КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Бюро синекуры



Правительство области превратило прибыльное госпредприятие в убыточный балласт

Материал подготовила Юлия КЛИМЕНКО

Стоит только произнести “ГУП “Сартехинвентаризация” или “областное БТИ”, как тут же возникают негативные ассоциации – долги по зарплате, дело о банкротстве, кадровая чехарда, вопиющий непрофессионализм руководства, злые шутки Ивана Урганта. И кажется, что госпредприятию, учрежденному правительством Саратовской области, уже никогда не выбраться из этого болота. Сейчас в это трудно поверить, но еще семь-восемь лет назад БТИ работало с прибылью: по итогам 2013 года она чуть-чуть не дотянула до 6 миллионов рублей, а в 2012-м – составила 8,947 миллиона. Но потом кадровую политику стали определять губернатор Валерий Радаев и его кабинет министров. Что же случилось с некогда процветающим предприятием и как оно докатилось до своего нынешнего состояния – об этом в новой статье ИА “Взгляд-инфо”.

Потерянный рай

Оставим пока за скобками связанные с ГУП “Сартехинвентаризация” скандалы и обратимся к цифрам, которые лучше любого инсайдера могут рассказать об истинном положении дел на предприятии.

В лучшие годы оборот БТИ доходил до 320 миллионов рублей, в бюро трудились около 520 человек в 70 филиалах, налоговые платежи составляли 70 млн рублей в год. Положение “Сартехинвентаризации” на рынке профильных услуг было ведущим, чему способствовал статус госпредприятия.

По данным из открытых источников, последним относительно благополучным годом для БТИ стал 2014-й. Тогда прибыль была уже очень скромной – 203 тысячи рублей, но все-таки она была.

На финансовые итоги последующих лет смотреть поистине тяжко: 2015 год – убыток 8,2 миллиона рублей, 2016 год – минус 3 миллиона рублей, 2017 – минус 5,4 миллиона рублей и самый провальный 2018 год – убыток достиг 19,9 миллиона рублей.

Судя по хронологии, деньги начали обходить областное БТИ стороной с приходом нового руководителя – Виктора Володина, который на тот момент был депутатом регионального парламента. Кадровое решение принимал губернатор.

Как сообщалось в официальных релизах, правительство уповало на “богатый управленческий опыт” назначенца, который “позволит повысить экономическую эффективность деятельности предприятия, построить устойчивые связи с новыми крупными заказчиками“.

Но при Викторе Володине, как говорилось выше, предприятие впервые ушло в большой минус. И в убыточном 2015 году (-8,2 миллиона) ГУП оказало благотворительную помощь спортивному клубу в размере 7,6 миллиона рублей.

Правда, об этом акте невиданного альтруизма стало известно гораздо позже – в сентябре 2017 года. И на тот момент Володин уже не имел отношения к “Сартехинветаризации” – он бесславно покинул должность в августе 2016 года.

После его ухода и до июня 2017 года ГУП руководил Павел Порывкин, которого на этом посту сменил Андрей Визгалов, ранее возглавлявший… правительственную базу отдыха в Чардыме.

Благотворительность на грани банкротства

Именно при Визгалове щедрость БТИ стала предметом пристального внимания облпрокуратуры и шоумена Ивана Урганта. Ведущий Первого канала всего-навсего саркастически заметил, что “саратовское предприятие, задолжавшее своим сотрудникам зарплату за три месяца, пожертвовало 7 миллионов рублей на благотворительность“.

В свою очередь, надзорное ведомство обнаружило, что БТИ не выплатило 252 работникам зарплату за апрель, май и июль 2017 года на общую сумму 6,4 миллиона рублей.

И тогда блюстители закона сделали выводы: “Периоду образования задолженности по заработной плате предшествовало заключение унитарным предприятием по согласованию с учредителем двух договоров благотворительного пожертвования на общую сумму 7,6 млн рублей.

Несмотря на понесенные ГУП “Сартехинвентаризация” в 2015, 2016 годах убытки, собственником унитарного предприятия не только не предприняты меры по предупреждению финансовой неустойчивости организации, но и выведена прибыль предприятия в пользу третьих лиц“.

Разумеется, не смог промолчать учредитель БТИ, превратившийся в результате очередной правительственной реструктуризации из КУИ в комитет инвестиционной политики и имущественных отношений области.

Учитывая функционал и возможности областного БТИ, его деятельность могла быть сверхмаржинальной, но у региональной бюрократии, похоже, другие приоритеты.

Комитет выпустил коммюнике, в котором подчеркивалось, что благотворительная помощь была оказана в середине 2015 года, тогда как ухудшение финансового состояния предприятия началось позже.

Плачевное финансовое положение ГУП чиновники объяснили ростом конкурентности на рынке услуг и неспособностью самими же назначенного менеджмента “перестроиться на новый механизм управления“.

Владимир БуровВладимир Буров

И опять правительство области возлагало большие надежды на нового руководителя – на сей раз на Андрея Визгалова.”Новые меры поиска заказчиков позволили заключить контракты на сумму более 6,7 миллиона рублей и, как следствие, полностью погасить задолженность по выплате заработной платы перед сотрудниками. Это стало первым этапом выхода из критической финансовой ситуации“, – рапортовали на Московской, 72.

Первый этап выхода БТИ из кризиса закончился в августе 2018 года, когда в областном арбитраже началось рассмотрение иска МРИ ФНС № 8 о банкротстве ГУП “Сартехинвентаризация”, задолжавшего налоговикам более 11 миллионов рублей.

Визгалов уволился, а госпредприятию с горем пополам удалось погасить задолженность до признания финансовой несостоятельности. Что, впрочем, не отменило давней “традиции” - перебоев с зарплатой.

Эту проблему правительство поручило решать новому директору ГУП - Владимиру Бурову, ранее трудившемуся в ПИУ РАНХиГС деканом факультета экономики и управления, а затем – замдиректора центра ДПО. Словом, теоретику и педагогу.

Долги по зарплате и танцы

При новом руководителе зарплату за январь-февраль 2019 года персонал ГУП получил только в апреле – на тот момент задолженность перед 154 работниками достигла 5,7 миллиона рублей. В июле 145 гуповцам выплатили жалованье за март, апрель и май на сумму 1,1 миллиона рублей.

Наступил 2020 год, и с ним пришли новые зарплатные долги – по данным облпрокуратуры, к марту они достигли 1,6 миллиона рублей.

По утверждению Владимира Бурова, за февраль с работниками расплатились, теперь они ждут денежного довольствия за март-май.

Для полноты картины следует отметить, что денег от БТИ ждут не только его сотрудники – ГУП “Сартехинвентаризация” выступает ответчиком почти по 90 искам, в том числе от ПАО “Т Плюс”, ЗАО “СПГЭС”, ООО “Газпром межрегионгаз Саратов”, АО “Газпром газораспределение Саратовская область”, МУП “Газтрансмаш” и других.

Только по текущим исполнительным производствам на госпредприятии висят 54 миллиона рублей, иски о взыскании еще 29 миллионов рассматриваются в областном арбитраже.

Есть задолженности и перед контрагентами (заказчики и поставщики) – примерно 30 миллионов.

В беседе с корреспондентом ИА “Взгляд-инфо” Владимир Буров так прокомментировал сложившуюся ситуацию:

Если бы не было долгов, которые складывались, начиная с 2014 года, то предприятие, в принципе, может работать нормально на рынке. Рынок у нас конкурентный. Чехарда с руководителями внесла свою лепту. А если бы не было этих долгов, которые накопились, в принципе, работоспособное предприятие.

Для некоторых организаций оно очень удобно, потому что мы эндэсники, а крупные заказчики – они тоже эндэсники. Им выгоднее работать с нами, потому что они потом возмещают НДС. А с частниками этого уже нет“.

По его словам, из некогда работавших нескольких десятков филиалов ГУП на сегодняшний день функционируют 15. Впрочем, как подчеркнул Буров, к его приходу в БТИ их было еще меньше.

Анастасия ШелестоваАнастасия Шелестова

Я могу сказать, что при мне, с конца 2018 года, мы некоторые филиалы возродили. Возродили Астрахань, в Астрахани у нас очень сильное развитие идет. У нас было там два отдела, фактически сейчас четыре. Там и экономика другая, понимаете. Там регион развивается, там приграничная зона, там порты и т.д. Астрахань – это экономически благоприятный регион. У нас (в Саратовской области – прим. ред.) тоже есть, куда идти. Просто хотелось бы идти“, – сказал он.Что ж, такое желание можно только приветствовать. Вопрос в том, в каком направлении намерено идти руководство ГУП? Хорошо, если это движение будет способствовать финансовому оздоровлению госпредприятия. Но, похоже, у очередного эффективного менеджера несколько иной взгляд на предмет.

Во всяком случае, трудно назвать антикризисными мерами увеличение штатной численности административно-управленческого персонала и назначение на должность начальника отдела договорной работы собственной дочери – Анастасии Шелестовой (Буровой). Судя по ее профилю в соцсети “ВКонтакте”, она окончила ПИ СГУ им. Чернышевского, где, как известно, не готовят специалистов по техническому учету, инвентаризации, оценке и переоценке объектов капитального строительства.

Конечно, мы не можем исключать того, что ее увлечение эротическими танцами в ночных клубах помогает находить для предприятия новых крупных заказчиков с многомиллионными контрактами.

Но, судя по финансовой отчетности ГУП, в привлечении солидных клиентов Анастасия не преуспела. Зато она преуспела в другом – дочь директора убыточного БТИ можно заметить за рулем автомобиля Range Rover Evoque, стоимость которого на рынке составляет около 3 миллионов рублей.

Своих не бросаем

А к чему проявлять излишнее рвение, если учредитель все равно поможет остаться на плаву, изыскав необходимые средства в небогатой губернской казне?

Сегодня, например, заканчивается прием предложений по проекту постановления облправительства ”Об утверждении Положения о порядке предоставления субсидии на погашение денежных обязательств и обязательных платежей в целях предупреждения банкротства ГУП Саратовской области”.

В сводном отчете о результатах проведения оценки регулирующего воздействия данного нормативного акта среди заинтересованных лиц указаны два ГУПа – “Спортивный комплекс “Кристалл” и “Сартехинвентаризация”.

Ежегодный анализ данных показателей показывает, что у некоторых областных предприятий наблюдаются признаки неплатежеспособности (по итогам финансового года) – отрицательные значения чистой прибыли (убытки), чистых активов, которые могут привести к несостоятельности (банкротству) предприятия“, – так чиновники объясняют необходимость дополнительных бюджетных трат на спасение ГУПов.

Андрей ВизгаловАндрей Визгалов

Кроме того, они ссылаются на то, что прокуратура Саратовской области дважды указывала на “необходимость принятия мер по предупреждению банкротства” региональных госпредприятий. 

Оплачивать деньгами налогоплательщиков собственные ошибки областные чиновники отлично научились, хотя сотни миллионов рублей можно и должно было потратить не на спесь и синекуру, а на развитие промышленного производства или поддержку социальной сферы.

Таким образом, в целях предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности государственных унитарных предприятий Саратовской области и недопущения возникновения задолженности по заработной плате перед работниками предприятий комитетом разработан настоящий проект постановления правительства Саратовской области“, – резюмируют разработчики документа.

Складывается впечатление, что в нашей губернии ГУПы давно превратились в этакие синекуры для своих за счет областного бюджета. И “Сартехинвентаризация” – пожалуй, самый яркий тому пример. Иначе как объяснить многолетнюю кадровую чехарду на этом госпредприятии? Ведь любому обывателю понятно, что с каждым новым директором БТИ оказывается все ближе и ближе к пропасти.

При этом все проблемы традиционно списываются на прежних руководителей ГУП, с которых уже, как говорится, взятки гладки. Семилетний штопор предприятия, судя по финансовым результатам, уже даже нельзя списать и на ритуальный жупел правительства – бывшего губернатора Павла Ипатова.

На первый взгляд, из этого положения есть только два выхода: либо учредитель БТИ изменит критерии отбора топ-менеджмента предприятия, отдав предпочтение профессиональным качествам претендентов, либо с помощью субсидий из облбюджета до последнего будет держать на плаву убыточное ГУП.

Оплачивать деньгами налогоплательщиков собственные ошибки областные чиновники отлично научились, хотя сотни миллионов рублей можно и должно было потратить не на спесь и синекуру, а на развитие промышленного производства или поддержку социальной сферы.

Учитывая функционал и возможности областного БТИ, его деятельность могла быть сверхмаржинальной, но у региональной бюрократии, похоже, другие приоритеты.

Это доказывает еще одно обстоятельство – т.н. третий выход из кризиса: руководство ГУП направило в правительство области обращение о создании на базе предприятия государственного бюджетного учреждения, что позволит переложить все убытки от его деятельности на казну. Говоря проще, платить за чужое бездействие и блажь будут жители многострадальной Саратовской области.

https://www.vzsar.ru/special/2020/06/18/buro-sinekyry.html