КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Прокурору области показали почерк саратовского следствия



Прокурору области показали почерк саратовского следствия

Саратовский предприниматель Владимир Ковыряев, об уголовном деле в отношении которого «ОМ» не раз сообщал, обратился к прокурору Саратовской области, начальнику следственного департамента МВД и начальнику ГУ МВД по Саратовской области с жалобой на бездействие следователей, связанное с нежеланием проводить бухгалтерскую и товароведческую экспертизу.

Напомним, в производстве следственной части ГСУ ГУ МВД по Саратовской области находится уголовное дело в отношении Ковыряева. Он обвиняется по ч.3 ст.160 УК и подозревается по ч.4 ст.160 УК. Ранее ему вменялось хищение трубопровода, однако, следствие было прекращено, и Ковыряев получил право на реабилитацию. В производстве ГСУ остаются материалы о хищении топливного насоса высокого давления от минипогрузчика и некоего оборудования с территории «ЭПК», которую до 2015 года возглавлял фигурант. Уголовное дело было возбужденно по заявлению бизнесмена Станислава Невейницына. По мнению Ковыряева и его адвокатов, дело носит заказной характер. После полутора лет расследования, представители Невейницына предоставили следствию документы, которые были направлены на экспертизу и стали объектами почерковедческого исследования. Именно с результатами этого исследования следователи пожелали ознакомить Ковыряева, когда он пришел на личный прием к их руководителю – начальнику ГСУ Сергею Шнейдерману. О том, каким образом это произошло, наше издание подробно рассказало в материале – «Методы саратовского следствия: кто руководит Сергеем Шнейдерманом?»

Изучив результаты исследования, Ковыряев и его защитники пришли к выводу, что документация была сфальсифицирована, о чем они и решили сообщить в жалобе на имя облпрокурора, руководства МВД и регионального ГУ МВД.

В частности, жалобе говорится, что при визуальном осмотре папки с подшитыми документами видно, что бумажная бирка с количеством листов и подписями членов ревизионно-инвентаризационной комиссии подвергалась переклеиванию. Авторы обращения считают, что с папкой производились манипуляции, а именно – из нее убирались либо она дополнялась документами.

Всего указывается на 11 различного рода нарушения, которые, как считают адвокаты Ковыряева, являются недопустимыми доказательствами, поскольку документы подписаны ненадлежащими лицами, либо вообще не содержат подписи лиц, которые обязаны были их подписать. Более того, ряд документов имеет признаки фальсификации. В жалобе делается предположение, что документы были сфальсифицированы для создания видимости доказательств и подтверждения событий, описанных в обвинении. При этом отмечается, что экспертиза, основанная на недопустимых документах, также является недопустимой. Поэтому заключение почерковедческой экспертизы является недопустимым доказательством.

Указывается и на тот факт (об этом «ОМ» также неоднократно сообщал), что за 1,5 года расследования экономического преступления следствие по имеющимся в его распоряжении бухгалтерским документам, так и не удосужилось назначить и провести бухгалтерскую экспертизу, хотя на этом настаивала и прокуратура.

В исследовании имеются описи имущества, выполненные в форме сводных таблиц, в которых, как выясняется, нет ни ТНВД, ни фамилии и подписи Ковыряева. Достоверность содержащихся в инвентаризационных описях сведений вызывает также сомнения, поскольку из документов не понятно в каких конкретно предприятиях, помещениях, по каким адресам производилась инвентаризация. Заметим, что Ковыряев в февраля 2011 года находился в федеральном розыске, его не было в Саратовской области и обязанности директора ООО «ЭПК» он не исполнял, приказ о проведении инвентаризации и создании инвентаризационной комиссии не издавал. Кроме того трое из подписавших документы в инвентаризации не участвовали, а главный бухгалтер, согласно выводам эксперта, не только не подписывала описи, но и вообще не участвовала в инвентаризации. Получается, что результаты инвентаризации являются недействительными, считают адвокаты.
На одном из допросов Невейницын показал, что купил оборудование, в хищении которого обвиняют и подозревают Ковыряева. Однако документально эти слова не подтверждены. Следствие не установило, кто является приобретателем оборудования – Невейницын как физическое лицо, индивидуальный предприниматель Невейницын или предприятия, учредителем которых он является. Все это указывает на то, что инвентаризация не проводилась, либо проводилась с нарушениями или проводилась, но на другом предприятии.

Ковыряев и его адвокаты уверены, что обвинение в хищении ТНВД и подозрение его же в хищении оборудования не доказано и основано на предположениях, слухах, домыслах, догадках заинтересованных, зависимых от Невейницына лиц. Например, согласно проведенной в 2015 году в ООО «ЭПК» инвентаризации, недостачи ТНВД и оборудования не установлено. Напротив, согласно карточке счета ТНВД состоял на бухгалтерском учете в ООО «ЭПК» и в 2014 году был переведен со одного счета на другой. Это свидетельствует о наличии ТНВД на указанную в деле дату и необоснованности и незаконности предъявленного обвинения.

Действительно, следствие не хочет признать, что на протяжении полутора лет идет по ложному пути. За все время расследования ТНВД не найдет. Версия защиты о том, что ТНВД мог быть похищен с территории ООО «ЭПК» кем угодно, кроме Ковыряева.

Авторы жалобы напоминают, что вопрос о необходимости исследования финансово-хозяйственной деятельности ООО «ЭПК» ставился ими неоднократно, однако, это игнорируется следствием по понятным причинам. Следствию известно, что в момент увольнения, происходившего весьма странным способом («ОМ» рассказывал об этом еще 2 года назад), исчезли документы. Ковыряев обращался в полицию и прокуратуру, требовал проведения ревизии финансово-хозяйственной деятельности «ЭПК». Требования прокуратуры об этом игнорируются уже 4 года. Не исключено, что документы были похищены специально. Примечательно, что сейчас они периодически «всплывают» в уголовных, гражданских и арбитражных судопроизводствах и являются приложением к ходатайствам тех или иных представителей Невейницына. Они появляются выборочно и только тогда, когда это выгодно Невейницыну. Ответ на вопрос – почему следствие не желает истребовать эти документы, однозначно лежит на поверхности. Удивительным образом новая порция документов, по словам защитников Ковыряева, появляется у следствия тогда, когда возникает необходимость продлить сроки следствия.

Отметим, что недавно Ковыряев впервые за время расследования побывал на личном приеме у прокурора области Сергея Филипенко. На нем присутствовал и руководитель управления облпрокуратуры Денис Волошенко, который по роду обязанностей надзирает за законностью расследования уголовного дела. Сказать о том, что Волошенко по непонятным причинам занял обвинительную позицию, значит не сказать ничего. По словам адвоката Андрея Еремина, Волошенко уверен, что очередное продление следствия однозначно даст результат, и доказательства вины Ковыряева наконец-то будут найдены. Если же следовать логике надзирающего прокурора, то длительное расследование и неудачные попытки найти эти доказательства на протяжении почти двух лет, так это лишь издержки производства.

Несмотря на уверенность Волошенко в законности действий следователей, Ковыряев и Еремин предоставили Сергею Филипенко данные, которые говорят об обратном. Облпрокурор поручил провести заслушивание членов следственно-оперативной группы. К каким выводам по результатам заслушивания придет Волошенко сложно сказать. Скажем только, что с принципами работы этого господина наше издание не раз сталкивалось ранее – Волошенко не склонен видеть нарушения даже в тех случаях, когда они очевидны. Очевидно, что он готов верить всем словам заявителя – Станислава Невейницына, даже, если эти слова ничем не подтверждаются. Впрочем, Волошенко в областной прокуратуре не является последней инстанцией. Над ним – двое руководителей – первый замоблпрокурора Иосиф Минеев и глава регионального надзорного ведомства Сергей Филипенко. Последнее слово в любом случае – за ними. В деле Ковыряева руководство прокуратуры уже не раз проявляло принципиальность. Расследование по одному из эпизодов по делу, как ни как, но было прекращено. Ковыряев, как мы уже сообщали, получил право на реабилитацию, в рамках которой традиционно кто-то от лица прокуратуры приносит извинения. Кто поставит подпись под официальным извинением – не известно. Возможно, это будет Волошенко.

https://om-saratov.ru/social_article/10-february-2020-i82653-prokuroru-oblasti-pokazali