КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ни пуха, ни пера, ни куриц: банкротящаяся «Татищевская птицефабрика», похоже, не нужна ни старым собственникам, ни новым



Конфликт владельцев банкротящейся Татищевской птицефабрики продолжает разбираться в судах. Между тем, инициатор арбитражных споров и бывший собственник предприятия ООО «Танком» второй год находится в ликвидации.

Предварительный договор о продаже долей в ООО «Татищевская птицефабрика» бизнесмену Расулу Сейнову уже в третий раз изучали эксперты. Вокруг этого документа почти год кипят страсти.

Первые собственники птицефабрики, владельцы ООО «Танком» Анна и Наталья Тапилины, настаивают на том, что их вынудили заключить кабальную сделку. Птицефабрика, уверяют они, ушла к новым бенефициарам по цене в десятеро ниже рыночной: 52 тысячи рублей вместо 50 млн. В ответ Расул Сейнов сомневается в подлинности самого предварительного соглашения, в котором фигурирует как рыночная стоимость актива, так и его, Сейнова, обязательства погасить долги птицефабрики и вложить 25 млн в ее уставной капитал.

Решением от 2 декабря прошлого года саратовский арбитраж признал договор купли-продажи недействительным, это решение было оспорено. А что не так с договором о намерениях выяснял уже третий коллектив экспертов.

Первая экспертиза подтвердила доводы Расула Сейнова, утверждавшего, что договор подписан без его ведома и участия: документ искусственно состарен, заявило НЭО «Локар». Следующие эксперты эти выкладки опровергли, теперь дело за третьей группой компетентных специалистов.

ООО «Экспертно-исследовательский центр» за 30 дней и 50 тысяч рублей должен был установить, соответствует ли дата изготовления предварительного соглашения между представителем Сейнова и ООО «Танком», 1 ноября 2017 года, указанной в документе дате. Если это выяснить невозможно, эксперту следует указать, пытались ли состарить документ умышленно. Ради этого исследователям разрешили частично повредить соглашение.

Заключение «Экспертно-исследовательского центра» поступило в 12ААС 20 ноября. Производство по делу было возобновлено, однако судебное заседание 17 декабря было отложено. Выводы экспертов будут озвучены уже в новом году — 14 января.

Параллельно с изучением документа, определившего судьбу птицефабрики, в арбитраже рассматривался иск к «Танкому» ИП Марата Хамокова, предъявившего бывшим собственникам птицефабрики требования на 7,6 млн рублей. Заявитель участвует в споре «Танкома» против Сейнова в качестве третьего лица. Кроме того, он же вместе с Расулом Сейновым и Киримом Ахматовым стал собственником Саратовского комбикормового завода, который тоже обанкротился в самый короткий срок после смены владельцев.

Иск Марата Хамокова разбирал Новгородский арбитраж. Как следует из его документов, 7,6 млн рублей, которые требует истец, это долго по договору об оказании услуг сохранности имущества. Подписан этот договор с птицефабрикой был 1 ноября 2018 года. На тот момент иск ООО «Танком» к Расулу Сейнову уже почти год находился в производстве, компания подала его в феврале 2018-го. Ситуация выглядит странной: с одной стороны, прежние владельцы фабрики очевидно не доверяют нынешним, оспаривают в суде договор, заявляют о кабальности сделки. С другой стороны они же договариваются с бизнес-партнером Сейнова и новым совладельцем комбикормового завода о том, чтобы он хранил имущество птицефабрики.

Известно, что работа птицефабрики к октябрю 2018 года была приостановлена, а сотрудники — уволены. Включая и директора, которым до того момента была соучредитель «Танкома» Наталья Тапилина. И вдруг, 1 ноября, «Танком» подписывает договор о сохранении имущества. Следует также отметить, что ИП Хамоков заключал этот договор с ликвидируемым юрлицом. Согласно ЕГРЮЛ, «Танком» ушел в ликвидацию вскоре после подачи своего иска о недействительности сделки с Расулом Сейновым, уже 17 апреля 2018 года. Находится компания в этом статусе до сих пор и ее руководитель Наталья Тапилина, сменившая на посту свою сестру Анну, значится не директором, а ликвидатором.

Решение по делу было вынесено новгородским обларбитражом 18 декабря, требования Хамокова суд оставил без удовлетворения.

Пока собственники спорят, кто и за что из них в ответе, конкурсный управляющий ушедшей в банкротство птицефабрики планомерно оспаривает ее сделки. Так, 10 ноября подан иск по признании недействительным договора купли-продажи, подписанного между птицефабрикой и ООО «Агрокомплекс Волхов», а 15 октября — тот самый договор охранных услуг с Маратом Хамоковым, по которому тот в Великом Новгороде пытается отсудить задолженность.

Тем временем в редакцию «БВ» поступило весьма эмоциональное письмо от читателя, представившегося бывшим работником птицефабрики. По его словам, ни первый, ни второй коллектив собственников не отличался заботой о своем предприятии, во всяком случае, у работников к ним много неудобных вопросов.

Не беремся судить, так ли это на самом деле, но складывается впечатление, что если «Татищевская птицефабрика» кому и нужна, то только тем арендаторам, которые сейчас держат на ее площадях кур. В этом плане предприятию повезло, его площади хотя бы используют по прямому назначению.

Напомним, что на территории новгородской фабрики ЗАО «Гвардеец», в банкротстве которой тоже отметился Марат Хамоков, арендаторы вместо кур взялись выращивать биткоины. И работала майнинг ферма, пока на нее не наткнулись работники новгородского филиала «Россети Северо-Запад», решившие выяснить, почему закрытое предприятие потребляет столько электричества. Так что уж лучше куры, все равно, чьи.

https://www.business-vector.info/ni-puha-ni-pera-111063/