КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Время слабых



Поддержка большинством единороссов кандидатуры Александра Романова на пост спикера Саратовской областной думы фактически завершила процесс “малой перестановки” в верхних эшелонах региональной власти. Когда “верхушки шумели”, казалось пусть “сильнее грянет буря”, т.е. начнется “большая перестановка”, которая только и возможна при смене губернатора области. Однако Валерий Радаев, пока удержался у власти и буря не грянула. Зато в ходе рокировок выяснилось, что местный истеблишмент окончательно утратил контроль над регионом. Кто теперь будет  губернатором, спикером, мэром, вожаком местных единороссов, зампредом, министром или даже муниципальным чиновником – никак не зависит от настроений местных игроков 

Кого прикажут, того и выберем
Кого прикажут, того и выберем

Это хорошо было видно, когда представители истеблишмента первоначально голосовали за отставку спикера областной думы, затем выбирали нового партийного лидера и, наконец, рекомендовали нового председатели парламента.  Голосовали как по команде, фактически единогласно, при наличии формальных альтернативных кандидатур, которые были включены в бюллетени исключительно ради процедуры.

Это показатель того, что решения принимаются не здесь. Это значит, что так называемая местная элита окончательно утратила свой статус, как элита.  Она уже не включает в себя (пусть и во многом формально) лучших из лучших. Она стала такими же, как и все.

Вот почему произошла утрата статуса должности, ее, так сказать, веса. Теперь все равно, кто будет губернатором – лишь бы был, все равно, кто будет спикером областной думы – лишь бы числился и все равно, кто будет вождем “партии власти” в регионе – главное, чтобы был. Из всех таких формальностей следует: неважно, как обстоят дела в регионе, главное, чтоб он еще как-то существовал.

Такое переформатирование привело (не могло не привести) к приходу к власти слабых. Слабых руководителей, невменяемых спикеров, косноязычных вождей. Наступило время слабых.

Все думают, что слабые - это из партии власти, но эти тоже - слабаки
Все думают, что слабые – это из партии власти, но эти тоже – слабаки

Слабые приходят лишь тогда, когда они уступают сильным. В нашем случае слабые уступили власть сильным. Сильными следует считать тех, кто в описуемой реальности наделен правом принимать не просто решение, а окончательное решение. При этом случилось то, что и должно было случиться при слабых: сильные  не из их среды. Там, где они – сильных нет.

Слабым надо запомнить раз и навсегда: власть не получают, власть берут. И берут ее тогда, когда она выпадает из рук тех, кто ею не смог распорядиться, проявил нерешительность, а то и трусость. Но парадокс состоит в том, что все слабые не взяли, а получили власть из рук сильных. А это значит, что они не будут за нее бороться, от слова совсем.

Что бы там не говорили особенно яйцеголовые аналитики, а власть на местном уровне (в данном случае в Саратовской области) стала слишком слабой, вялой, нерешительной. Это произошло потому, что изначально она оказалась в руках не у тех, у кого она должна была оказаться. Это стало возможным благодаря особой эволюции власти в новой России. Суть этой эволюции мы уже не раз описывали. Напомним, что если однажды к власти приходят худшие (слабые), они не приводят следом за собой лучших (т.е. сильных), они приводят с собой еще более худших. Венцом этой эволюции становится утрата власти.Сегодня в Саратовской области власть утрачена. Власть – это дело сильных, слабые не в состоянии распорядиться властью и тем более ее удержать.

Как бы так кого-нибудь покритиковать, чтоб он не обиделся, да и нам за это ничего не было
Как бы так кого-нибудь покритиковать, чтоб он не обиделся, да и нам за это ничего не было

Власть слабых неизбежно ведет к превращению их в марионеток. Формально наделенные правом нажимать на рычаги влияния, они не могут делать это самостоятельно и готовы “жать”, только если кто-то будет дергать их за ниточки.

При всей карикатурности такого образа, при всем гротеске тех, кто представляет власть слабых – это очень и очень опасное явление. Просто потому, что формально за все будут отвечать те, кто наделен властью, но не может ее употребить самостоятельно. Но и слабые тоже подчинены логике: они будут всячески стремиться к тому, чтобы снять с себя какую-либо ответственность. А это, господа, значит, что процесс разрушения всей конструкции власти будет неизбежно происходить вплоть до потери управляемости.

Власть слабых оказалась между молотом тех, кто ими управляет в реальности и наковальней того, что у нас называется общественное мнение. Тем самым общественным мнением, которое еще вчера пребывало в полуаморфном состоянии, но с недавних пор начало консолидироватьсяПри этом общественное мнение не выступает против власти, а требует эту власть употребить. Это общественное мнение требует от власти быть сильной.

Всегда готова к компромиссам, договорам и пактам
Всегда готова к компромиссам, договорам и пактам

Парадокс? Нисколько! Это только недалекие политиканы все еще думают, что общественное мнение не любит (не уважает) власть. Оно, господа,  не уважает такую власть. Власть – размазню, власть – студень. Потому, что оно требует от нее исполнять свои функции. Если нет денег, то их надо найти, если плохие дороги – их надо отремонтировать, низкие доходы населения – их надо повысить, нет порядка управления в системах жизнеобеспечения – навести в этой сфере порядок и т.д.

Это как раз и есть онтологические обязанности власти, ее смысл и предназначение. У нас ведь так случилось, что власть ассоциируется со всем, чем угодно: с воровством, безалаберностью, безответственностью, халатностью, равнодушием, чванством, но только не с властью, как действием, с властью, как ответственностью, с властью, которая является не злом, а благом, которое иногда достигается не без помощи зла.

Сейчас даже нет смысла говорить о том, кто сегодня управляет слабыми, просто потому, что ими может управлять, кто угодно. Для управляющей стороны важно сохранитьинкогнито, создать видимость, что это слабые управляют, а все остальное не имеет значения. Это стало возможным в результате уничтожения местного самоуправления, свертывания основ федерализма, расколом между властью и обществом.

Некоторые уже сидят, некоторых ищут, некоторые еще ждут...
Некоторые уже сидят, некоторых ищут, некоторые еще ждут…

 

Особенно трагичен и чреват тяжкими последствиями это раскол.  Он вызван не тем, что власть живет хорошо, а народ – страдает. Страдают все. Власть от отсутствия силы, а народ от отсутствия сильной власти. Подчеркнем, что под сильной властью мы понимаем не ту власть, которая готова погубить все на корню, стращать и не пущать, а о власти, которая отвечает перед населением, власть, которая в состоянии взять ответственность на себя. У нас же, напротив власть стремится снять с себя всякую ответственность. Особенно характерно это для власти слабых.

Обстоятельства такую власть вынуждают лишь оправдываться. При этом оправдываться, доводя реальность до абсурда. Но в поисках оправдания получается так, что свалить вину за свои просчеты слабым не на кого, а то, на что они сваливали вину раньше, уже исчерпано как ресурс. И настало время, когда оправданий больше нет. Тогда-то раскол еще больше увеличивается, пока не становится необратимым.

История показывает, что в таких случаях в один прекрасный момент рушится все до последнего кирпичика. Такие разрушения наша страна переживала в прошлом и последствия их были трагическими. Это становилось возможным, когда наступала власть слабых. Увы, сегодня мы вступили в такую фазу своего развития.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=3&ELEMENT_ID=16970