КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



“Лопаточка” Станислава Невейницына




Представьте себе ситуацию: вы маленький ребенок, играющий в песочнице с другом. У вас есть красивая лопаточка, которой вы строите песочный замок. В какой-то момент друг спрашивает у вас игрушку. Вы даете ему поиграть вашей лопаточкой, пусть он тоже построит себе замок. Товарищ строит замок, а потом не желает отдавать игрушку, начинает плакать и кричать, что вы пытаетесь отнять его имущество. Прибегают соседи, не могут понять, зачем вы обижаете своего товарища. В истории, о которой пойдет речь, тоже есть некая “лопаточка”, на которую претендует саратовский бизнесмен. Он просит вернуть ему имущество, которое по документам скорее всего принадлежит другому человеку.

В Волжский районный суд Саратова с иском к бывшему руководителю ООО “ЭПК” Владимиру Ковыряеву обратился саратовский бизнесмен Станислав Невейницын. Он требует признать право собственности на каютный круизный катер SeaRay 240 DA за собой. Так же, по мнению бизнесмена, Государственная инспекция по маломерным судам ГУ МЧС по Саратовской области (ГИМС) должна зарегистрировать право собственности на лодку на его имя.
Это не первое исковое заявление бизнесмена в отношении своего бывшего топ-менеджера Владимира Ковыряева. Ранее он стал инициатором уголовного дела по статье “Присвоение или растрата” которое в настоящее время расследует СУ МУ МВД “Энгельсское”, а также трех арбитражных дел, общая сумма которых составила более 17 млн рублей.
Из чего родился спор? Владимир Ковыряев в 2003 году купил катер и позднее зарегистрировал его на свое имя в ГИМС. Основанием для регистрации транспортного средства стала справка-счет – своеобразная выписка при покупке судна, полученная от компании “Грант-Авто”, зарегистрированной в Самаре. Бывший руководитель “ЭПК” исправно до 2016 года платил транспортный налог и деньги на содержание судна в зимний период в порту. В один прекрасный момент его начальник и друг предложил переставить катер в его “доки”, дабы не оплачивать содержание. На этом и порешили. Впоследствии Ковыряев и Невейницын стали пользоваться лодкой совместно, что привело к тому, что экс-директор “ЭПК” катер потерял.
В 2016 году Фрунзенский районный суд вынес решение, в котором говорилось, что владельцем катера являлся Владимир Ковыряев, что господин Невейницын не оспаривал. В том деле саратовский бизнесмен пояснял, что в реальности у него судна нет, что он не имеет к нему никакого отношения. Однако в исковом заявлении, поданном спустя два года, подчеркивается, что Невейницын – якобы реальный владелец судна. Он считает, что купил катер за 638 тысяч рублей у некоего жителя Самары Павла Иванова 25 апреля 2003 года. В октябре 2016 года Невейницын узнал, что “Ковыряев приобретенный катер зарегистрировал на свое имя в ГИМС ГУ МЧС по Саратовской области”. Почему бизнесмен не знал, какие регистрационные действия совершаются с якобы его собственностью, неизвестно. Впрочем, не исключено, что Невейницын запамятовал, и катер действительно принадлежит его оппоненту. В любом случае судья решил разобраться в этой запутанной истории.
На судебном заседании представитель Невейницына Ольга Мокеева отметила, что справка-счет не доказывает, что Ковыряев владел катером законно. Она уточнила, что в настоящее время судно находится у Невейницына. Возникает вопрос, как лодка оказалась в руках бизнесмена, ведь на момент предыдущего дела по этому катеру его не было ни у Ковыряева, ни, если верить бизнесмену, у Невейницына.
Представитель Владимира Ковыряева Наталья Игнатова обратила внимание, что транспортный налог платил ее доверитель, но никак не истец. “Обращаю внимание на то, что в 2016 году Невейницын заявлял, что катером не владел. Сейчас он говорит, что катер у него находится. Видимо, где-то он ошибается”, - прокомментировала Игнатова неоднозначное поведение предпринимателя.
Кроме того, в деле есть справка, заверенная нотариусом и подписанная тем самым Ивановым, у которого якобы Невейницын и купил лодку. Но данный документ, по словам Игнатовой, лишь доказывает, что продавец оставил на нем свой автограф, а не продавал судно.
В ГИМС постановку на учет комментируют так – сначала владелец предоставляет в ведомство справку-счет, после чего судно ставится на учет, ему присваивается регистрационный номер. Затем справка возвращается владельцу.
Судья Дмитрий Серов, заслушав доводы стороны, решил истребовать из ОП-5 регистрационные документы на спорный катер, которые полицейские получили в ГИМС, получить материалы дела, рассматриваемого его коллегой во Фрунзенском суде.
Также он удовлетворил ходатайство привлечь в качестве третьего лица “Грант-Авто” и истребовать информацию, которая могла стать основанием для выдачи Ковыряеву справки-счета.
После этого судья объявил в деле перерыв для получения всех необходимых документов.