КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



«Курихин против Вилкова». Бывший РУБОПовец рассказал в суде историю ОПГ «Парковские»



 

«Курихин против Вилкова». Бывший РУБОПовец рассказал в суде историю ОПГ «Парковские»
Адвокат Вячеслав Борисов. Фото Анастасия Лухминская

Сегодня, 27 сентября, в рамках процесса «Курихин против Вилкова» на судебном участке №1 Фрунзенского района Саратова был допрошен в качестве свидетеля адвокат Вячеслав Борисов.

На вопрос судьи Юлии Павловой, какие отношения связывают его с участниками процесса, он ответил, что с подсудимым Сергеем Вилковым и потерпевшим Сергеем Курихиным у него никаких отношений нет, но есть общее прошлое со вторым потерпевшим.

«С Михаилом Завьяловым работал в РУБОПе (управление по борьбе с организованной преступностью – прим. ред.) с около восьми лет: он оперативником, я – следователем», – рассказал Борисов.

По просьбе представителя подсудимого Романа Миронова свидетель рассказал, что в 1976 году поступил на службу в ОВД. После окончания вуза в 1982 году он стал следователем. До 1999 года он работал в РУБОПе, а затем стал адвокатом. С 1991 по 1998 год он имел доступ к оперативной базе правоохранительных органов.

«По «Парковской» группировке. Первоначально существовало преступное сообщество «Горпарковские». Руководил Владимир Хапалин, которого убили 28 сентября 1990 года. После него сообщество возглавил Сергей Мальков, кличка Канапа. В 1992 году его сместили, сообщество распалось на отдельные группировки, тогда образовалась «Парковская» группировка. Её возглавил Валерий Булгаков, кличка Лапа. Отдел разрабатывал Булгакова», – рассказал Борисов.

Также он отметил, что к группировке имел отношение «Кокорев, деловой партнер Курихина», который был осужден за вымогательство и находился под стражей.

«В сентябре 1991 года я был приглашен в оперативное бюро. Когда я пришел в бюро, я об организованной преступности имел ноль информации. Я расследовал убийство Александра Наволокина, младшего из братьев Наволокиных. Был у нас оперативник Сергей Майер, у него в производстве находилось дело «Волки» на группировку Хапалина. Там было не меньше 200 человек, которых разрабатывали. Мы их допрашивали по убийствам Хапалина и Наволокина», – рассказал Борисов.

«Использовать термин «преступный» было распространенной практикой?» – уточнил Миронов.

«Когда убили Хапалина, был издан приказ о расследовании преступной деятельности группировки Хапалина. Хотя Хапалин не был осужден за создание преступной группировки, но приказ такой был. В 90-х годах была практика: задерживались люди, оперативники составляли справки, где говорилось: такой-то является членом, активным членом или бригадиром организованной преступной группировки – «Парковские», «Наволокинские», «Передреевские», «Ленинские», «Земцовские» и так далее. Если разобраться, многие лидеры преступных группировок судимы не были», – рассказал Борисов.

«Когда эта практика прекратилась?» – спросил представитель Вилкова.

«По март 1999 года это все было, дальше вопросы не ко мне», – ответил Борисов.

«Известны ли вам утечки информации о преступной группировке?» – продолжил задавать вопросы адвокат.

Свидетель рассказал, что «это было на слуху в Саратове», и в бизнес-среде считалось шиком упоминать о личных связях с лидерами преступных группировок – таких, как Игорь Чикунов.

Допрос свидетеля продолжился.

https://fn-volga.ru/news/view/id/132159