КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Год надежд и проектов. В 2019-м россиянам предложили еще несколько лет подождать лучшей жизни



В двух словах

Для экономики России в этом году все складывалось более-менее благополучно. Цены на нефть росли (с 54 до 68 долларов за баррель Brent), рубль на их фоне чувствовал себя более-менее уверенно.

Некоторые макроэкономические показатели вселяют определенную надежду. Например, падение инфляции до 3%. Впрочем, аналитики говорят, что низкая инфляция – это палка о двух концах. К ее минусам относят сдерживающее влияние на рост экономики, а также на индексацию зарплат, тарифов и прочих обязательных статей.

В России по-прежнему рост экономики – величина чисто символическая. Валовой внутренний продукт растет всего на 1% в год. Инвестиций не прибавилось, а рисков стало еще больше. Недаром одним из центральных экономических событий уходящего года стал арест основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви. Правоохранительные органы заподозрили его в махинациях с акциями. Калви – иностранный инвестор, десятилетиями работавший на российском рынке, и в его честности доселе ни у кого не было сомнений. Его арест стал потрясением не только для других инвесторов, но и руководителей государственных финансовых структур. И именно арест Калви, а не собственно инвестиции больше всего обсуждали в этом году на экономических форумах.

Дело Калви стало не единственным, но самым громким делом против бизнесменов в России в уходящем году. Силовики по сути начали активнее вмешиваться в экономические споры. А это совсем не делает страну привлекательнее. Кроме того, санкции пока никто не отменял. В этом году стукнуло 5 лет продуктовому эмбарго. Мы все также продолжаем давить и жечь европейские продукты, тогда как качество отечественной пищи, как показывают некоторые исследования, не улучшается.

Нацпроекты в действии

Этот год стал знаковым и для России, и для Саратовской области. С одной стороны, и в стране в целом, и в регионе закончены важнейшие инфраструктурные проекты. Для Саратова это – новый аэропорт “Гагарин”, для России – Крымский мост, платная дорога Москва — Санкт-Петербург, газопроводы “Сила Сибири” и “Турецкий поток”.

С другой, с этого года в стране началась реализация так называемых национальных проектов. Оказалось, что деньги в закромах родины есть, и они начали сыпаться золотым дождем, и, как грибы, после этих финансовых осадков начинают вырастать детские сады, “точки роста”, технопарки и прочие объекты.

 Выяснилось, что хроническое недофинансирование, которое десятилетиями мешало реализовать самые заветные проекты, – не более чем миф. Деньги нашлись. Например, в Саратове уже найдено финансирование для первого этапа строительства скоростного трамвая, запущен проект создания Парка покорителей космоса на месте приземления Гагарина. Более того, начинают уже обретать конкретные очертания такие прожекты местной власти как третий мост через Волгу. И это мы еще не называем платный автобан из Европы в Китай, передачу всех крупнейших дорог в федеральное подчинение и т.п. – они к нацпроектам отношения не имеют.

Смогут ли эти инфраструктурные сдвиги дать толчок и всей остальной экономике? Это должно стать понятно в ближайшие годы. Старый аэропорт все эти годы старались представить как единственный барьер, который отделяет нас от прихода инвесторов и притока денег. Конечно, это были во многом политические фигуры речи. На самом деле, чтобы лететь в Саратов, нужен не только аэропорт, но и хоть какие-то причины.

Банки с человеческим лицом

В этом году банковский сектор подводил итоги пятилетней «чистки», которую в 2014 году начал Центробанк. Тогда толчком для прореживания банковских грядок стали очередной финансовый кризис и закрытие российской финансовой системы, которая почти в одночасье осталась без дешевых западных денег. И теперь можно сказать, что санация банковской системы в основном завершилась.

За минувшие годы были ликвидированы или поменяли хозяев больше 400 банковских структур, включая такие крупные как “Открытие”, “Бинбанк”, “Промсвязьбанк”. Государство много говорит о том, как оно побороло «карманные» региональные банки и спасло от краха финансово неустойчивые организации, сделав систему в целом более безопасной. Но мало говорится о том, сколько денег в результате было потеряно в результате этого процесса вполне добросовестными клиентами, и о том, что это привело к еще более сильному перекосу в пользу госбанков.

Регионы от этого процесса тоже чаще всего проигрывали, по крайней мере, местному бизнесу было гораздо удобнее работать с местными финансистами, которые более гибко подстраивались под клиентов.

 Конечно, сегодня идут разговоры и о том, что процесс может развернуться вспять. Например, ВТБ, сообщают федеральные СМИ, даже включен в план приватизации. Идет речь и о смене собственника Сбербанка, правда, пока только о его переходе от Центробанка к правительству, а не в частные руки. А «Открытие» после санации тоже вполне может быть продано инвесторам, о таких планах заявляло руководство.

В целом в банковской сфере в этом году произошло довольно много изменений. Запущена Система быстрых платежей, через которую можно переводить деньги из банка в банк по номеру телефона. Банки начали собирать биометрические данные клиентов и оказывать услуги на их основе. Более цивилизованным стал рынок банковского страхования. В этом году впервые пошли на спад сборы страховщиков в банках, которые в предыдущие годы росли в арифметической прогрессии из-за навязывания услуг клиентам.

Кредиты все еще актуальны

Этот год прошел под знаком снижения ключевой ставки Центробанка. Она сокращалась 5 раз, по итогам года опустившись с 7,75% до 6,25%. Не такое сильное снижение, скажете вы, и окажетесь не правы. О том, насколько влиятельным остается этот инструмент ЦБ, можно понять, посмотрев на ставки по кредитам банков. Например, средние ставки по ипотеке упали ниже 9%.

Учитывая снижение процентов по займам, можно было бы ожидать, что люди кинутся брать новые кредиты. Отчасти это произошло, но не так заметно, как могло бы. Никакого кредитного бума не произошло. Причина этого — граждане России и так сильно закредитованы, а дополнительных доходов у них не появляется. Брать новые кредиты просто не на что. Кроме того, с этого года значительно ужесточились требования для банков по резервированию средств под кредиты, выданные рискованным заемщикам (т. е. тем, которые отдают значительную часть своего ежемесячного дохода банкам). Банкам стало невыгодно давать деньги заемщикам, которые уже обременены долгами.

На что могли рассчитывать граждане, так это на рефинансирование своих старых долгов. Банки сейчас предлагают самые разные способы перекредитоваться, но чаще всего на поверку такая реструктуризация становится не столь выгодной, как может показаться вначале. Банки и клиентов привлекают, и не дают ему особенно жировать: например, увеличивают сроки погашения кредита. В результате человек берет просто другой кредит с чуть более выгодными условиями.

Фото: pxhere.com

 

Из-за рефинансирования статистика показывает снижение просроченной (не погашенной вовремя) задолженности. Вместе с тем, общие долги заемщиков в России растут.

Ситуация с кредитами ярко иллюстрирует то, что россияне не стали жить лучше в этом году. Саратовская область так и вовсе в этом году то и дело попадала в рейтинги самых бедных регионов. Хотя реальные доходы ненамного подрастали, но после многолетнего падения эта динамика остается незаметной. Ожидается, что к росту зарплат должны привести рост производительности труда, приток инвестиций, активизация бизнеса — на эти цели как раз и нацелены национальные проекты. Так что остается нам недолго подождать благополучия. До 2024 года.

Адрес страницы на сайте: https://news.sarbc.ru/focus/materials/2019-12-31/7436.html