КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



После вируса



Нельзя возвращаться к прежней модели развития

Об угрозе небывалого по своей разрушительной силе кризисе сегодня не пишет разве что самый ленивый, погрязший во всех пороках самоизоляции. При этом в качестве аналога его пагубных последствий приводится кризис начала 90-х годов прошлого века. При этом у тех, кто использует данную аналогию либо нет понимания особенностей кризиса начала 90-х годов, либо он просто запускает “страшилку”, чтобы еще больше напугать и без того зачумленного вирусами и бактериями информационных поветрий россиянина. На самом деле грядущий кризис, общие контуры которого уже отчетливо просматриваются на ближнем горизонте прогноза, будет не столько экономическим и даже не столько политическим, сколько кризисом испытания той системы власти и управления, которую построили в России за последние двадцать лет. В принципе любой кризис испытывает на прочность государство, но грядущий – особенный, вероятно, потому, что он уже задел самые болезненные нервы системы

Ну что, Михаил Владимирович, справимся?
Ну что, Михаил Владимирович, справимся?

Кризис начала 90-х годов, а речь идет о периоде продолжительностью, как минимум, пять лет, был следствием геополитической катастрофы – распада СССР. Распалась страна, а вместе с ней “раскатилась на колесики” и вся бывшая советская экономика. Возникла ситуация, при которой старой экономики уже не было, а новой еще не было. Грубо говоря у того кризиса было вполне себе логическое объяснение. Его причины были понятны уже тогда, а не выводились наблюдателями постфактум, как это принято делать, когда событие уже произошло и утонуло в толще прошлого.

Любой кризис, в том числе и экономический, порождает надежду, которые сопровождаются перспективой новых возможностей. Да, граждане потеряли свою страну, зато у них появилась свобода, о которой при советах они не могли даже мечтать. При этом свобода была не только политической, но и экономической. Предполагалось,  что отныне не будет никаких в том числе и самых дебильных, ограничений. Каждый может стать хозяином своей судьбы, каждый может воспользоваться шансом. Иными словами, кризис начала 90-х не был кризисом безысходности, безнадеги, депрессии и ощущения тупика. Кроме того, власть активно поощряла предпринимательский дух, который несмотря на длительное подавление его в СССР,  сохранился, если и не у всего населения поголовно, то в значительной его части.

Вот так выглядел "ужас" 90-х, но милиция торгующих водкой с рук не разгоняла
Вот так выглядел “ужас” 90-х, но милиция торгующих водкой с рук не разгоняла

Тот кризис был очень тяжелым, но он не отличался таким тотальным унынием и отчаянием, которые мы можем наблюдать сегодня.

Тем более, что нынешние власти взяли курс на то, чтобы пережить  нашествие вируса, после чего вернуться к прежней системе, которая вполне устраивает саму власть.

Вы обратили внимание на то, что ни один из основополагающих институтов системы даже и не намекает на возможность перестройки в связи с изменившимися обстоятельствами?  Отсюда и та уверенность, что мы все переживем, как только злобный вирус утихнет и пойдет на спад. Отсюда и усилия, направленные на преодоление “пандемии”, которая затормозила не экономику, а голосование по поправкам к Конституции, парад Победы, национальные проекты и все, что было в приоритетах до “пандемии”. До сих пор идет реклама, призывающая голосовать за поправки, а само голосование пройдет незамедлительно после того, как угроза инфекции будет ликвидирована. Несмотря на то, что власть выступала категорически против любого пересмотра  итогов Второй мировой войны, Владимир Путин подписывает указ, в котором дата окончания войны переносится со 2 на 3 сентября 1945 года.

Свобода торговли превыше всего!
Свобода торговли превыше всего!

Если в начале 90-х годов граждане могли надеяться на лучшее будущее, обретя невиданную по меркам России политическую и экономическую свободу, то сегодня все надежды связываются с победой над вирусом. Никакой свободы после такой победы не ожидается. Это значит, что бизнес, которому в условиях коронавирусной “пандемии” были обещаны некоторые послабления, “после вируса” не только будут обязан вернуть то, от чего его временно освободили, но и сам должен вернуться в стойло, находясь в котором он был безропотным объектом для доения через налоги, сборы и поборы.

Самые дальнозоркие предприниматели уже начинают сознавать, что “после вируса” их ждет расплата не только за упущенную выгоду, но и расплата с государством, которое им “оказало посильную помощь”. Просто потому, что в большинстве случаев эта “помощь” сводится к “отложенным платежам”. Их ведь не освободили от выплат, а только отложили эти выплаты.

Сегодня это самое актуальное объявление
Сегодня это самое актуальное объявление

Поэтому тех самых дальнозорких пугает не сам кризис, а политика государства по отношению к бизнесу. А эта политика уже сейчас просматривается достаточно прозрачно: государство вернет себе все то, что оно когда-то дало бизнесу. Эта помощь взаймы, помощь “до получки”. Она предполагает, что “после вируса” все будет не хуже, чем “до вируса”.

Мы уже писали (Нужна посткризисная модель развития), что возврат в систему, которая существовала до кризиса – может быть губительным. Просто потому, что еще до кризиса национальная экономика находилась в стадии глубокого упадка. И если снова вернуться в этот упадок, отягощенный последствиями коронакризиса, то ничего кроме верной гибели экономику и бизнес не ждет. Именно сегодня (а еще лучше – вчера) надо  разрабатывать принципиально новую модель развития национальной экономики, которая бы предусматривала ликвидацию всего того, что было тормозом на пути развития реального сектора, малого и среднего бизнеса, всех форм предпринимательства. И работы здесь непочатый край. Потому, что это не только освобождение от целого комплекса налогов, поборов и сборов, но и радикальное изменение системы кредитования, денежной политики и институтов развития. В каком-то смысле необходимо вернуться в те условия, которые были созданы для поощрения духа предпринимательства в начале 90-х годов.

Что там на горизонте прогноза?
Что там на горизонте прогноза?

Способно ли “технократическое” правительство Михаила Мишустина создать такую модель? Мы в этом глубоко сомневаемся, просто потому, что это правительство создавалось не для радикальных реформ, а для учета и контроля, а также сохранения всего того, что было создано “до вируса”.

Поэтому призывы главы государства к правительству создать нечто адекватное изменившимся условиям, вряд ли будут реализованы, если учесть, что ни один из существующих институтов не собирается перестраиваться. А речь должна идти о перестройке банковской системы, судебной системы, правоохранительной системы, налоговой системы и т.д. Если эти системы не будут реформированы с учетом кризиса, то ни о каком развитии “после вируса” не может быть и речи. Уникальность ситуации сегодня состоит в том, что формирование новой модели развития можно начать в условиях, когда в стране “бушует пандемия”, чтобы они начали работать, когда  закончится коронабесие, а бизнес не вернется в уготованное ему прежде стойло, а окажется в условиях, наибольшего благоприятствования.

http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=17&ELEMENT_ID=20269