КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Закон фиги



Закон фиги  - Саратов Сегодня
Как-то все сразу одновременно сплелись в общественном сознании воедино три информационных повода, давших основание для огромного числа комментариев. Речь идет о событиях в Венесуэле, исследовании Левады о политической активности населения России и принятии в первом чтении законопроекта об оскорблении власти.

События в Венесуэле как-то живо захватили интересующихся политикой обывателей. И только известные всем ток-шоу на центральных телеканалах ездят по накатанной колее про Украину и США. Интерес этот объясняется просто: уже не первый год населению накручивают прямые и косвенные налоги и сборы при одновременном снижении уровня жизни. А тут еще многочисленные запретительные инициативы. И на этом фоне роста протестных настроений появляется масса призывов и прогнозов в духе «скоро рванет», хотя население предпочитает выказывать свое отношение к власти на выборах, какое продемонстрировало на прошлогоднем ЕДГ.

СМИ сообщают, что оппозиция в Венесуэле вывела на улицу многие тысячи демонстрантов и попыталась устроить переворот и захватить власть. Именно попыталась, потому что процесс перехода и удержания власти опозицией не завершен и борьба в самом разгаре. Происходящее тут же назвали совершенной при явной поддержке США цветной революцией и стали искать аналогии с Россией и ее предпосылки в нашей стране. Увы, но таковые имеются. Это и высокий уровень коррупции и социального расслоения, и резкое сокращение социальной функции государства одновременно с падением доверия ко всем его институтам, и формирование нового сословно-классового общества с признаками современного феодализма.

Однако и говорить о революционной ситуации преждевременно. Кто подзабыл – прочтите размышления классиков марксизма-ленинизма на эту тему. У них известная формула «верхи не могут – низы не хотят» существенным образом дополняется и конкретизируется многими характеризующими тотальный и глубокий кризис элементами, прежде всего, такими как динамичность процессов и резкое повышение активности масс. Да и сам революционный процесс допускает мирное его развитие.

Подоспевшее кстати исследование центра Левады (ну не все же ВЦИОМу внимать), не заподозренное в чрезмерной лояльности к власти, рисует интересную картину. Если в двух словах, то доля опрошенных, готовых активно участвовать в политике возросла, хоть и несущественно и среди них изрядная доля неоднозначных ответов (скорее да и скорее нет). И при этом возросло число тех, кто политикой не интересуется и не считает возможным на нее повлиять (суммарно 69%). То есть можно говорить о растущем политическом абсентеизме как о политической позиции, что дает некоторым экспертам делать вывод о том, что общество турбулентно и его протестный потенциал высок.

Несмотря на в целом пессимистичную картину немало и тех, кто удивляется тому, что на фоне снижения уровня жизни из-за роста цен и тарифов, пенсионной реформы и прочих социальных экспериментов, власть смело играет на поле внутренней политики, принимая законопроекты вроде введения ответственности за оскорбление власти. Рассуждения в духе, что нельзя в кипящем российском социальном котле повышать давление и одновременно закрывать выпускной клапан, и что власть напрасно так беспечна, ибо может рвануть – очень распространены.

Напротив, власть по этому поводу беспокоиться и старается просчитать шаги, периодически делая пробные информационные вбросы. Кажется, что и беспокоиться как-то чрезмерно, инициируя подобные законопроекты в ситуации политической апатии двух третей населения. Конечно, не все у власти получается, судя по рейтингам и общественным настроениям. Нередко даже встречаются мнения, достаточно аргументированные, о том, что таким образом власть цепляется за созданную ею для внутреннего пользования виртуальную картину общего благополучия и пытается расширить ее на всех нас. С этим можно согласиться лишь отчасти.

Наконец, хотелось бы вернуться к сути законопроекта об оскорблении власти. О нем многие из нас судят по короткой фактологической части в СМИ, додумывая остальное сами или же следуя в русле и обширных журналистских измышлений. Для начала надо понять логику этой и других инициатив. На власть во всех ее уровнях и ипостасях ежедневно вываливается немереный объем критики, среди которой есть как справедливая критика, так и откровенная чернуха – провокации, персональные оскорбления, клевета. Кроме собственно власти, ее органов и персоналий то же самое обрушивается и на социальные институты, отстаивать которые власть обязана по определению. И среди всего этого – нельзя этого отрицать – имеет место и целенаправленная работа наших т.н. «партнеров» со всех частей света. Естественная реакция власти – защитная. И делает она это как может, исходя из конституционных и политических реалий, путем проб и ошибок нащупывая верное с ее точки зрения решение.

В пример достаточно привести недавние метания с уголовной и административной ответственностью за организацию, участие и вовлечение несовершеннолетних в несанкционированные уличные митинги и экстремизм в соцсетях.

Законопроект, о котором идет речь, как утверждается, направлен на борьбу с распространением в интернете материалов, оскорбляющих общество, государственные символы и институты власти РФ. Его принятие позволит блокировать материалы, предназначенные для неограниченного круга лиц, “выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ и органам, осуществляющим государственную власть в РФ”. В первом чтении его поддержали 332 парламентария, 44 были против, воздержавшихся не было.

Механизм реализации таков, что в случае обнаружения в сети таких материалов, предназначенных для неограниченного круга лиц, генеральный прокурор РФ или его заместители будут обращаться в Роскомнадзор с требованием о принятии мер по ограничению доступа к ресурсам, распространяющим такую информацию. На основании такого запроса Роскомнадзор направляет операторам связи требование о принятии мер по ограничению доступа к данному сайту. Ведомство будет определять хостинг-провайдера такого ресурса и направлять ему уведомление о нарушении порядка распространения информации вместе с требованием ее удалить.

Конечно, такой закон вполне может поставить заслон распространенным в соцсетях оскорблению госсимволики, общественных ценностей, откровенному хамству и лжи, пресекать провокации (вспомним любимые примеры парламентариев с пожаром в ТРЦ Кемерово и взрывом многоквартирного дома в Магнитогорске). Возможно, он будет более эффективен вкупе с новой закинициативой об обязательной платной регистрации гаджетов, имеющих выход в интернет (хотя это уже явный перебор).

Однако в нашей стране всегда получается по принципу «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Практически любой закон, особенно подобные тем, о которых говорим – сырые, с размытыми и условными трактовками – неизменно извращается в ходе его правоприменения хоть со стороны рядового ППСника, хоть человека в мантии. Очень часто банальная юридическая неграмотность, помноженная на ограниченность или же месть отдельных исполнителей – влекут за собой серьезные социальные политические последствия.
И за примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить позорную для саратовской Фемиды и правоохранителей историю с признанием иноагентом местной организации диабетиков. А сколько перегибов было с «интернет-экстремистами», из-за чего даже президент возмутился и потребовал пересмотреть нормы?

Очевидно, что этот и другие законы будут дорабатывать и переделывать еще не раз на стадии принятия и после вступления в силу. Надо ждать и других подобных закинициатив. Это процесс бесконечный. Надо понимать и то, что одними такими законами проблемы власти и общества не снять. Только увеличится число тех, кто, фигурально выражаясь, держит фигу за спиной. Тут все гораздо сложнее.

Источник: https://saroblnews.ru/vse-chto-zaslyjivaet-vnimaniia/i93281-zakon-figi