КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Областная дума и предводители инвалидов смысла



 

 

Как мы и  прогнозировали, Саратовскую областную думу продолжает штормить. Вместе с штормом, как это происходит в реальном море, думу продолжает еще и тошнить. Свои посты покидает то один “матрос”, то другой, не иначе, как для того, чтобы облегчить свою участь. Разного рода кураторы парламента, всякие проходимцы и неумехи все еще продолжают убеждать себя в том, что никакого политического кризиса нет, как нет и потери управляемости. На самом деле есть и то, и другое.  Главной особенностью кризиса является тот факт, что дума нынешнего созыва формировалась для работы в совершенно иных социально-экономических условиях. В условиях почти кладбищенской стабильности и в атмосфере штиля, а не шторма. Вот почему любые рокировки никак не отразятся на характере действующего заксобрания. Это собрание достойно только одного выхода – незамедлительного самороспуска. Никакие другие лекарства уже не помогут. Время упущено, политический недуг зашел слишком далеко

В первую очередь волноваться по поводу думского шторма начали коммунисты. Особенно нервничала депутат ГД Ольга Алимова, которая додумалась до какой-то супер оригинальной идеи – отдавать освобожденные мандаты оппозиции. Надо полагать, курируемой ею фракции КПРФ. Конечно, нам очень трудно представить, как, например, Алевтина Лосина, покидая стены регпарламента, передает мандат, скажем, Наиле Ханбековой. Потому, что это законодательно невозможно.

 

Вероятно, Ольга Николаевна так сильно нервничает потому, что на минувших довыборах кандидаты от КПРФ не смогли взять ни одного из трех мандатов. И дело здесь не только в том, что выборы по некоторым признакам считаются сфальсифицированными, а дело в том, что сами коммунисты “пережали” и теперь вчера еще положительный имидж фракции медленно, но верно, уходит в гудок, а чуда 2017 года, когда целой пятерке левых удалось проскользнуть в областную думу, уже не будет.

 

Дело в том, что еще одной особенностью шторма, терзающего Саратовскую областную думу стал колоссальный, никогда ранее не наблюдавшийся, отрыв депутатов от своих избирателей. Избиратели, конечно, и раньше были для думцев статистами, а ныне это прочно забытый и забитый электорат, который самостоятельно не голосует уже давно. При этом речь идет обо всем электорате, об избирателях, которые якобы голосуют за правых и об избирателях, которые якобы голосуют за левых.

 

Не верите? Тогда мы вам напомним, что, например, из более 80 тыс. избирателей, зарегистрированных в округе за Ольгу Сынкину свои голоса, так сказать отдали 4879  человек, а за Сергея Грачева -  5676  человек. Если бы не поправки в закон о выборах от 2006 года, отменившие порог явки, такие выборы однозначно были бы признаны несостоявшимися.  Более 70 тыс. избирателей никакого отношения не имеют ни к Сынкиной, ни к Грачеву. Тем не менее этих господ буквально с места в карьер готовят к занятию важнейших думских комитетов.

 

Ну ладно бы вновь “избранные” депутаты, отличались своей высокой гражданской позицией, или, скажем, по потенциалу приравнивались бы к неистовому Коле Бондаренко, чтобы составить ему конкуренцию в думе, так они и в прежней (додепутатской) жизни ничем особенным не запомнились ни избирателям, ни общественному мнению в целом.

 

Наконец, третий фактор, который превратил нынешнюю думу в неисправимый орган государственной власти,  состоит в том, что он утратил вес и влияние на политические процессы в Саратовской области. Эта дума давно уже стала “вещью в себе”, а включенных в эту “вещь” депутатов интересует только их непомерно раздутое эго. Не верите? Тогда поинтересуйтесь какую пользу принесли своим избирателям такие “парламентские расстриги”, как Сергей Суровов, Николай Кузнецов, Алла Лосина, Андрей Беликов, Максим Шихалов? Большинство из них шли по одномандатным округам. Как можно было вот так просто отказаться от избирателей, которые им верили и возлагали на них определенные надежды? Оказывается, было можно. Вероятно, именно потому, что их мандаты не зависели от волеизъявления избирателей. Стало быть, нечего с ними и считаться.

 

Областная дума не стала центром влияния и, боюсь, уже не станет им до истечения срока  своих полномочий. В очередной раз слова классика о проказнице-Мартышке, Осле, Козле да косолапом Мишке, подтвердились с кристальной ясностью. Как бы не садились и не пересаживались нынешние думцы, а в парламентарии они так и не годятся.

 

В далеком 2012 году, когда у кормила исполнительной власти области встал Валерий Радаев, один журналист, мечтающий стать депутатом, в довольно резкой форме описал расклад политических сил в губернии. Случайно познакомившись с этим пасьянсом, мы к своему удивлению обнаружили, что с тех пор, за минувшие восемь лет в родимой губернии мало, что изменилось. Звали этого, тогда еще журналиста, Вадим Рогожин. Сегодня он один из парламентариев этой несчастной думы, которая с невероятным упорством демонстрирует свою политическую несостоятельность.

 

Вот как описывал расклад наш журналист: “Главным образом усилился Николай Панков, ближайший сподвижник того, кто за всех всё в области решает. Сначала этот депутат Госдумы был начальником предвыборного штаба «ЕдРа» на выборах в областную думу, что позволило ему сильно влиять на определение состава кандидатов от партии власти. Затем его назначили секретарем саратовской «ЕР». Что в совокупности позволило ему влиять на распределение должностей и обязанностей в облдуме и контролировать фракцию «ЕР». Также Панков подмял под себя политсовет реготделения «ЕР». Большинство членов президиума и всех заместителей можно назвать его людьми. В результате он стал формальным партийным лидером и взял на себя кураторство политической сферы губернии” (здесь и далее Предводители инвалидов смысла), – писал Вадим Рогожин.

 

С какой стороны не посмотри на этот пассаж, а кажется, что он был написан буквально вчера. Нам трудно поверить в то, что Вадим Рогожин написал бы тоже самое сегодня, но предание очень свежо.

 

“За Радаевым, - пишет автор, -  осталась преимущественно исполнительная власть: социальная сфера, бюджет и экономика. Произошло как бы двоевластие: один отвечает за богатство области, другой за ее славу. Дуумвират этот  условен, поскольку всем хорошо известно, что настоящим хозяином губернии окончательно стал неназываемый кремлевский сиделец”.

 

Смелость и откровенность в купе с проницательностью автора местами поражает. Например, вот, как он характеризует уважаемого сегодня Николая Васильевича Панкова“Итак, Панков подобрал под себя политсовет местной «ЕР» и поставил в нем на ключевые места управляемых людей, с которыми ему лучше будет ладить. Главная особенность нового состава президиума политсовета – засилье людей молодых. За омоложение партии можно было бы порадоваться. Но вот только незадача – в политсовет пришли малоопытные, ничем выдающимся себя не проявившие, но истинные володинцы, готовые прислуживать руководству партии во всех его прихотях. Проявившие свои главные способности в провокационных уличных акциях, в организации троллинга на форумах в интернет-СМИ и редактировании гнусных статеек об оппонентах своих шефов на проедросовских ресурсах. Панков словно подбирал людей в политсовет под свой интеллектуальный уровень и опыт ассистентской работы. Главное, чтобы среди ключевых партфункционеров не было людей, которые бы казались умнее и образованнее его”.

 

Что называется, бил по лицу наотмашь, не взирая ни на какие заслуги. Интересно, повторил бы он эти слова сегодня или занялся бы редактированием  статьи о предводителях и инвалидах смысла?

 

Увы, автор далее предельно жесток в формулировках: “Нынешнему руководству не нужны возле себя старые соратники, которые могут запросто панибратски обратиться к губернскому лидеру партии: «Колян, пойдем жахнем вискаря». Нужны только те, которые обращаются почтительно с поклоном и придыханием: «Николай Васильевич, не изволите ли рюмочку с устатку, я мигом сгоняю». Саратовскую партию власти заполонило поколение гайдуков и запяточников. Обратите внимание на красноречивую этимологию фамилий этих младоедроссов, которые ныне формируют новую элиту партии: Гайдук, Писарюк, Хаценко (от «хохотать, ржать») и т.д.  И это может быть и к лучшему – «ЕР» стала смешна и ничтожна – и у народа появилась отдушина: если партию, вгрызшуюся во власть, нельзя сменить, над ней можно потешаться”.
“Когда-то Панков был верным оруже(портфеле)носцем великого Вячеслава Викторовича. И вот Николай Васильевич возмужал, обзавелся своим пажом. Его подручный помощник Александр Гайдук возглавил исполком, взял на себя всю рутинную, хлопотную завхозовскую работу в партии на себя. А заодно стал посланником для решения деликатных вопросов, которые занимают его шефа. И Гайдук на глазах преобразился. В нем стали замечать высокомерность, заносчивость, он стал позволять себе небрежность в общении с коллегами по думе, в которую он едва вошел. На него жалуются, что он требует выполнения неких желаний и запросов Панкова якобы во имя процветания партии, а не для него лично. Ведь если Панков говорит от имени вождя, то Гайдук вещает от имени Панкова. То есть он чувствует себя на второй ступени после августейшей по местным меркам особы. Только вот Гайдук все же умнее и наглее своего шефа, и если представится случай, то доберется до светлейшего, и как знать, чье положение он тогда поколеблет. Но может случиться иное – ошкуривать ему пока не всех с наскока удается, и вскоре он может нарваться на серьезные неприятности.

 

Но как настоящему предводителю обойтись без женского пола? А этот пол Николай Васильевич, ох, как любит. И вот откуда ни возьмись на политическом небосклоне появилась Татьяна Ерохина – новая фаворитка Панкова”.

 

Конечно, Александр Гайдук и его друг Николай Панков сегодня как-то разошлись, но тогда – это был могущественный тандем, на который автор – Вадим Рогожин – не мог не обратить особого внимания, возможно, что даже и с элементами зависти.

 

“Валерий Радаев, по мнению автора,  – второй генеральный вассал суверена губернии. Он просто князь, без титульной приставки «светлейший». Валерий Васильевич тоже обзавелся своим пажом. Только он у него в более высоком статусе. Услужливость и пресмыкательство вице-губернатора Дениса Фадеева перед главой губернии часто замечают заседатели и посетители правительственных кабинетов. Дмитрий Лобанов – это, безусловно, барон, т.к. управляет обширными заволжскими землями, будучи главой администрации Энгельсского района. У Радаева в его княжеском дворе есть и свои подбароны. И у всех своя миссия во власти. Мясопереработчик Подборонов делегирован Радаевым в областную думу, Лобанов же представляет его интересы в президиуме партии. Здесь же присматривает за всеми, и в частности за Писарюком, Денис Фадеев.

 

Многие единороссы находятся под двойным присмотром: и Панкова, и Радаева, и потому имеют двойную ориентацию, бегая между двух Василичей. Тот же Фадеев, частенько консультируется с Панковым и любезничает с ним, но при этом не забывает, прорываясь сквозь заслоны рамок металлоискателей, добежать до трапа самолета и облобызать, точнее пожамкать ручку своего непосредственного начальника”.

 

Как и сегодня, ну почти: “Губернатор явно проиграл борьбу за контроль над местной «ЕР» и думой. В областном заксобрании положение у Радаева несколько лучше, чем в президиуме политсовета. Безусловно, все депутаты-единороссы лояльны Радаеву. Но это признание не его авторитета, а его положения, определенного опять же не им”.

 

И наконец, еще один замечательный пассаж: “Молодой министр территорий и главный надзиратель за районными барончиками Сергей Нестеров также советуется с Панковым и  прислушивается к нему. Ведь главный политический надзиратель имеет влияние на многих районных глав по линии партии. И здесь Радаев, опять же проигрывает.

 

Так можно продолжать и по некоторым другим зампредам и министрам, через которых проходят финансовые потоки. Власть губернатора ограничена даже в рамках его же правительства. Полноценно ему подчиняется социальная и индустриальная сферы. Да липовый комитет по информатизации, куда он пристроил бывшего при нем председателя исполкома «ЕР» Ларису Кузнецову”.

 

Конечно, с тех пор кое-что изменилось. Особенно в кадрах. Из тех, кто пришел вместе с Радаевым в 2012 году, сегодня вокруг его остались – единицы. Их перемолола угрюмая радаевская мельница. Но это мало отразилось на существующих раскладах, которые так резко и порой нелицеприятно, описал автор.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=&ELEMENT_ID=21985