КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Чужие здесь не хоронят



Чужие здесь не хоронят Недавно вдруг вспомнился один зарубежный фильм. Основные события там разворачивались на болоте, которое буквально пожирало всех чужаков, пытавшихся его покорить. Самой впечатляющей оказалась финальная сцена – когда пузырящаяся жижа съела в итоге и тех, кто ее охранял…

“ОМ” уже рассказывал, что летом этого года в Энгельсе муниципальное унитарное специализированное предприятие “Ритуал” (единственную на весь город и район “государственную” похоронную контору) вдруг возглавила 28-летняя Александра Полях, дочь известного далеко за пределами района предпринимателя и мецената Александра Поляха, который, как говорят злые языки, не столько сам обязан нескольким “поколениям” энгельсских властей, сколько наоборот. В отношениях с похоронным бизнесом выпускница саратовского эконома Полях-младшая до этого ранее замечена не была. Скандалы с влиятельным отцом, решившим отправить непокорную дочь в ссылку на перевоспитание, в публичное пространство вроде бы тоже не выходили. А уже через несколько месяцев после ее назначения появилась информация, что неизвестные поколотили стекла в ее автомобиле, оставили у ворот ее дома бутылку с зажигательной смесью и похоронный венок (ну или наоборот – повредили окна ее дома, а “послание” было оставлено возле джипа). В любом случае злые языки уверены, что корни такого демарша следует, прежде всего, искать среди своих, то есть тех, кто так или иначе связаны с работой кладбищ. А с другой стороны, разве не под такие же “предупреждения” в 90-е проходили переделы сфер влияния и пересчеты прибыльных бизнесов? Так, может, здесь тоже все дело чисто в финансовой составляющей ритуального бизнеса, принципиально закрытого от всех посторонних? “ОМ” попробовал разобраться.

Городские легенды, или Монополисту можно всё
По примерным подсчетам, в Энгельсе чуть менее десятка похоронных агентств. Но это, на самом деле, не так уж и важно – МУСП “Ритуал” исторически занимало и занимает не менее 70% всего рынка. В свое время сериал “Больница Никербокер” очень убедительно показал особенности похоронного бизнеса, когда конкуренты бьются за каждый труп, не гнушаясь подкупами, кражами и в буквальном смысле выбиванием желаемого с битой в руках. Энгельсский “Ритуал” между тем смог даже открыть один из своих офисов прямо в комплексе зданий Энгельсского районного отделения бюро судебно-медицинской экспертизы (адрес городского морга – Весенняя, 6б, а офиса МУСП – 6а). Конкурентам-частникам такая роскошь, понятное дело, и не снилась. Таким образом, вопрос выбора для опечаленных утратой сограждан чаще всего даже не возникает.

Согласно информации на сайте “Ритуала”, помимо городских энгельсских кладбищ предприятие курирует еще и кладбища в Анисовке, поселках Приволжский и Прибрежный. В отличие от того же Саратова, где тоже работает свой “Ритуал”, дирекции кладбищ в отдельные юридические лица здесь не выделены. То есть директоры энгельсских кладбищ автоматически числятся в штате “Ритуала”.

Для того, чтобы просто объехать три кладбища в Энгельсе, нам потребовалось несколько часов. Воскресенское кладбище на проспекте Строителей – самое старое из городских (в народе его долгое время так и называли – “Старое кладбище”). Почти пасторальная тишина, много зелени, металлические кресты и многогранники (гранита почти нет), вросшие в землю… Говорят, что здесь даже можно встретить могилы участников еще Первой мировой, георгиевских кавалеров и т.д.

Восточное кладбище (район СХИ) по аналогии с Воскресенским раньше называли “Новым”. На сегодня оно, чисто визуально, выглядит самым посещаемым и “густонаселенным”. Тут уже совсем другая панорама эпохи: прямо у самых ворот – наверное, чтобы все видели – целый мраморно-гранитный городок. Родственники депутатов, топ-менеджеров и прочих “известностей”. Несколько фамилий, обладатели которых были известны еще лет 10-15 назад исключительно по кличкам, кликухам и погонялам. Особенным размахом выделяется скульптурная композиция размером с крупную театральную сцену, посвященная некой Оксане Каплинской-Озмановой. “Однофамилец” Дато Озманов, он же Дато Кувалда считается одним из последних саратовских воров-”законников”. Хотя ходила городская легенда, что к финансированию строительства сего великолепия (равно как и местной церкви) имел прямое отношение и еще один известный предприниматель и меценат, президент группы компаний “Эльдорадо” и Почетный гражданин Энгельса Александр Камаев. Так или иначе, но местные жители говорят, что долгое время весь этот “городок” считался настоящей энгельсской достопримечательностью – гораздо большей, чем мемориалы экипажей стратегических бомбардировщиков, разбившихся в небе над Энгельсом 8 августа 1984 года и 16 мая 1992 года.

Всплывающая подсказка
Композиция на Восточном кладбище, посвященная Оксане Каплинской-Озмановой, долгое время считалась чуть ли не городской достопримечательностью

В 2011 году Восточное кладбище официально закрыли “в связи с отсутствием свободных площадей для погребения и невозможностью расширения кладбища” (соответствующее постановление главы администрации Энгельса от 31 мая 2011 года за номером 489 можно найти в интернете), разрешив лишь хоронить уже в существующие могилы (“подзахоранивать”) и родовые семейные захоронения… Тем не менее и сегодня, по прошествии 8 лет, это якобы закрытое кладбище продолжают пополнять целые ряды свежих могил – 2014, 2017, 2018, есть и 2019 год… Формально, для всех новых захоронений теперь есть, третье, Эльтонское кладбище – самое свежее (поименовано оно было в 2009 году). Но в отличие от Воскресенского и Восточного, оно находится даже не на окраине города, а вообще за его пределами (поселок Пробуждение не является территорией города Энгельс, а относится к Новопушкинскому муниципальному образованию). Неудивительно, что осваивается территория этого кладбища далеко не так динамично, как могло бы. По большему счету там, как в песне – степь да степь кругом. И вот что интересно: разрешения обрести последний приют на закрытом кладбище при наличии кладбища нового вряд ли выдаются бесплатно. Но отражаются ли такие взносы в официальных финансовых документах “Ритуала”? Тоже не факт.

Всплывающая подсказка
Новое Эльтонское кладбище “осваивается” не так быстро, как могло бы

“Реальные размеры суммы, которую “пилят”, думаю, не знает никто”
Обещая индивидуальный подход к каждому клиенту, МУСП “Ритуал” на своем сайте предлагает похороны социальные (11,01 тыс. рублей), стандартные (25,8) и “похороны VIP” (65,7). При этом, например, в социальном предложении вообще отсутствует такая услуга, как “укладывание умершего в гроб”. Перевозка на автокатафалке в социальном и стандартном вариантах разнится – 2,06 и 3,1 тыс. рублей соответственно. Хотя в обоих случаях указан ПАЗ (а не Ford, как в VIP). Видимо, во втором случае – ПАЗик почище и водитель порасторопнее.

Согласно информации Росстата, по итогам 2018 года “Ритуал” отчитался о выручке в 84,44 млн рублей при себестоимости продаж – в 54,66. Одни только прочие (за вычетом управленческих и коммерческих) расходы составили 21,6 млн рублей. В итоге чистая прибыль за год не достигла и 2,2 млн рублей. Простая математика – и складывается четкое ощущение, что либо в “Ритуале” собрались какие-то совсем уж альтруисты-благотворители, либо просто кто-то решил “поиграться” с доходами и расходами, занизив в отчетах одно и завысив другое.

Главная особенность ритуального бизнеса – его невозможно оценивать в абсолютных величинах. В этом месяце захоронений может быть больше, в следующем – меньше. Говоря об Энгельсе, можно вывести лишь примерную среднюю пропорцию по сравнению с Саратовом – 2 000 захоронений там и 200 на все кладбища по Энгельсу… Работа такого монополиста, как “Ритуал” – это своего рода копилка, в которой участвуют все. В том числе и те, кто считают себя его конкурентами, но вынуждены отдавать не менее 10% только за возможность работать на кладбищах. Те, кто, казалось бы, “просто” торгуют рядом с кладбищем цветами, платят тоже. Реальные размеры суммы, которая получается в итоге и которую “пилят”, думаю, не знает никто. Каждый просто получает свою долю. Так устроена сама система. Там может крутиться и 40-50 миллионов, может 100, может больше. Легализовать все это, даже если представить, что найдется такой смельчак, невозможно в принципе, – рассказал “ОМ” Александр (имя изменено. – Авт.), по роду службы знающий изнутри похоронный бизнес как Энгельса, так и Саратова. – Не нужно забывать, что это еще и самый, наверное, стойкий вид бизнеса. Любая конъюнктура может меняться, а умирать-то люди будут всегда. Это понимают не только предприниматели, но и местные чиновники, которые здесь тоже обязательно имеют свои интересы”. Любопытный момент: в соцсетях и телеграмм-каналах активно обсуждается решение главы Энгельсского района Дмитрия Тепина назначить своего куратора районного похоронного бизнеса. Им якобы стал Равиль Тугушев, которого тот же Тепин “дернул” из родного министерства строительства. В тепинской администрации Тугушев сначала возглавил комитет ЖКХ, но уже через два месяца контракт с ним был расторгнут по соглашению сторон. Тем временем на кладбищах Энгельса уже успели появиться специальные кубы, в которые любой желающий может оставить предложения и пожелания по поводу работы МУСП “Ритуал” (то, что далеко не каждый берет с собой на кладбище листок с авторучкой – вопрос второй). Примечательно, что ранее абсолютно такие же кубы появились на улицах Энгельса, как раз по линии комитета ЖКХ (в них собирали предложения жителей города по благоустройству).

Анонимное освоение миллионов. Дорого
На самом деле, самым сложным в нашем расследовании было найти людей, знакомых с ситуацией и в то же время готовых, пусть и на условиях анонимности, поделиться хотя бы частью ее. Договоренности в последний момент отменялись – те же встречи, которые все-таки состоялись, посвящались любым другим темам, но только не ритуально-похоронной. Даже для торговцев искусственными цветами у кладбища на СХИ эта тема оказалась запретной. На безобидный вопрос, откуда именно цветы и сами ли они их делают, поначалу довольно дружелюбная женщина заметно напряглась и растерянно пробормотала: “Я не знаю… Нам их вроде с базы привозят”. На помощь ей из стоявшей тут же машины вышел крупный мужчина и довольно тактично предложил нам либо просто купить цветы, либо…
Чуть разговорчивее оказались местные “землекопы”. Информацию о том, что, по их словам, в некий “общак” им приходится ежемесячно отдавать по 2-3 тысячи (“с нас особо не дерут”), мы получили в самом начале расследования.

“Самыми “темными” всегда были договоры с “цветочниками”, транспортниками и изготовителями гробов. Самыми “темными” и прибыльными. Насколько я в курсе, сейчас, с приходом в “Ритуал” нового руководства, туда, например, смогли войти москвичи, которым на протяжении несколько лет упорно отказывали. Что может так привлекать расчётливых столичных бизнесменов в провинциальном Энгельсе? Вариантов не так много”, – говорит бывший сотрудник “Ритуала” Артем (имя изменено. – “ОМ”.).

Всплывающая подсказка
“Цветочники” на диалог так и не пошли

Заинтересовавшись, обращаемся на сайт Госзакупок (куда уж официальнее!). До 31 декабря 2019 года поставкой искусственных цветов для нужд энгельсского “Ритуала” занимается созданное еще в конце 90-х ООО “Похоронное агентство “Памятник” из Саратова (6-й Савельевский проезд, 6, директор Сергей Бурусов, владелец Наталья Краюшкина). Оно было отобрано по итогам конкурса еще в декабре 2018 года (при начальной цене в 10,66 млн, согласившись все поставить почти вполовину дешевле). Однако в июне этого года МУСП “Ритуал”, в который как раз пришла (сначала как замдиректора, а потом и директор) Полях-младшая, решает провести новый аукцион сразу на 15,7 млн рублей (подчеркнем, речь идет лишь об искусственных цветах). Похоронного агентства “Памятник” среди участников новых торгов не было, но зато были три индивидуальных предпринимателя – Григорий Балаян (если верить конкурсной документации, зарегистрирован в Марксе), Сергей Акимов (он же – председатель гаражно-строительного кооператива “Удача” из Энгельса, участвовал ранее в торгах вместе с “Памятником”) и Анатолий Иванов из Смоленска (основной вид деятельности – оптовая торговля текстилем). Победителем с минимальным отрывом оказался ИП Балаян.

Отметим, что, согласно данным из открытых источников, для предпринимателя Балаяна производство искусственных астр и хризантем тоже являлось, мягко говоря, непрофильным занятием. Основным видом деятельности у него указана деятельность ресторанов и услуги по доставке питания, среди дополнительных – оптовая торговля фруктами, овощами, яйцами, молочными продуктами и т.д. Более того – имеются сведения, что ИП Балаян Г.А. – это еще и, например, кафе “Пельменин”, расположенное ни в каком не Марксе, а в Саратове, на улице имени Василия Люкшина.

5 июля 2019 года с ИП Балаян Г.А. был заключен соответствующий контракт, но совсем скоро его исполнение было приостановлено (по какой причине – пока покрыто тайной). Уже в сентябре энгельсский “Ритуал” объявил новый аукцион по этой теме. Правда, на сумму вдвое меньшую – 7,06 млн и с более сжатыми сроками поставки (до 31 марта 2020 года). Теперь уже обошлось без Балаяна – конкурировали между собой ИП Акимов и ИП Иванов. Контракт на 4,84 млн был заключен с энгельситом Акимовым (по ОКВЭД – производство изделий, не включенных в другие группировки, среди дополнительных видов деятельности – производство игр, игрушек, бумажных канцелярских принадлежностей, розничная торговля фруктами и овощами и даже деятельность автобусного транспорта по регулярным внутригородским и пригородным пассажирским перевозкам). В 2018 году ИП Акимов активно работал с саратовским “Ритуалом” – поставлял туда по очень низким (по сравнению с начальной ценой) искусственные цветы, некие ритуальные таблицы, майки, трикотажные нижние рубашки, текстильную продукцию для изготовления обитых горбов.

С этим же “Памятником” как с единственным поставщиком 19 августа 2019 года энгельсский “Ритуал” заключил контракт на услуги автокатафалка. Сумма контракта 3 млн рублей, срок его исполнения – до 30 апреля 2020 года. По условиям договора, до указанного срока похоронное агентство “Памятник” обязуется предоставлять до трех машин в день (согласно заявке заказчика). Это должны быть специализированные автотранспортные средства с салоном закрытого типа, распашными дверьми и местом для установки гроба. Они должны быть не раньше 2011 года выпуска, рассчитаны на 11-18 посадочных мест, быть технически исправными, иметь ремни безопасности на сиденьях, кузов без механических повреждений и коррозии. При этом расходы по содержанию, ремонту и эксплуатации своих автомобилей (включая покупку ГСМ и выплату зарплаты водителям) исполнитель (похоронное агентство “Памятник”) берет на себя.

До августа 2019 года “Ритуал” тоже заключал договоры на аналогичные услуги по перевозке гроба с телом от места прощания до места захоронения. Таких договоров было (опять-таки, если верить Госзакупкам), по крайней мере, три: №56449013630190000310000 от 11.07.2019, №56449013630190000200000 от 20.05.2019, №56449013630190000120000 от 22.03.2019. “Стоили” они по 540 тысяч рублей каждый, каждый был исполнен досрочно. Но данные, кем именно они исполнялись и кто так качественно освоил более 1,6 млн рублей, как это неудивительно, просто отсутствуют.

Всплывающая подсказка
Договор, казалось бы, есть – деньги по нему тоже освоены, но непонятно кем.

Аналогичная ситуация с договором на изготовление гробов на 172 тысячи от 27.05.2019. Данные о его исполнении имеются (он был рассчитан до 31.07.2019, однако был исполнен на месяц раньше), но ФИО этого единственного поставщика мы найти так и не смогли, хотя смотрели втроем с коллегами. Никаких следов ни пресловутых “москвичей”, ни кого-либо другого.

Есть компетентное мнение, что после всех “выплат” и “раздач” (в том числе и тех, которые принято называть коррупционными) в удачный месяц “Ритуалу” и его руководству в свободное пользование остается примерно 1-1,5 млн рублей.
Похоже, точку в нашем расследовании ставить рано. Продолжение следует и главные выводы еще впереди.

https://om-saratov.ru/social_article/30-october-2019-i79328-chujie-zdes-ne-xoronyat