КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Про удаленького. Александр Ландо



Когда-нибудь об этом человеке напишут песни, которые будут петь все — от мала до велика. Более того, их будут петь не только во время торжественных заседаний, посвященных утраченным идеалам гуманизма, но и просто во время застолий, под водку, не дающую похмельного синдрома. А пока о нем сложили только легенду. Она еще не передается из уст в уста, но имя ее героя, как и имя легендарного Геракла, уже вписано в скрижали местной истории.  Он чем-то неуловимо похож на Геракла. Такого же невысокого роста, несильно мускулистый, зато живой и общительный, смекалистый и юморной. Нет подвига, которого он не смог бы совершить. Он — универсал, способный быть генералом, прокурором, беспристрастным судьей, губернатором, президентом, министром и просто хорошим человеком, всегда готовым прийти на помощь дающему.

Все! Ухожу!
Все! Ухожу!

Таким нам видится начало былины о славном поволжском молодце, защитнике попранных и изгнанных, опальных и венценосных, простых и заумных, великих и малых, словом, всех тех, кто нуждается в гуманитарных услугах. Фамилия этого человека коротка и лаконична —Ландо. Ландо, как много в этом звуке для каждого саратовца! Как много только одна фамилия рождает приятных ассоциаций, благостных воспоминаний, наивных суждений, легкого трепета, впрочем, ничего общего не имеющего с административным зудом. А еще его зовутАлександр, что значит «защитник людей». Наконец, главной фишкой нашего героя может служить его отчество — Соломонович, что автоматически ассоциируется с мудростью. Итак, читайте легенду об Александре Соломоновиче Ландо. Она того стоит.

Он родился, когда шла война. В поселке, названном в честь знаменитого летчика Валерия Чкалова, что располагался в Чкаловском районе Северо-Казахстанской области. Шел 1943 год. Страна воевала на всех фронтах. Может быть, уже повзрослев, он видел, как вели пленных немцев, как много было раненных и покалеченных, народ голодал. Все это отразилось на его жизненном пути и навсегда сделало его неизлечимым филантропом.

Когда Ландо осуждали за то, что он нелестно отозвался о детях войны, как-то забыли, что он сам принадлежит к поколению детей войны....
Когда Ландо осуждали за то, что он нелестно отозвался о детях войны, как-то забыли, что он сам принадлежит к поколению детей войны….

Маленький, но уже тогда удаленький, Александр не сразу стал мечтать о высокой карьере. Сперва он окончил школу рабочей молодежи, а год спустя пошел служить в армию. В течениетрех лет он терпеливо отдавал долг Родине, и Родина не забыла этого первого гражданского подвига. Сразу же после службы в армии Александр становится студентом Саратовского юридического института им. Д.И. Курского. Да не просто студентом, а именным стипендиатом. Это позволило ему закончить вуз с отличием и остаться в нем работать преподавателем.

Казалось бы, лишь наука теперь станет его путеводной звездой, лишь ей он будет служить. Но есть вещи посильнее «Фауста» Гете. Тридцать лет Александр Соломонович служил науке. Был аспирантом, преподавателем, доцентом кафедры уголовного процесса. А вот когда вострубили ангелы власти, понял: пора подниматься на Олимп. В 1990–1993 годах он является депутатом Саратовского городского Совета народных депутатов. В Совете Ландо занимал пост председателя комиссии по законности. Вот откуда эта параллель! Вот откуда идея создания первого в стране регионального института уполномоченного по правам человека.

Он знает в этом деле толк
Он знает в этом деле толк

Но советы разогнали, и Александр Ландо четыре года занимался адвокатской практикой. Защищал лиц, которые обвинялись в самых тяжких преступлениях. В среде известных авторитетов Александр Ландо котировался как грамотный юрист, как дотошный адвокат и принципиально честный человек. Авторитеты его ценили. Он был первым, да и, пожалуй, последним настоящим уполномоченным по правам человека. Деятельность его последователя, которого даже и преемником назвать язык не поворачивается, ни в какое сравнение не идет с харизмой Ландо. Интриганы свалили уполномоченного. Покровители от него отказались, а силовики, говорят, гудели три дня после того, как узнали, что Ландо больше не будет интересоваться, откуда это у подследственных, сидящих в саратовском СИЗО, синяки под глазами, а филейное место в кровоподтеках. Неспокойно было только в зонах и лагерях. Там искренне сожалели, что к ним больше не войдет щупленький человек, чтобы не просто спросить: «Жалобы есть?», а узнать всю подноготную, чтобы потом устроить тюремщикам основательную головомойку.

Мы не случайно сравнили нашего героя с Гераклом. Пусть это не покажется смешным. Ландо, действительно, совершил поступки, на которые не отважился никто. Среди этих подвигов следует выделить запрет вытрезвителей. Попадал ли когда-либо Александр Соломонович в эти вонючие спецприемники или знал от пострадавших, что такое холодный душ и липкая простынь, точно неизвестно. Возможно, кто-то из его высоких покровителей был грешен и когда-то стал посетителем медвытрезвителя, но удар, который Ландо нанес по этим центрамунижения человеческого достоинства, оказался непоправимым. Саратовские вытрезвители до сих пор не функционируют, выдавая на-гора план, вал и нал, как это было еще лет десять назад.

Он хотел их легализовать, чтобы они не мерзли на улице
Он хотел их легализовать, чтобы они не мерзли на улице

Некоторые представительницы слабого пола потом осуждали Ландо за то, что он по указанию свыше закрыл трезвяки. Но наиболее мудрые саратовские жены поняли, что пьяный муж приносит в дом хотя бы часть зарплаты, а вот муж, попавший в трезвяк, приходит в хижину с пустыми карманами. Именно эти мудрые жены навсегда будут благодарны человеколюбивому гению гуманизма Ландо.

Была еще одна категория женщин, которые до сих пор неоднозначно относятся к Александру Соломоновичу. Их называют по-разному: кто путанами, кто жрицами любви, кто проститутками, а кто и словами, которые нельзя привести в печати. Ландо первым в России осмелился заявить о необходимости легализации проституции. Он даже предложил проект федерального закона «О проведении на территории Саратовской области эксперимента по регулированию отношений, связанных с оборотом услуг и проведением зрелищных мероприятий сексуального характера». Автор идеи просил дать ему на проведение эксперимента всего один год. Не дали. Хотя это был отличный закон. Жриц любви предполагалось лицензировать и медосматривать раз в две недели; бордели размещать не ближе, чем за полкилометра «от образовательных учреждений для несовершеннолетних, памятников истории и культуры, ритуальных объектов, зданий для отправления религиозных культов», а «при проведении зрелищных мероприятий сексуального характера осуществление половых сношений не допускалось». Начинать заниматься «этим» по проекту Ландо разрешалось не ранее, чем с 18 лет.
С экономической точки зрения, и тут была выгода. Проституток предполагалось облагать налогами. Волна критики и зубоскальства едва не смыла Ландо. Ему пришлось выдержать такие накаты, что в пору было вообще покинуть Родину и скрываться в эмиграции. Ландо заподозрили в том, что он стал лоббистом сутенерской мафии, которая решила положить конец беспредельной конкуренции в этом сегменте рынка и монополизировать «это». Ландо безуспешно пытался опровергнуть такие подозрения, а вскоре стал объектом насмешек со стороны высокопоставленных ловеласов, которые втайне пользовались услугами путан и не могли себя представить в окружении напомаженной мадам, рядом с которой толпились бы «девочки из Парижу».

Вытрезвители тоже закрыл Ландо
Вытрезвители тоже закрыл Ландо

Никто из этих тупорылых ханжей не обратил внимания на открытия, которые сделал Ландо, изучая анатомию проституции как явления современной урбанистической культуры. После общения со жрицами наш Геракл пришел к выводу: «10% путан до того. как выйти на панель, имели хорошую работу, более 15% учились в вузах или окончили их, 30% состояли в браке, более половины могут отдаваться и без денег. Я предлагал тысяче путан список вакансий, которые они могли бы занять, — от уборщиц до сотрудниц КБ. Воспользовались предложением только две…»

Путаны занимаются этим не только за деньги, но и по зову крови. Это как наркомания, ее не остановить, но можно легализовать, поскольку провести ночь со жрицей любви гораздо безопаснее, чем сесть на иглу и погибнуть от передозировки.

Не поняли. И проект легализации проституции сдали в архив. При этом путан не стало меньше, а проблема так и не решена. Кто оказался в выигрыше, догадаться несложно.
Пройдя через множество испытаний и соблазнов, Ландо оказался перед выбором. Он имел возможность сделать карьеру правозащитника, даже стать совестью нации. Но он был слишком близок к власти. Как легендарный Икар, он не послушался своего папу Дедала и приблизился к солнцу на недопустимо близкое расстояние. Он обжог крылья и упал на грешную землю. Но если непослушный Икар разбился, то Ландо уцелел.

Один из немногих он боролся за качество еды в магазинах
Один из немногих он боролся за качество еды в магазинах

После того как его как резидента обменяли на засланца из другой структуры, герой легенды понял: его не меняли, его кинули. Ведь по жизни он — ранимый романтик, тяжело переживающий глубокие комплексы и обиды. Он подзабыл, что власть призвана использовать слуг и награждает их не столько за подвиги, сколько из чувства снисхождения в те мгновения, когда слуга ей нравится.

Близость к губернатору и принадлежность к его свите явились причиной критического отношения к Ландо со стороны той части общественности, которая разочаровалась в Аяцкове.Очень скоро Ландо, подобно истрепанному плюшевому мишке, надоел главному политическому игроку. Но наш герой не стал бы легендой, если бы не совершил чудеса перевоплощения. Перестав быть «при Аяцкове», Ландо оказался «при Володине», даже стал руководить его аппаратом. И вот теперь он стоит у парадного подъезда, ожидая, когда его примут в Общественную палату. Там его ждут новые перспективы. Можно, например, познакомиться с ныне совершенно свободной женщиной Алой Борисовной Пугачевой или узнать у Вексельберга, где он взял деньги на яйца. Можно пообщаться с очаровательной Алиной Кабаевой, артистами, композиторами, поэтами, писателями, окунуться в политический и культурный бомонд, совершить еще один рывок. Только бы избрали. Помещать может, разве что, «проект легализации проституции», но вряд ли.
В Москве, где вершатся дела большой политики, он может начать с начала, но уже без маски шута, которую на него стремились надеть его прежние хозяева. Он может перестать слушать мелких воевод и политиков и начать прислушиваться к голосу только одного человека. Он знает, что ему сказать, у него очень много планов, задумок и проектов.

ОПа осиротела...
ОПа осиротела…

Временно прощаясь с нашим героем, напоследок стоит отдельно отметить, что в дни, когда так мало ярких и самобытных личностей, наш герой запомнится как маленький гигант большой правозащиты. О нем до сих пор помнят все те, кому он помогал, кого подбадривал, когда на психику давил застенок, все те, кому он не отказывал, будь то павшая в грехе путана, малолетний правонарушитель, матерый преступник, мечтающий о выходе на свободу с чистой совестью, мать-одиночка, сирота, пожилой человек. Неважно. Важно, что даже в самых нечеловеческих условиях нашелся хоть один гуманист и филантроп, который, даже состоя на службе у власти, снисходил до нужд просящих и молящих.

28.11.2005 г.

P. S. Эта легенда была написана в 2005 году. Но мы не стали в ней ничего менять или добавлять эпизоды из дальнейшей биографии Александра Соломоновича Ландо. Мы оставили “все, как есть” на момент написания этого текста. Полагаем, что для тех, кто еще не знает, кто такой Ландо, эти строки будут полезными, а для тех, кто его знает, они послужат информацией к размышлению.