КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Анатолию Говорунову рассказали о методах следователя Выповой-Агейкиной-Коломийчук



Алина Выпова, она же Алина Агейкина, она же Алина Коломийчук. Нет – это не разные люди – это один человек, занимающий должность старшего следователя СУ МУ МВД “Энгельсское”. Любые возможные аналогии с известными цитатами из советских фильмов считаем надуманными. Просто Алина Выпова, а именно под такой фамилией она чаще всего мелькала в публикациях “ОМ” последние 2 года, за непродолжительное время успела дважды сменить фамилию. За это же время эта сотрудница полиции, из-за которой служба безопасности ГУ МВД по Саратовской области готова была привлечь журналистов “ОМ” за клевету, умудрилась получить 6 “частников” от судей, а также была отстранена от расследования уголовного дела в отношении бывшего директора ООО “ЭПК” Владимира Ковыряева. Поводом для очередной публикации о методах саратовского следствия на этот раз стало обращение Ковыряева в СК.
Недавно Владимир Ковыряев, который стараниями саратовского бизнесмена Станислава Невейницына и его подчиненных уже более 27 месяцев находится под следствием, побывал на личном приеме у нового руководителя СУ СК по Саратовской области Анатолия Говорунова. Речь шла не об уголовном деле как таковом, а о том, что подчиненные Говорунова длительное время фактически игнорируют его заявления на Выпову. По мнению Ковыряева и его адвокатов, о чем они в очередной раз сообщили главе областного СК, Выпова совершила должностное преступление, однако следователи ведомства подходят формально к проведению проверок и занимаются отписками. В некоторых случаях речь идет об игнорировании требований УПК, когда заявления Ковыряева не регистрируются и рассматриваются как обращения. Это, по словам адвокатов Андрея Еремина и Абиля Рзаева, не дает возможность их доверителю полноценно отстаивать свои права в суде.

Напомним, более двух лет в отношении Ковыряева расследуется дело, имеющее, как нам кажется, признаки заказного. Больше года дело расследуется в следственной части ГСУ ГУ МВД по Саратовской области. Дело было возбуждено 4 мая 2018 года СУ МУ МВД “Энгельсское” по заявлению Невейницына и его подчиненных. Там оно находилось до 20 апреля 2019 года, но после ряда публикаций “ОМ” и многочисленных жалоб защитников перекочевало под протекторат ГСУ. Изначально дело состояло из трёх соединенных в одно производство уголовных дел, возбужденных по фактам хищения топливного насоса с боб-кэта, хищения трубопроводов и хищения неизвестного имущества ООО “ЭПК” на сумму более 1 млн рублей. 19 ноября 2019 года уголовное преследование по второму эпизоду было прекращено за отсутствием состава преступления. 22 июня 2020 года Ковыряеву было перепредъявлено обвинение по факту хищения ТНВД или денежных средств (из обвинения непонятно, что же всё-таки было похищено) и по факту хищения неизвестного имущества ООО “ЭПК” в виде лома черного металла стоимостью не менее 7 447 104 рублей. Впрочем, как мы уже сказали, суть обращения Ковыряева к Говорунову заключалась в другом.

Итак, 17 декабря 2018 года сотрудник холдинга Невейницына – Лариса Гольева обратилась к Выповой с заявлением. Как уверен Ковыряев, заявление содержало заведомо ложную информацию о якобы совершенном в отношении неё преступлении. Через 3 дня обвиняемый на допросе сделал заявление о совершении преступления и попросил привлечь Гольеву к уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Выпова занесла заявление в протокол.

21 декабря Выпова вынесла рапорт об обнаружении признаков преступления, который был, как положено, зарегистрирован. Однако на этом какие-либо проверочные мероприятия по заявлению были прекращены. Выпова, нарушая все возможные нормы УПК, инструкции, положения и внутриведомственные инструкции, приобщила зарегистрированный рапорт к материалам уголовного дела, не имеющего к заявлению ровным счетом никакого отношения. Через полгода, 27 июня 2019 года, нарушая все мыслимые и немыслимые сроки, когда дело в отношении Ковыряева уже было в ГСУ, Выпова вынесла по заявлению обвиняемого постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Следователь даже не постеснялась указать в вводной части постановления, что она рассматривала не материалы проверки по заявлению, а материалы уголовного дела. О чем думала в тот момент госпожа Выпова, трудно предположить. Об этом ее, видимо, должны расспросить сотрудники СК, длительное время бездействующие и фактически не реагирующие на жалобы Ковыряева. Примечательно, что эти факты, указывающие скорее всего на сокрытие преступления, что является само по себе уголовно-наказуемым деянием, подтверждаются частным постановлением судьи Октябрьского районного суда.

Казалось бы – куда еще больше – пора беседовать с Выповой и читать главу УК о должностных преступлениях. Но этого, наверное, нашему надзорному ведомству, службе безопасности ГУ МВД и следователям СК мало.

Хорошо – тогда вот еще один эпизод от Выповой. В августе 2018 года Сергей Маган (был на тот момент директором ООО “ЭПК”, его племянник – энгельсский участковый недавно был осужден), так же как и Гольева, обратился к Выповой с похожим заявлением о якобы совершенном Ковыряевым преступлении. 5 сентября адвокат Ковыряева обратился с заявлением о совершении преступления на имя начальника МУ МВД “Энгельсское” и попросил провести проверку и привлечь к уголовной ответственности Магана за заведомо ложный донос. Заявление вновь зарегистрировали и передали зачем-то Выповой для проведения проверки. Следователь по каким-то правилам, известным только ей, приобщила заявление адвоката к уголовному делу в отношении Ковыряева, рассмотрела его как ходатайство и вынесла отказное постановление.

И только 31 июля 2020 года руководитель следственной группы по уголовному делу Нина Жданова написала рапорт об обнаружении признаков преступления и привлечении Магана к уголовной ответственности. Рапорт зарегистрировали в КУСП ГУ МВД по Саратовской области, а 6 августа передали его по территориальности в энгельсскую полицию. Это, к слову, стало возможным после очередного частника, вынесенного Октябрьским райсудом.

Между тем это оказалось не последним должностным кульбитом, который совершила Выпова. Уже длительное время в производстве Арбитражного суда Саратовской области (судья Федорова Ю.Н.) находится дело №А57-19978/2019 о признании Ковыряева банкротом. Процесс был инициирован ООО “Энгельсская промышленная компания”. В декабре 2019 года истец представил в суд доказательство – подлинник ответа на запрос Выповой из АО “Альфа-банк” о банковских операциях бывшей супруги Ковыряева – Натальи Чирковой. В суде выяснилось, что входящая в состав следственной группы Выпова при расследовании уголовного дела направила в банк запрос по банковским операциям Чирковой. Зачем следователь это сделала, по чьей просьбе или приказу, остается неизвестным, но Чиркова никакого отношения к уголовному делу никогда не имела и в нем не фигурировала. Затем ответ из банка, содержащий персональные данные человека и его коммерческую тайну, опять же странным образом попал в руки представителей ООО “ЭПК”.

Итак, мы имеем дело с тремя фактами, которые как минимум указывают на незаконность действий Выповой. Давайте подумаем – для чего или почему следователь, на минуточку – старший следователь, имеющий высшее юридическое образование и опыт работы, поступил именно так, а не как требует закон. Можно, конечно, оправдать ее действия и сказать, что это было профессиональной ошибкой. Один раз ошибиться возможно, но делать одни и те же ошибки в рамках расследования одного уголовного дела, на которые указывают и адвокаты, и судьи, а иногда и прокуроры, – не кажется ли это вам чересчур? Причем речь не идет о сложных следственно-криминалистических мероприятиях – мы имеем дело с азами следственной работы, с ее азбукой. Тогда напрашивается другой вывод – Выпова могла иметь какую-то заинтересованность. Какую именно – это решать не нам. Может быть, ей не нравится Ковыряев либо есть другая заинтересованность или не дай Бог – корысть. Для этого существуют прокуратура и СК, о чем Ковыряев и сказал Говорунову. Кстати, новый руководитель СК, по словам адвокатов Ковыряева, согласился с этим и пообещал во всем детально разобраться.

Что еще немаловажно в деле Ковыряева – это то, что Выпова возбуждала уголовное дело и расследовала его единолично больше года. Если мы имеем дело с должностными преступлениями, о которых говорит Ковыряев и его защитники, тогда как вообще доверять тем материалам, которые были собраны Выповой? Прекращенное уголовного преследования по факту хищения трубопровода является лишним тому доказательством.

Но и это не всё. Пока расследовалось дело, под следствие попали двое оперативников, входивших в следственно-оперативную группу. Один из них – сотрудник энгельсского ОЭБиПК Николай Шапин (он также по странному стечению обстоятельств проводил проверку по обращению “ОМ”) – подозревается в вымогательстве (дело возбуждено 13 июля 2020 года). Вместе с ним Выпова с нарушением норм УПК изъяла с турбазы “Олимп” минипогрузчик, на котором, как ей показалось, был установлен якобы похищенный у “ЭПК” топливный насос. С 3 апреля 2019 года Выпова и Шапин скрывали от собственника минипогрузчика его местонахождение – до 17 октября 2019 года.

К этому моменту оба сотрудника полиции были уже отстранены от расследования уголовного дела. 17 октября Жданова выехала на место хранения минипогрузчика. При его визуальном осмотре выяснилось, что он не опечатан, все пломбы сорваны, кабина открыта, боковые и верхние крышки двигателя открыты. Кроме того боб-кэт оказался частично разукомплектованным и не заводился. Директор стоянки сообщил, что несколько раз приходили полицейские и без понятых копались в минипогрузчике. Всё это время ключи от минипогрузчика, являвшегося вещественным доказательством по делу, находились у Выповой. В материалах дела не значилось, где должны были находиться ключи.

Еще один оперативник – Павел Куцев – подозревается в получении взятки (дело возбуждено 20 августа 2020 года). О чем это говорит? Для нас, как мы уже не раз отмечали, это показатель качества работы. Как можно доверять результатам расследования, если сами сотрудники находятся под следствием, привлекаются к дисциплинарной ответственности, им выносятся частники?

Обо всех фактах известно не только руководству ГУ МВД, в том числе Николаю Трифонову, о них знают и в надзорном ведомстве, и в СК. По другим фактам, в том числе с оказанием давления свидетелей, во все инстанции обращались и другие граждане. О них “ОМ” ранее уже сообщал. Все обратившиеся получили отписки и отказники. Случалось, что заявления перенаправлялись самой Выповой или тому же Шапину. Пчелы, конечно же, все отрицали…

Источник: https://om-saratov.ru/social_article/07-september-2020-i89713-anatoliu-govorunovu-rassk