КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ларечный ренессанс в Саратове. Причины, контекст, мнения депутатов



К буму хаотичной уличной торговли – как следствие, возмущению горожан, привели не только некомпетентность и безответственность отдельных чиновников, но и ошибки главы Саратова Михаила Исаева в реформировании мэрии и создании новых неработающих структур. К такому выводу пришли журналисты ИА “Взгляд-инфо”, изучив предысторию проблемы и поговорив с депутатами Саратовской гордумы, имеющими реноме группы поддержки градоначальника. Это Дмитрий Кудинов, Александр Янклович и Юрий Ерофеев. Альтернативное мнение высказал их коллега по депутатскому корпусу Виктор Марков.

Реформа градостроительной деятельности, инициированная более года назад главой Саратова Михаилом Исаевым и его заместителем Антоном Корнеевым, преподносилась как несомненное благо. Ведь в качестве конечной цели нововведений называлось создание современной городской среды при сохранении исторического облика. Первым шагом на пути будущего преображения Саратова стала директивная передача “архитектурных полномочий” городскому КУИ – как заявлялось официально, для упрощения процедуры согласования вопросов, связанных со строительством.

Саратовский муниципалитет стал единственным в России, где профильный комитет органа МСУ в настоящее время лишен своих ключевых компетенций – собственно, самой архитектуры.

В этом году реформаторы реализовали новый замысел – создали (пока лишь на бумаге) на базе МКУ “Капитальное строительство”, в противовес ГУПП “Институт “Саратовгражданпроект”, проектное бюро, специализирующееся на плоскостных объектах.

У нас этих объектов много: набережные, пляжи, восстановление наших парков, сада “Липки”, улицы Астраханской, улицы Рахова и еще десяток территорий, зоны отдыха“, – аргументировал появление новой структуры господин Исаев.

По мэрской логике, в число локаций должна войти и реконструированная площадь Кирова, переживающая сейчас “ларечный ренессанс”. И ведь именно КУИ, наделенный новыми полномочиями и курируемый Антоном Корнеевым, дает разрешения на размещение таких торговых объектов и несет ответственность за самовольную установку ларьков. В том числе – по странному стечению обстоятельств – прямо в охранных зонах федеральных и областных памятников архитектуры, что напрямую запрещено российским законодательством.

Можно ли расценивать возвращение ларьков как провал новой градостроительной политики городских властей? Достаточно ли активно администрация борется с этим явлением или, напротив, поддерживает “ренессанс”? А что предприняла городская дума? Считаете ли вы, что реформу о передаче всей архитектуры под КУИ пора признать неудачной, ведь ларьки в охранных зонах и в целом неразбериха с уличной торговлей это доказали? Как идет процедура создания проектного бюро?

И ведь именно КУИ, наделенный новыми полномочиями и курируемый Антоном Корнеевым, дает разрешения на размещение таких торговых объектов и несет ответственность за самовольную установку ларьков. В том числе – по странному стечению обстоятельств – прямо в охранных зонах федеральных и областных памятников архитектуры, что напрямую запрещено российским законодательством.

На эти и другие вопросы редакции отвечают депутаты гордумы: председатель комиссии по местному самоуправлению, законности, защите прав населения Александр Янклович, председатель комиссии по градостроительству, ЖКХ, архитектуре, земельным ресурсам Дмитрий Кудинов, а также ее члены Юрий Ерофеев и Виктор Марков.

Наши собеседники крайне отрицательно относятся к “ларечному ренессансу”, однако по-разному оценивают роль депутатского корпуса в решении этой проблемы.

Я лично, как житель города и депутат (Фрунзенский район – мой округ), конечно против этих ларьков, – заявил Юрий Ерофеев. - Я направил запрос в городской комитет по имуществу, чтобы дали разъяснения по земельному участку -  кому он принадлежит. И жду решения областного управления по охране объектов культурного наследия – оно должно дать заключение по охранной зоне, по границам (разговор между журналистом и Ерофеевым состоялся 14 ноября, а заключение управление публично дало еще 22 октября – ред.)

Надо разобраться, во-первых, чья земля. Если она находится в собственности у владельцев Крытого рынка – это одно, если в муниципальной собственности, то это другое. 

Мэрия сейчас должна получить заключение, и если Мухин (начальник управления по охране объектов культурного наследия области Владимир Мухин – ред.) даст заключение, что они не имеют права возле памятника архитектуры строить, тогда здесь уже должен подключаться юридический отдел мэрии и на основании предписаний управления идти в суд. А если Мухин скажет, что это не охранная зона, то, я думаю, мэрия в судах погрязнет. Потому что земля там, я насколько знаю, не муниципальная, она в собственности у владельцев Крытого рынка. 

Олег Васильевич Грищенко, когда воевал с ларьками возле Крытого рынка, по закону имел на это право – у них закончилась аренда. И то у него ушло на эту войну почти 4 года,  хотя по закону он был прав. Сейчас подход идет четко по закону, ничего нельзя сделать, пока не будет решений судов. В этом плане работа идет, но в рамках закона“.

Саратовский муниципалитет стал единственным в России, где профильный комитет органа МСУ в настоящее время лишен своих ключевых компетенций – собственно, самой архитектуры.

Александр Янклович считает, что ларьки далеко не всегда зло, они имеют право на существование в виде мини-магазинов в жилых комплексах новых микрорайонов.

Действовать надо, прежде всего, по закону – с этого начнем. Второе, из чего необходимо исходить, это удобство горожан. Вот сейчас на пешеходной зоне отсутствует туалет – большая проблема. Если бы там появилось некое сооружение, которое будет предоставлять данную услугу, как бы это плохо ни звучали или пахло, она сегодня необходима. Насколько востребована там шаурма, для меня это большая загадка. Нужно исходить из востребованности и буквы закона. 

Что касается администрации, если они где-то превысили полномочия или нарушили закон, или были введены в заблуждение… Но у нас святых людей нет сейчас, были они, но очень давно, а сейчас святых людей нет – ошибаться может каждый, но есть возможность исправить ошибки. 

Пока ничего такого, что надо вмешиваться, не произошло. Мы указали администрации, указали средства массовой информации, указали правоохранительные органы, указало правительство Саратовской области. Сейчас, я так понял, идет какой-то процесс. Я думаю, что в ближайшее время мы с вами результат увидим. Будет ли он нас устраивать, пока не знаю“, – изложил он свою позицию.

Вот сейчас на пешеходной зоне отсутствует туалет – большая проблема. Если бы там появилось некое сооружение, которое будет предоставлять данную услугу, как бы это плохо ни звучали или пахло, она сегодня необходима. Насколько востребована там шаурма, для меня это большая загадка.

Исторический облик площади Кирова необходимо сохранить, настаивает депутат Дмитрий Кудинов.

Однозначно могу сказать, что никаких ларьков никто не приветствует и приветствовать не будет. Но действовать надо строго в рамках закона. Сейчас мэрия идет строго по законодательному пути, пытаясь пресечь всю эту вакханалию (других слов у меня нет) с самоволкой, самостроем, с правом использования земельного участка, который когда-то каким-то образом оказался в частных руках. С точки зрения законодательства, это одна ситуация. С точки зрения морали и этики, это другая ситуация. Я так понимаю, должно быть какое-то пересечение, и мы должны найти компромиссное решение. Но это будет только в законодательном поле.

Депутатский корпус обязательно будет влиять на ситуацию – это несомненно. Тем более это касается большого круга лиц, а не только жителей Фрунзенского района. Какой-то компромисс все равно должен быть – нельзя все-таки в угоду прибыли жертвовать интересами горожан. Нельзя же все же мерить только деньгами и выгодой, извлекать прибыль из каждого последнего квадратного сантиметра.

А самое главное – сразу возникает вопрос у любого гражданина, где здесь, собственно говоря, власть, мэрия, где все остальные люди, которые должны это контролировать? И очень трудно иногда бывает объяснить людям, что есть определенные нюансы. Если взять и самовольно все это дело снести, тоже будет самоуправство, ничем не отличающееся от того, что там происходит. Это неправильно, так тоже не должно быть. Этот вариант вообще не рассматривается. Надо в законном поле работать“, – сказал гордеп.

В отличие от своих коллег, Виктор Марков спокойно относится к установке ларьков у Крытого рынка. Здесь, по его словам, торговля велась исконно, и в течение многих лет никто не вспоминал об охранных зонах памятника архитектуры. Депутата гораздо больше тревожит появление новых торговых точек, скорее всего, санкционированных мэрией.

У нас была целая пятилетка борьбы с этим явлением. А сейчас как-то поутихло и, наоборот, стали появляться новые. Идет такое ползучее наступление на город, настоящий “ларечный ренессанс”. Ясно, что там торговать дешевле, но это же не значит, что мы должны вернуться к тому хаосу, который у нас был. 

С моей точки зрения, администрация этому наступлению не сопротивляется, можно сказать, попустительствует. Получается, такое непротивление злу насилием. И если раньше у нас возникали несанкционированные торговые объекты, то сегодня, насколько я понимаю, вот эти современного вида сооружения появляются, видимо, на законных основаниях. Я недавно увидел несколько таких, один из них напротив “Детского мира” стоит и торгует едой в таком культовом месте. 

Невозможно нормально организовать питание в неприспособленном помещении – там нет воды, нет туалета. Коммуникаций никаких нет, и при внешней симпатичности они по-прежнему несут опасность. Кроме этого, затормозилась абсолютно борьба со старыми ларьками, которых достаточно много по городу стоит. Перешедшие в руки наших масс-медиа ларьки под вывесками разных федеральных изданий тоже не украшают город. И хотя они в общем-то призваны нести в массы информацию, прессу, на самом деле уже ничего этого не несут в основе своей, а торгуют всякой ерундой.

При этом у нас достаточно помещений, которые сдаются в аренду в зданиях, оснащенных всем необходимым. Я понимаю, что для торговцев это дополнительные издержки, но есть издержки и у горожан, интересы которых должны ставиться во главу угла“, – отметил он.

А самое главное – сразу возникает вопрос у любого гражданина, где здесь, собственно говоря, власть, мэрия, где все остальные люди, которые должны это контролировать?

Оценивать деятельность проектного бюро, считают собеседники нашего агентства, еще рано – оно пока только формируется – процедура уже растянулась почти на полгода.

Пока мы не видим, что есть какие-то проблемы с проектированием на сегодняшний момент. Во всяком случае, последние полгода у нас не было таких скандалов с проектами, как это было с улицей Муленкова, например, или с улицей Менякина. Эти проекты несколько лет делали, переделывали, складывалась тупиковая ситуация. Приходилось вмешиваться различным людям для того, что ее каким-то образом разрешить“, – подчеркнул Янклович.

Что же касается деятельности реформированного городского КУИ, то, по его мнению, не так уж важно, кто и какими полномочиями наделен, “лишь бы делалась работа“.

Эффективность работы комитета по архитектуре, на мой взгляд, заключается в нормальном функционировании Градостроительного кодекса, градостроительного плана на территории муниципального образования, а также в соблюдении определенных архитектурно-градостроительных норм (год и два месяца этим уже ведают КУИ и Антон Корнеев – ред.), которые есть в городе. Есть по этому направлению вопросы? Есть, безусловно. Хуже стало от присоединения или лучше? Смотря с чем сравнивать, с каким периодом, с каким руководством“, – пояснил Александр Янклович.

У нас была целая пятилетка борьбы с этим явлением. А сейчас как-то поутихло и, наоборот, стали появляться новые. Идет такое ползучее наступление на город, настоящий “ларечный ренессанс“.

С точки зрения классического построения, наверное, все-таки архитектура должна чуть-чуть больше полномочий иметь либо иметь большую присоединенность к “единому окну”, к которому мы стремились. Процесс выдачи разрешений критиковали за длительность, за какие-то, возможно, коррупционные моменты, непонятные или избыточные требования. Мы от чего-то ушли и, собственно говоря, сейчас работа в этом плане наладилась, в том числе внутренне взаимодействие, касающееся землепользования. Я думаю, что это не догма, надо смотреть, и, возможно, будем где-то что-то подправлять. Потому что очень много вопросов люди по привычке адресуют комитету по архитектуре и архитектору“, – признал Дмитрий Кудинов.

Его коллега Юрий Ерофеев пока никаких минусов от передачи “архитектурных полномочий” КУИ не обнаружил.

Честно говоря, мне тяжело судить – я не строитель. Год – это не такой уж большой срок. Не стал бы говорить, что эксперимент неудачен. Со стороны если смотреть, я минусов пока не вижу, плюсы определенные есть – для физических лиц. Проще стало оформлять документы“, – полагает он.

А вот Виктор Марков никаких изменений после проведения реформы не заметил: “Неважно, в каком квадратике находились те службы, которые должны контролировать, соблюдать наш архитектурный покой. Я, честно говоря, не заметил разницы“.

Источник:  https://www.vzsar.ru/news/2020/11/16/larechnyy-renessans-v-saratove-prichiny-kontekst-mneniya-depytatov.html