КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Дело экс-прокурора Пригарова: государственный эксперт рассказала о том, как оценивала сруб на Андреевских прудах



Дело экс-прокурора Пригарова: государственный эксперт рассказала о том, как оценивала сруб на Андреевских прудах

Сегодня в Кировском районном суде Саратова продолжился допрос свидетелей по делу экс-прокурора Андрея Пригарова. Его обвиняют во взятке (ч. 6 ст. 290 УК РФ) и мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии гособвинения, в качестве взятки подсудимый ежемесячно получал по 500 тысяч рублей от руководства ООО «Ритуал» в течение чуть более полутора лет.

В эпизоде с мошенничеством фигурирует дом в районе Андреевских прудов. Его, как посчитало следствие, Пригаров получил от потерпевшего Алексея Чугунова за помощь в уклонении от уголовного преследования, которую подсудимый якобы не оказал: в 2015 году потерпевший сам получил срок за мошенничество.

При этом свидетели, которые выступали в суде по данному эпизоду, не смогли достоверно подтвердить, что дом когда-либо по документам принадлежал потерпевшему. Спорной осталась и законность нахождения объекта на данном участке.

Предварительное следствие заказало экспертизу стоимости дома, который якобы обманным путем получил Пригаров. Старший эксперт ФБУ «Саратовская лаборатория судебных экспертиз» Министерства юстиции РФ Маргарита Гильгун в 2021 году пришла к выводу, что летом 2013 года сруб стоил примерно 1,239 млн рублей.

Поле оглашения текста экспертизы и нескольких вопросов от гособвинения допрос свидетеля начал подсудимый.

«Вы везде употребляете понятие — „жилой дом“. А что вы имели ввиду, когда употребляли понятие „жилой дом?“» — спросил Пригаров.

«Следователь поставил вопрос: „Какова рыночная стоимость ‚жилого дома‘ на лето 2013 года“. Я дала пояснение, что поскольку на данный дом не было никаких документов, его корректнее называть „самостроем“», — рассказала Гильгун.

«В 2021 году вы оценили его как „жилой дом“. А был ли он жилым в 2013 году?» — продолжил адвокат Пригарова Андрей Морозов.

«Не знаю. Я отвечала на такой вопрос, который передо мной поставил следователь. Если бы меня попросили оценить строение, на которое не было бы документов, я бы не смогла его оценить. Поэтому он попросил оценить „жилой дом“. В противном случае, я должна была оценивать все это как „самострой“, пришлось бы ориентироваться на стоимость стройматериалов. Но таких данных у госучреждения нет», — добавила она.

Гильгун объяснила, что при оценке рыночной стоимости сделала большую скидку как на отсутствие отделки и коммуникаций, так и документов. Впрочем, сравнить дом с аналогичными предложениями по рынку эксперту не удалось: по её словам, похожих объявлений не нашлось ни в архиве ведомства, ни в архиве порталов «Авито» и «Барахла.нет».

«Если бы следователь указал, что это не „жилой дом“. Как бы делали экспертизу?» — спросил судья Антон Степанов.

«Я бы сдала без исполнения, скорее всего. Тут нужны были бы данные о стоимости стройматериалов на 2013 год. Таких данных у нас нет. До того я делала экспертизу, где сделала заключение, что это „самовольное строение“. После этого следователь переформулировал вопрос, где сам указал, что объект экспертизы — „жилой дом“», — объяснила Гильгун.

После заседания адвокат Пригарова Андрей Морозов сообщил корреспонденту ИА «Версия-Саратов», что, по его сведениям, в документах следствия есть еще три варианта экспертизы от Маргариты Гильгун, однако их не собираются приобщать к делу, несмотря на ходатайства защиты. По словам Морозова, это связано именно с тем, что в тех документах сруб назван не «жилым домом», а самовольной постройкой, у которой не может быть рыночной стоимости.

Когда допрос Гильгун закончился, защита Пригарова попросила приобщить к материалам дела рецензию на вышеупомянутую экспертизу. Текст гласил, что в документе отсутствуют технические характеристики объекта, сведения о коммуникациях и даже фотографии. Кроме того, по версии рецензента, экспертиза неверно оценила степень готовности работ по состоянию на 2013 год (в частности, наличие окон, перекрытий), а также степень износа бревен. Напомним, по версии обвинения, сруб появился на участке в 2008 году.

Кроме того, рецензент не нашел в тексте не только свидетельств того, что объект — «жилой дом», но и ссылок на основополагающие нормативные акты, которые регламентируют экспертную и оценочную деятельность.

Защита подсудимого предоставила суду и обвинению текст рецензии для ознакомления и ходатайствовала о приобщении документа к материалам дела. Судья Антон Степанов рассмотрит этот вопрос на следующем заседании.

Источник:  https://nversia.ru/news/delo-eks-prokurora-prigarova-gosudarstvennyy-ekspert-rasskazala-o-tom-kak-ocenivala-srub-na-andreevskih-prudah/