КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Адвокат о деле Елены Салеевой: “Прокуратура пытается создать опасный прецедент”



Председателю комитета по управлению имуществом администрации Саратова Елене Салеевой изменена мера пресечения с домашнего ареста на запрет определенных действий.

Об этом ИА “Взгляд-инфо” сообщила адвокат Елена Сергун, представляющая интересы обвиняемой.

Заседание по рассмотрению ходатайства следователя Вячеслава Родионова состоялось вчера в Октябрьском районном суде. Председательствовала на процессе судья Елена Леднева. Со стороны прокуратуры Саратова в зале находился Андрей Сухоручкин.

В своем ходатайстве, сообщила госпожа Сергун, следователь требовал продлить домашний арест Салеевой до 3 октября, то есть еще на два месяца.

Она добавила, что срок предварительного следствия истекает 31 августа – если до этого момента дело не будет направлено в суд, следствие обязано согласовывать продление срока в СК РФ, у председателя ведомства Александра Бастрыкина.

Елена Салеева, как и ее коллега по работе мэрии Андрей Краснов, стала фигурантом уголовного дела о взятке на основании показаний Галины Черновой и Алексея Абасова, находящихся под следствием по обвинению в мошенничестве.

В середине прошлого года заявители обратились с письмом в силовые и надзорные структуры, назвав фамилии своих возможных покровителей и “партнеров” в муниципалитете. Ранее в прессе сообщалось, что Абасов готов был заключить досудебное соглашение со следствием, предполагающее особый порядок судопроизводства, и в обмен на освобождение из-под стражи дать признательные показания, изобличив сообщников из числа чиновников мэрии и прокуроров. Сейчас и Чернова, и Абасов ждут суда под домашним арестом.

Елену Салееву задержали 4 февраля, а 8-го числа того же месяца отправили под домашний арест. Следствие полагает, что она действовала в преступном сговоре с бывшим начальником отдела муниципального земельного контроля КУИ Андреем Красновым. Как считают в СУ СКР, “с 2015 по 2016 годы чиновники получили взятку на общую сумму 18 млн рублей за способствование в подготовке и выдаче документации, необходимой для осуществления строительства многоквартирных жилых домов на земельном участке на территории Заводского района, находящемся в муниципальной собственности”.

В ведомстве Сергея Филипенко позицию коллег из следкома полностью разделяют. Дело возбуждено по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в особо крупном размере).

“Получается, что год расследуется один единственный эпизод. Продление меры пресечения следователь мотивировал тем, что дело очень объемное и сложное, но эти доводы отвергаются очень просто – здесь один-единственный эпизод. В чем сложность, в чем объем?

Он сказал, что объем дела составляет 30 томов. Они складываются из многочисленных проверок, которые были инициированы прокуратурой на предмет любых действий, которые происходили в рамках компетенции КУИ.

Допустим, где-то что-то снесли, какие-то земельные участки, независимо от времени, когда это происходило, то есть все проверяли на предмет причастности Салеевой. Обращу внимание, что по всем дополнительным эпизодам – отказные материалы.

Прокуратура ходатайство поддержала, тоже сказала, что дело очень большое, очень сложное. Но на самом деле, все следственные мероприятия уже проведены, была проведена последняя экспертиза, но она не имеет отношения к Салеевой, это оценка стоимости машины, которую купил Андрей Краснов у АлексеяАбасова.

Применительно к Салеевой, собственно говоря, ничего не проводилось”, - рассказала защитник.

“Есть опасения, что сейчас узаконится этот крайне опасный прецедент, который пытается создать областная прокуратура, о том, что привлекать к уголовной ответственности людей за взятки можно только на основании показаний”

Елена Сергун сообщила, что ее подзащитная никогда не имела намерения скрываться от следствия. Более того, неоднократно подавались жалобы на затягивание сроков следствия, а сама Елена Салеева хочет начать суд как можно быстрее, чтобы доказать оговор.

“Что самое интересное, самое уникальное по данному делу – оно стало одним из первых, когда человеку пытались предъявить коррупционный состав преступления, то есть взятку, без каких бы то ни было доказательств, носящих объективный характер. То есть, без ОРМ – прослушек, фиксации”, - подчеркнула собеседник агентства.

“Все строится на показаниях Черновой, по которым мы проводили огромнейший сравнительный анализ. Они между собой не стыкуются – место, время, дата, обстоятельства”, - заявила адвокат.

В своем выступлении в суде Елена Салеева, по словам ее защитника, указала мотив для оговора, который прозвучал в интервью адвоката Андрея Боуса журналу “Юркомпас” и совместном интервью Боуса и Галины Черновой, которая смогла его дать, несмотря на домашний арест.

“Что у них ключевого было, и у того, и у другого… Вот, например, Боус – в феврале 2019 года в журнале “Юркомпас” публикуется его интервью, которое озаглавлено так: “Андрей Боус – многие саратовские чиновники должны сесть”. И он там говорит дословно, моя подзащитная это озвучивала: “Могу озвучить позицию Черновой. Это важно. Галина Ивановна полагает, что дольщикам необходимо объединиться и не слушать, что им рассказывают на рабочей группе сотрудники правительства и прокуратуры, нужно добиться возбуждения уголовных дел и привлечения к уголовной ответственности чиновников, безразлично какого уровня. Это гарантия получения ими денежных средств за счет бюджета в той части, в которой ущерб не покроется денежными средствами обвиняемых”. Ну, шикарно вообще. Я им постоянно была благодарна, говорила большое адвокатское спасибо за такие интервью, как объяснение мотива для оговора моей подзащитной”, - рассказала Елена Сергун.

Адвокат напомнила про казус с официальным сайтом прокуратуры области, когда информация о задержании Елены Салеевой появилась на ресурсе до фактического события, и рассказала об еще одном.

“На сайте прокуратуры Саратовской области… К нам уже начали попадать документы при проведении конкретных следственных действий. Так вот, что интересно – Салееву задерживали 4 февраля не по 290УК РФ, то есть не по взятке, как отрапортовала прокуратура, а у нас везде стоит 286 УК РФ – превышение должностных полномочий. Забыли, по каким задерживали, по каким возбудили, по каким рапортовали”, - возмутилась Сергун.

Адвокат добавила, что показания Галины Черновой проверялись на полиграфе, однако она нарушила правила проведения процедуры, из-за чего эксперт не смог дать однозначный ответ.

“Чернова, придя туда и, видимо, выполняя рекомендации своего защитника или кого-то еще, так чихала, кашляла, вздыхала. Итог: когда ей задали вопрос, имеются ли у нее данные о передаче ею Салеевой денежных средств по обстоятельствам, которые она описывала в своих показаниях, Чернова столько нарушений допустила при прохождении теста, что эксперт сделал выводы, что ответить на вопрос она не может, так как нарушала порядок проведения экспертизы. Думаю, что намеренно, ведь там, при прохождении исследования, даются совершенно четкие разъяснения – нельзя шевелиться.

То есть, ключевой вопрос, по которому обвиняют Салееву, со слов единственного так называемого свидетеля, категорически заинтересованного, никакого подтверждения не нашел, согласно экспертному заключению.

Эксперт не смог высказаться по данному поводу, потому что Чернова вела себя таким образом, что нельзя было по приборам увидеть ее истинное отношение к тем обстоятельствам, которые она описывает”, -  рассказала юрист.

Елена Сергун поделилась и деталями очной ставки Алексея Абасова и Елены Салеевой.

“На ней, по данному эпизоду, Абасов совершенно четко сказал, что ему вообще ничего по этому поводу лично не известно, с Салеевой он на эту тему никогда не разговаривал. На сегодняшний день даже противоречий с Абасовым нет, Елена Павловна то же самое говорила.

Еще одно ключевое обстоятельство – Салеевой вменяют, по большому счету, два распоряжения, одно ею согласовано, а второе ею подготовлено. В ее компетенцию не входило принятие решений по данным вопросам, она не могла ничего изменить, тот же вид использования земельных участков, кому-то что-то выделить”, - продолжает адвокат.

“Чернова, придя туда и, видимо, выполняя рекомендации своего защитника или кого-то еще, так чихала, кашляла, вздыхала. Итог: когда ей задали вопрос, имеются ли у нее данные о передаче ею Салеевой денежных средств по обстоятельствам, которые она описывала в своих показаниях, Чернова столько нарушений допустила при прохождении теста, что эксперт сделал выводы, что ответить на вопрос она не может, так как нарушала порядок проведения экспертизы. Думаю, что намеренно, ведь там, при прохождении исследования, даются совершенно четкие разъяснения – нельзя шевелиться”.

В итоге судья приняла решение изменить меру пресечения Елене Салеевой с домашнего ареста на запрет определенных действий. В частности, чиновнице нельзя покидать свое жилище с 22.00 до 6.00 следующего дня, общаться посредством почты, за исключением корреспонденции правоохранительных органов и суда, пользоваться телефоном и интернетом для общения с кем-либо, кроме следователя, адвоката, суда и правоохранительных органов.

“Готовы ли суды создавать прецедент по вынесению обвинительных приговоров только на основании слов заинтересованных свидетелей и о событиях давно минувших дней без каких бы то ни было ОРМ, доказательств, как это всегда требовалось по делам о взятках и коррупционных преступлениях? То есть, получается, можно на любого человека сказать, что этот брал взятку, или я давал ему взятку, или что мне об этом что-то известно, и он отправится за решетку.

Если так дальше пойдет, в структурах не останется никого, потому что никому не надо сидеть на расстрельных должностях”, - полагает Елена Сергун.

Собеседник подчеркнула, что “именно областная прокуратура стала инициатором этого безобразия в отношении Салеевой”.

 ”Есть опасения, что сейчас узаконится этот крайне опасный прецедент, который пытается создать областная прокуратура, о том, что привлекать к уголовной ответственности людей за взятки можно только на основании показаний”, - размышляет адвокат.

“Господа, показания могут быть мотивированы, люди могут быть заинтересованы с материальной точки зрения или желают уйти от уголовной ответственности. Они же пытались, давая показания на различных должностных лиц, подписать досудебное соглашение по своим собственным делам. С ними не подписали, и это абсолютно правильно, абсолютно соответствует закону по одной простой причине, что досудебное соглашение с тобой подпишут только в том случае, если ты даешь показания в отношении лиц, которые вместе с тобой совершили данное преступление, а не просто обо всем, что тебе известно по жизни.

Если дальше так пойдет, если будут создаваться такие прецеденты, наверное, ни на одной должности у нас не то, что профессионалов, даже непрофессионалов не останется, потому что только лицо, не способное логически выстроить цепочку, захочет заниматься подобной расстрельной деятельностью.

Я думаю, тут стоит задуматься абсолютно всем, не только должностным лицам администрации или другого органа, но и самой прокуратуре. А если завтра на них будут такое говорить? Первая реакция по данному уголовному делу – мне знакомые следователи говорят: мол, ничего себе, значит так на любого можно сказать? Я отвечаю: “А это, господа, уже от вас зависит”, - озвучила свое мнение Сергун.

Елена Салеева все еще занимает должность председателя КУИ Саратова. С возглавляющей комитет Светланой Чеконовой заключен срочный договор, сообщили ИА “Взгляд-инфо” в мэрии.

Андрей Краснов, еще один фигурант дела, освобожден из-под домашнего ареста. Как и в случае с руководителем КУИ, ему избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий.

Источник: http://www.vzsar.ru/news/2019/08/02/advokat-o-dele-eleny-saleevoy-prokyratyra-pytaetsya-sozdat-opasnyy-precedent.html