, за утрату контроля над расходованием бюджетных средств, за нежелание отстаивать право города на достойную жизнь, на увеличение финансирования его проблем, плата за отсутствие развития.

Если не учитывать эти и множество других факторов, то можно до бесконечности ругать начальство, вздыхать и охать по поводу транспортных и иных мучений: ничего не изменится. Ничего

Город умирает. У него слишком долго и слишком много забирали, ничего не давая ему взамен. Пришло время, когда он говорит своим обитателям: мне больше нечего вам дать.

Источник:  http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=3&ELEMENT_ID=15491