КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Методы саратовского следствия: самоизоляция в Простоквашино



Методы саратовского следствия: самоизоляция в Простоквашино

Наше издание продолжает следить за тем, как следственно-оперативная группа ГУ МВД по Саратовской области во главе со следователем из Самойловского района Ниной Ждановой пытается уже почти два года раскрыть некое преступление, которое совершил, по мнению владельца компании «ЭПК» Станислава Невейницына, экс-директор фирмы Владимир Ковыряев. Расследование затянулось, причем настолько, что все попытки работников ГСУ найти для подозреваемого подходящую статью УК, все чаще дают сбой – следствие явно буксует. Порой это напоминает трагикомедию, хотя последние события, произошедшие после майских праздников в следственной части, вызвали иные аналогии.

Помните известный советский мультфильм «Каникулы в Простоквашино»? Там почтальон Печкин приносит Дяде Федору бандероль, но не отдает ее, потому что у того нет, говоря словами мультперсонажа, «докУментов». «А зачем вы тогда принесли посылку?» – спрашивает мальчик у почтальона. «А потому что так положено», – отвечает Печкин. Эта выдуманная история напомнила нам работу следователя Ждановой, которая с 12 по 15 мая пыталась провести следственные действия с участием Ковыряева в стенах ГСУ.

Упорству этого полицейского можно только позавидовать. В то время пока в России и Саратовской области действует режим самоизоляции и ограничений, Жданова работает не щадя себя, а заодно и остальных участников расследования. Ей, видимо, неведом не только страх – подхватить COVID-19, но и постановления облправительства и даже Указы Президента Владимира Путина, взывающего с телеэкранов к благоразумию. О том, как Жданова предпринимала попытки провести следственные действия еще в апреле, «ОМ» подробно рассказал в предыдущем материале – «Методы саратовского следствия: им не страшен коронавирус». Все ходатайства защиты были ею отклонены, а жалобы на имя начальника ГСУ Сергея Шнейдермана и в адрес облпрокуратуры перенаправлены ей же. В итоге пасечники забыли про пчел, а пчелы упорно не хотели признавать, что это они собирают мед…

Адвокаты Ковыряева вынуждены были обратиться к вышестоящему руководству – в Москву. Тем временем Жданова, сделав передышку на майские праздники, вновь возобновила попытки вызвать к себе Ковыярева. Впрочем, обвиняемый и не собирался прятаться и, как законопослушный гражданин, каждый раз являлся по первому требованию Ждановой. Но вот незадача – следственные действия так и не удалось провести.

Как оказалось, в ГСУ действует небезызвестный масочный режим и всякий туда приходящий должен был находиться в помещении ГСУ в защитной маске. Однако у Ковыряева, который был готов к следственным действиям, а именно к ознакомлению с результатами экспертизы, не оказалось маски. На вопрос Ждановой – почему он без средств защиты (извините за карамбур. – ред.), следовал резонный вопрос обвиняемого – почему нарушается Указ президента страны и его конституционные права на охрану здоровья и жизни. Жданова, по словам Ковыряева, пыталась объяснить, что так положено (помните Печкина? – ред.) и ей нужно провести следственные действия. Ковыряев выдвинул контраргумент о том, что это ее, а не его обязанность. «Я обязан был явиться по вашему требованию? Я явился. Хотите провести следственные действия – пожалуйста, я не отказываюсь. Маски у меня нет (докУментов. – ред.). Что еще вы хотите?» - каждый раз говорил подозреваемый Ждановой. Следователь разводила руками и упорно выдавала повестку на следующий день. Иногда она даже подумывала приобрести маску для Ковыряева за свой счет, но… в следующий раз был очередной «день сурка». И да, согласно федеральному законодательству, именно Жданова обязана предоставить подследственному средства защиты, а не требовать от него, чтобы они были. Но мы не будем так строги – Ждановой важнее осилить нормы УПК.

Возможно, это было бы смешно, если бы не было так грустно: Ковыряев уверен, что такие действия реально подвергают его здоровье опасности. А, между тем, вместе с ним уже полтора месяца на самоизоляции находятся – жена и двое малолетних детей. Это, по его мнению, является настоящим прессингом – расследование (следствие по одному из эпизодов было прекращено с правом на реабилитацию. – ред.) было в очередной раз продлено без реальных на то оснований, прокуратура и руководство Ждановой закрывает глаза на явные нестыковки и нарушения.

Вызывая обвиняемого на следственные действия в условиях запрета на перемещение без пропусков, Жданова фактически нарушает право Ковыряева на полноценную защиту. В чем это выражается? Как утверждают адвокаты Ковыряева, их подзащитный не может записаться на личный прием ни к руководству ГСУ, ни ГУ МВД, ни облпрокурору – эти ведомства сейчас, в отличии от Ждановой, находятся на самоизоляции – их двери закрыты для всех. Как говорится, пишите письма. Видимо Николай Трифонов, Сергей Шнейдерман, руководство надзорного ведомства опасаются за свое здоровье. Но неужели им наплевать на здоровье фигурантов дела, которые еще даже не признаны виновными?

Адвокаты Ковыряева вновь были вынуждены обратиться к высоким чинам. Пока они разбираются с жалобами, «ОМ» предлагает начальнику ГУ МВД по Саратовской области Николаю Трифонову подумать над тем, чтобы и следователей пересадить на велосипеды (в Саратове появились патрули на велосипедах. – ред.). Вполне вероятно, они, как и почтальон Печкин, после такого подарка станут добрее…

https://om-saratov.ru/social_article/19-may-2020-i86007-metody-saratovskogo-sledstviya