КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Саморазрушение



 Система власти, если ее можно так назвать, которая так или иначе возникла при губернаторе Валерии Радаеве, фактически разрушена. В настоящее время она представляет собой руины. Можно было все это списать на глубокий уровень некомпетентности главы региона, на его неспособности держать в руках нити управления. Можно было списать и на то, что у Радаева не было коллективного или персонального оппонента, под неусыпным оком которого, он бы стремился если и не допускать системные и структурные ошибки, то хотя бы исправлять самые катастрофические из них. Но, как нам кажется, это далеко не все причины разрушения системы управления в крае. Какие факторы стали решающими и можно ли если и не восстановить систему, то хотя бы на какое-то время вывести ее из коматозного состояния?

Вот такой у нас сложился образ губернии
Вот такой у нас сложился образ губернии

Если Валерию Радаеву удастся сохранить свой пост, то система  будет продолжать разрушаться. И процесс приобретет не только неуправляемый, но и необратимый характер. Вот почему сегодня сложность проблемы состоит не в том, чтобы Радаева убрать, а в том, кто согласится прийти ему на смену для того, чтобы хотя бы начать выводить область из глубокой ямы.

Однако мы сейчас не будем гадать по поводу того, кто все-таки отважится встать у руля, в то время, когда корабль не только дал течь и в трюмах полно воды, но продолжает дрейфовать на опасные рифы. Для нас гораздо важнее понять, что же на самом деле произошло с системой, почему она встала на путь саморазрушения?

После того, как в апреле 2012 года Валерий Радаев первый раз был назначен на пост главы Саратовской области, началась великая зачистка. Опыт его предшественника - Павла Ипатова- показал, что при наличии системной, внесистемной и даже антисистемной оппозиции рано или поздно произойдет паралич власти и управления.

В течение сравнительно короткого времени такая зачистка была проведена. Помирилась элита, потенциальные оппоненты соблазнились корзинами печения, да бочками варения, тех, кто принципиально не соглашался с установлением режима. оттеснили в маргинальную зону, где они продолжают до сих пор влачить жалкое существование.

Вы меня еще вспомните
Вы меня еще вспомните

В результате сложились во многом уникальные обстоятельства для того, чтобы “режим Радаева” мог существовать в условиях стерильной среды обитания. Стерильность, помноженная на некомпетентность привела, не могла не привести, к уверенности в том, что курс, проводимый саратовским губернатором, если и не единственно правильный, то в целом верный. Однако в первый срок своего правления Радаев еще опирался на тот запас прочности, который был заложен его предшественниками - Дмитрием Аяцковым и Павлом Ипатовым.

Прочность измерялась не только наличием ресурсов, которые еще не были исчерпаны до самого дна, но и наличием кадров, которые еще обладали какой-никакой  квалификацией. Но поскольку стерильность и некомпетентность формировали уверенность в курсе, началось разрушение через истощение ресурсов и прямо-таки катастрофическую дисквалификацию кадров. Помните, как Валерий Радаев на первом сроке неохотно расставался с дискредитировавший себя кадрами? Помните, как он продолжал наращивать внешний долг? Помните, как он трезвонил о 9 новых заводах и притоке инвестиций? А ведь в области и того, и другого, и третьего становилось все меньше и меньше.

И меня...
И меня…

Это вело к застою и деградации звеньев управления. Потому уже случился обвал: радаевские кадры стали один за другим попадать в воронку уголовных дел. Это стало следствием того попустительства, которое стало возможным в условиях стерильности и некомпетентности. В состоянии застоя и деградации попал и законодательный орган губернии. Он стал хотя и не бешеным, но весьма активным принтером, который штамповал все решения исполнительной власти, не задумываясь над их последствиями.

В результате на втором сроке правления Валерия Радаева началось рушится все. Согласитесь, что такое обрушение не могло стать внезапным. Его причины назревали долго и были заложены именно в первом сроке правления.

Первым началось сыпаться само правительство Радаева. Из него стали уходить кадры. Выход  можно было сделать только через две двери: в отставку или под следствие, а затем и суд. Растеряв хотя и не очень даровитый, но все же достаточно зрелый потенциал, которым обладал первый состав его правительства, Валерий Радаев прибегнул к так называемому “муниципальному призыву”. Он стал рекрутировать своих чиновников из глубинки, передвигая фигуры из положения пешек в положение слонов, коней и ладей.

Не знаем, кто ему подсказал эту идею, но она явно противоречит всем принципам управления, что незамедлительно дало о себе знать буквально сразу.

А меня вряд ли, кто вспомнит...
А меня вряд ли, кто вспомнит…

Например, такие выходцы из муниципалитетов, как Игорь Пивоваров, Валентина Гречушкина проявили себя, как крайне неподготовленный для решения задач в масштабах субъекта федерации.

Муниципальный призыв возможно и дал бы эффект если бы в области сложилась система, но системы, как не было при раннем Радаеве, так нет и до сих пор. Система же, когда некомпетентность первого лица становится своеобразным образцом, руководством к действию ведет не к росту управленческого опыта муниципалов, а, напротив, понижает даже тот уровень квалификации, который у них был до перехода в правительство.

Но принцип подбора, при котором некомпетентность главы является образцом для подражания, не мог не дать своих результатов. И сегодня радаевским министрам нельзя ничего поручить и все приходится делать самому. Этот принцип привел к тому, что и на всех остальных уровнях власти складывалась все та же картина. Например, подбор депутатского корпуса, начиная от областной думы и заканчивая муниципальными образованиями, фактически привел к параличу управления, к стойкой неспособности решать наиболее острые задачи, стоящие сегодня перед регионом. Уровень этих задач не по плечу абсолютному большинству действующих управленцев.

А меня?
А меня?

Что очень важно: время ставит перед властью все новые вызовы, каждый из которых – масштабен и сложен в решении, но власть к этим вызовам не готова. Приведем примеры. Состояние региональной промышленности – катастрофическое. Она оказалась в турбулентном состоянии банкротства, разрушения, деградации. Этот процесс продолжается, он возник не вчера и грозит тотальной ликвидацией даже того, что еще вчера как-то работало, стремилось к выживанию. И что? А ничего! Губернатор поручил заниматься этими вопросами Вадиму Ойкину и Юлии Шваковой - фигурам, которым даже руководство каким-нибудь МУПом поручить нельзя, и они теперь будут искать выход для всего промышленного комплекса губернии.

Или, скажем, сельское хозяйства, которое по признанию самого Радаева деградирует и кто будет выводить его из турбулентности деградации, если АПК сегодня оказался брошенным на произвол судьбы, дробиться и разрушается?

Или проблема ветхого и аварийного жилья, или проблема обманутых дольщиков, или проблема внешней задолженности региона, или проблема кадров, демографии, внутренней политики?

Повсюду необходим комплексный подход, одним из звеньев, которого является связка исполнительной власти и власти законодательной, когда первая занимается анализом, синтезом, аналогией, а вторая на их основе уже принимает обеспечительные меры. На самом деле в правительстве вряд ли способны к анализу и синтезу, а в областной думе к решению поставленных задач. Это невероятно сложно, к этому они не готовы и значит это  - разрушение системы управления на уровне решения задач.

Финал эпохи деградации
Финал эпохи деградации

Но всюду, куда не глянь, можно увидеть образцы подбора кадров: все они либо должны притворяться, что являются глупее губернатора, либо на самом деле являются таковыми.

Такое положение вещей привело к тому, что ни одна из задач – простая или сложная – не важно, не может быть решена без вмешательства извне. Это привело к тому, что губернатора Саратовской области перестал быть губернатором, а на самом деле его обязанности выполняет спикер ГД Вячеслав Володин. Но это не только потому, что Радаев по уровню своего IQ  уступает Володину или просто передает ему свои полномочия. Это значит, что губернатор просто боится ответственности, как боится его всякое некомпетентное лицо. Боязнь ответственности приводит к перекладыванию рисков на чужие плечи, стремление действовать только при наличии антикризисного управляющего. Ясно, что в таком режиме разрушение системы – неизбежно, закономерно, как рок.

В результате сложения сумм некомпетентность, возникает парадокс, при котором некомпетентность становится высшей степенью компетенции. А это ведет к разрушению системы, что мы сегодня и наблюдаем.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=3&ELEMENT_ID=16523