КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Методы саратовского следствия: коронавирус им не страшен



Методы саратовского следствия: коронавирус им не страшен

В то время, когда всё внимание мировой общественности, граждан России приковано к событиям, связанным с пандемией коронавируса, саратовская полиция продолжает оставаться на страже. Действительно, суды, работающие в удаленном формате, только успевают рассматривать протоколы об административных правонарушениях в условиях введенного режима самоизоляции. Однако речь пойдет не об этом. Как выяснилось, весь последний месяц взоры саратовской полиции были обращены не только на гуляющих без масок граждан – всё это время в Главном следственном управлении ГУ МВД по Саратовской области кипела работа. Бурную деятельность развернули под чутким руководством Николая Трифонова и Сергея Шнейдермана все те же лица, известные читателям “ОМ” по материалам об уголовном деле в отношении экс-директора “Энгельсской промышленной компании” Владимира Ковыряева.

Об этом уголовном деле, заявителем по которому является владелец “ЭПК”, крупный саратовский бизнесмен Станислав Невейницын, “ОМ” пишет с сентября 2018 года. Само расследование длится уже около двух лет. Изначально он было возбуждено следователем МУ МВД “Энгельсское” Алиной Агейкиной (Выповой) по двум эпизодам – хищение трубопровода с территории “ЭПК” на Химиков, 1 в Энгельсе (бывшие градообразующие предприятия “Химволокно” и “Капрон”) и хищение топливного насоса высокого давления с одного из бобкэтов. За это время обвиняемый Ковыярев успел побывать под домашним арестом, а дело, после серии публикаций, перекочевало в ГСУ ГУ МВД по Саратовской области, где за его расследование взялась многочисленная следственно-оперативная группа.

Основные сроки следствия уже давно прошли, и саратовские следователи, не без труда, продолжают добиваться его продления в Москве – в Следственном департаменте МВД, который недавно отметился на федеральном уровне крупным коррупционным скандалом. Последний раз такое продление было одобрено совсем недавно – теперь ГСУ будет рыть землю еще целых 3 месяца – до 4 августа 2020 года. Руководство ГУ МВД и прокуратуры Саратовской области по неизвестным нам причинам давно закрыли глаза на методы областного следствия, которое вот уже на протяжении больше года, бросив все свои силы, не может докопаться до какой-то неведомой нам и самому Ковыряеву истины.

Уголовное дело, изрядно потрепавшееся и подразвалившееся (следствие по основному эпизоду – хищение трубопровода – прекращено с правом на реабилитацию), никак не удается довести до победного, видимо, для главного его бенефициара, конца. Это не получается сделать ни при столь мягкой надзорной политике, ни при активном участии заявителя, подбрасывающего в процессуальную топку неожиданно вскрывшиеся обстоятельства, ни при явном и постоянном сваливании следствия в обвинительную колею, несмотря на четкие требования УПК.

Последний материал “ОМ” “Методы саратовского следствия: полицейская логика против УПК” был посвящен именно тому, на какие беспрецедентные шаги готово пойти следствие, не желающее следовать нормам УПК и действующее лишь с позиции силы – по принципу: а потому что мы только так умеем, так хотим и нам так позволено. Именно поэтому суть очередного ходатайства Ковыряева и его адвокатов была перевернута, а сам документ фактически проигнорирован, впрочем, как и требования УПК. Речь идет о ходатайстве, которое еще 20 марта под роспись следователю Нине Ждановой вручили адвокаты Андрей Еремин и Абиль Рзаев. В нем защитники в интересах Ковыряева просили Жданову отменить следственные действия по уголовному делу в связи с объявленной пандемией COVID-19. Заметим, в ходатайстве говорилось лишь об отмене следственных действий, а не о приостановлении и уж тем более прекращении предварительного следствия. Жданова не стала откладывать рассмотрение поступившего к ней ходатайства и ответила на него в тот же день. Ответ, как всегда, поражает краткостью и логичностью. Внимание – процитируем: “Вышеуказанное ходатайство подлежит отказу в удовлетворении, так как в настоящее время нет оснований для приостановления предварительного следствия по уголовному делу”.

Всё – шах и мат! Неужели режим самоизоляции проник в стены ГСУ? Где логика? Следствие просят отменить следственные действия, связанные с вызовом обвиняемого на допросы и явкой его в стены ГСУ. Жданова отвечает про Ерему – “нет оснований для приостановления предварительного следствия”. Кто ее об этом просил? Расследуйте себе на здоровье, проверяйте имеющуюся информацию, проводите экспертизы, ищите доказательства вины или невиновности – указ президента РФ о самоизоляции касался лишь граждан, а не полиции, которая должна продолжать работу с соблюдением санитарно-эпидемиологических требований, не подвергая жизнь и здоровье остальных опасности. Впрочем, последнее требование содержится не только в указе, но и в УПК, и всегда там содержалось.

Мало того, что Жданова приняла решение, по сути своей противоречащее здравому смыслу, так она не довела его до адвокатов и обвиняемого, вновь, по их мнению, нарушив УПК. Поэтому 23 марта аналогичное ходатайство было направлено руководителю ГСУ Сергею Шнейдерману, который, как сообщал “ОМ”, и ранее был склонен к самоизоляции и перекладыванию ответственности на подчиненных. Шнейдерман, имея все полномочия, и как руководитель и как процессуальное лицо, мог и должен был рассмотреть ходатайство сам. Как вы догадываетесь, он это не сделал. Адвокаты Ковыряева усматривают в этом нарушение положения ст. 39 УПК РФ.

Вместо Шнейдермана по адресованному ему ходатайству процессуальное решение приняла Жданова. В очередной раз за Шнейдермана всё решили подчиненные. Хотя, возможно, мы о чем-то и не знаем и в ГСУ есть правило, по которому руководитель ведомства раздает свои полномочия, как федеральная власть – регионам. Жданова не стала изобретать велосипед и ответила в том же духе, даже не исправив прежнюю формулировку постановления – она опять отказала в приостановлении предварительного следствия, хотя об этом никто не просил. Получается, что она повторно не рассмотрела ходатайство об отмене следственных действий.

Однако и на этом Жданова, как утверждают адвокаты Ковыярева, не успокоилась. Ну, а почему бы и нет – если руководство раздает такие полномочия, то грех этим не воспользоваться. 26 и 30 марта, по поручению руководства ГСУ, следователь взяла на себя смелость рассмотреть 2 жалобы, адресованные начальнику ГУ МВД по Саратовской области Николаю Трифонову и прокурору Саратовской области Сергею Филипенко. Важным здесь является не только тот факт, что надзорные органы и вышестоящее руководство полиции следуют практике, когда жалоба спускается тому, на кого жалуются граждане. Мы к этому “привыкли”, и в народе этот метод называют: пчелы против меда. Важнее другое – Жданова рассмотрела жалобы как ходатайства, вольно или невольно спутав два разных по сути процессуальных документа. Она не постеснялась взять на себя функцию начальника главка и облпрокурора. Кто ей делегировал такие полномочия – читайте выше.

Традиционно она отказала в приостановлении предварительного следствия. На требования об отмене следственных действий Жданова не обратила никакого внимания. А зачем? Собаки, как говорится, лают, а караван идет. О том, куда движется караван, знает, видимо, лишь Станислав Невейницын. Поэтому мы уже почти два года наблюдаем одну и ту же картину: седоки изредка подгоняют верблюдов, подкармливая их, чтобы не истощились горбы, а что везут на этих горбах – таможню не интересует.

Защита Ковыряева отреагировала на эти незаконные, по их словам, действия Ждановой порцией жалоб в адрес не только руководства главка и облпрокуратуры, но и федеральных силовых и надзорных ведомств. В них, в частности, утверждается: “Своими действиями следователь Жданова Н.А. явно превысила свои должностные полномочия и присвоила себе полномочия начальника ГСУ, начальника ГУ МВД России по Саратовской области и надзирающего прокурора Саратовской области, то есть, по сути, совершила преступление, предусмотренное ст.286 УК РФ, – действия, явно выходящие за пределы ее должностных полномочий следователя, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. При этом существенное нарушение прав и законных интересов граждан выразилось в умышленном создании Ждановой Н.А. препятствий Ковыряеву В.В. в обжаловании незаконных действий и решений следователя”. Адвокаты считают, что действия Ждановой и ее руководства в лице Сергея Шнейдермана и Елены Неверовой, несмотря на возложенную на них обязанность по процессуальному контролю, идут в разрез с действующим законодательством и противоречат ему.

Мы понимаем, что для некоторых закон не писан, что для одних нельзя, другим, напротив, можно. И всё-таки пока никто Конституцию, федеральные законы и указы президента не отменял, и по ним каждый гражданин имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, даже если часть его прав была ограничена определенными условиями. В нашем же случае обвиняемый Ковыряев – еще только обвиняемый, его вина не доказана и не признана окончательной, а значит, никто не может нарушить его прав, определенных статьей 41 Конституции.

Логика ходатайств и жалоб адвокатов Ковыряева проста и понятна. В соответствии с последними указами президента, постановлениями федерального и областного правительств гражданам надлежит самоизолироваться и запрещается выходить из дома и посещать какие-либо общественные места, за исключением продуктовых магазинов и аптек. За нарушение этих правил та же полиция строго наказывает в соответствии с КоАП, предусмотрены штрафы, а в некоторых случаях и уголовная ответственность. Однако, видимо, Жданова, следователи ГСУ и их руководство не вполне осознают, а может быть, и не хотят осознавать всю серьезность действующего режима. По их мнению, наверное, жернова силовой машины, как доменные печи, не должны останавливаться ни на секунду.

В итоге, как пишет в жалобах Андрей Еремин, “следователи продолжают вызывать свидетелей и обвиняемого по уголовному делу и производить с ними следственные действия в антисанитарной обстановке – в грязных кабинетах, без масок и специальных защитных костюмов и т.д.” Более того, судя по длительности расследования и отсутствию хоть каких-то значимых результатов, следователям ГСУ вообще некуда торопиться – у них всё впереди, сроки давности ведь еще не прошли.

Защита обвиняемого считает также: “Более того, вызывая свидетелей на допросы, следователи провоцируют их на совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ, поскольку постановлением правительства Саратовской области №208-П от 26 марта 2020 г. “О введении ограничительных мероприятий в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции (2019-nCoV)” (с последующими изменениями и дополнениями) на территории Саратовской области введен пропускной режим, а у граждан, которых они принуждают являться, отсутствуют пропуска для передвижения куда-либо, в том числе к зданию ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области. Такие действия следователей и бездействие их руководителей вызывают, мягко говоря, недоумение: если они не думают о себе, своих родных и близких, не дорожат их здоровьем – так пусть хотя бы подумают о десятках, сотнях и тысячах других людей, которых они подвергают опасности и создают угрозу заражения коронавирусной инфекцией COVID-19 неопределенного круга лиц!”.

Жалобы на действия следователей ГСУ с требованием признать их незаконными и рассмотреть ходатайство Ковыряева, как того требует УПК, направлены повторно Трифонову и Филипенко, а также в Генеральную прокуратуру, МВД, Следственный департамент МВД. Между тем “ОМ” продолжает следить за расследованием этого необоснованно затянувшегося дела и нежеланием надзорного ведомства реагировать на происходящее.

https://om-saratov.ru/social_article/27-april-2020-i85313-metody-saratovskogo-sledstviy