КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Про Вольфовича и Адольфовича.



Всякие движения, течения, отклонения и завихрения немыслимы без определенного импульса. Морские приливы зависят от Луны, воздушный шар – от потоков воздуха, политическая активность – от идеи, а деятельность партии – от денег. Партия и спонсор – братья-близнецы. Когда мы говорим спонсор, мы подразумеваем партия, когда мы говорим партия, мы подразумеваем спонсор. О том, кто сегодня субсидирует большинство региональных отделении таких, партии, пак ЕР, КПРФ и СР, хорошо известно, а вот о кошельке старейшей российской партии ЛДПР и в частности ее местного отделения мы почти ничего не знаем.

Недавно не столь стройные ряды саратовских либерал-демократов покинул координатор партии Александр Конобеев. Кто не знает истории местного отделения ЛДПР, мог расценить этот уход как эпатаж политического деятеля, который любыми путями намеревался сколотить себе имя. На самом деле причина стара, как мир, – отсутствие финансирования регионального отделения партии. «Я покидаю свой пост, – заявил Адольфович, – по ряду причин». Однако среди этого «ряда причин» была названа лишь одна: финансирования отделения практически нет, оно нулевое.

Попытки придать конфликту некую идеологическую основу также не увенчались успехом. Конобеев выразил свое несогласие с позицией партии и лично ее руководителя Владимира Жириновского опять же потому, что руководство ЛДПР недостаточно финансирует местные отделения, и работа партийной машины сосредоточена на «внешней» политической борьбе.

Не зря говорят, что ЛДПР – это Владимир Жириновский. Не будет Жириновского, не будет и партии. Казалось бы, при таких обстоятельствах местные бонзы партии могли бы брать пример со своего вождя. С вождя, который приехал в Москву с 3 рублями в кармане, чтобы несколько лет спустя создать одну из самых влиятельных партий в стране.

К сожалению, развернутого курса истории ЛДПР пока нет. Есть брошюра «Краткая история партии». Но у истоков создания местного отделения есть немало живых свидетелей, и они могли бы рассказать, как формировалась партия.

Знает ли Адольфович, что Вольфович – это человек, чей девиз «Побеждай во что бы то ни было!»? Знает ли Адольфович, что когда-то ЛДПР называлась ЛДПСС, а потом ЛДП? Знает ли, как его предшественники – координаторы партии зарабатывали деньги, как они жили?

Пробыв в кресле координатора партии чуть больше года. Конобеев честно признался, что партия без финансирования ему не нужна. Что ж, нам такого вожака не жалко. Если человек считает, что политическая борьба начинается только при наличии денег, он глубоко ошибается. Большинство политических партий в истории России начинали с нуля и только благодаря своим идеям, самоотверженности вождей и вождят добивались расположения спонсоров. Партия, которая ничего не делает, а лишь просит денег, никому не нужна. Перефразируя известное высказывание, стоит заметить, что вечером – идеи, утром – деньги, но не наоборот.

А теперь немного истории. В 1993 году ЛДПР одержала самую выдающуюся свою победу. Жириновский привел в Госдуму чуть ли не половину своих сторонников. Он обошел спонсируемый со всех сторон «Выбор России». В 1995 году потеснил проправительственный «Наш Дом – Россия» с Виктором Черномырдиным во главе. Даже в 1999 году Жириновский, снятый с выборов и лишенный лейбла ЛДПР, спешно формирует «Блок Жириновского» и проводит в Госдуму. 17 своих сторонников!

Так вот, в ноябре 1995 года Вольфович неожиданно прибывает в Саратов. В аэропорту его ожидают соколы. Рейс задерживается. Идет мелкий холодный дождь. С хоругвями и плакатами, с детьми на руках его ожидают самые верные. В темную смоль неба терпеливо вглядывается и первый координатор местного отделения партии Михаил Чугунов – человек, которого Вольфович называет лучшим координатором Поволжья.

И вот вождь ступает на землю Саратовскую. Его везут в тогда еще работающий ресторан «Русские узоры». Под традиционную водочку с грибочками Жириновский произносит спич. Когда речь заходит о спонсорах, он обращается к Чугунову и говорит: «Идите к бизнесменам и говорите им, что вы от Жириновского». На легкие усмешки в зале вождь реагирует мгновенно: «Скажите им (спонсорам), что я знаю, как они скопили свои богатства. Если и после этого они не поймут, что надо делать, передайте мне список тех, кто отказал в помощи нашей партии. С этим списком я пойду к генеральному прокурору»…

Потом он целует собравшихся в засос, фотографируется на память и отбывает в Энгельс, где во Дворце культуры строителей его уже ждут. Здесь – аншлаг. Матери принесли на руках детей, чтобы они увидели Вольфовича. Зал не может вместить всех желающих. Три кольца опоясывают Дворец строителей. На улицу вынесены колонки, которые транслируют речь вождя. То был триумф. Но длился он недолго. Как только вождь покидал наши палестины, местное отделение впадало в кому. Период спячки длился от одного выборного цикла к другому. Очень скоро местные спонсоры перестали бояться Жириновского, и саратовское отделение ЛДПР продолжало влачить жалкое существование.

В те времена когда штаб-квартира ЛДПР еще располагалась на углу улиц Радищева и Московская, часто можно было наблюдать, как трапезничали простые жириновцы: палка вареной колбасы, хлеб, масло, немного сыра и консервы – таков был рацион. Когда координатор отсутствовал, на стол ставили бутылку водки с романтическим названием «Что делать?» производства ГУП «Ликсар», но водку ставили и в присутствии координатора.

Оживление наступало в период, когда приближались выборы. Однажды, это было в конце 1995 года, Вольфович подогнал местным соколам миллионера – Рината Байгузина. Байгузин ходил не один, а в сопровождении человека с черным чемоданчиком, типа «кейс». Говорили, что в этом чемоданчике и лежат миллионы. Однако когда Байгузин скромно присоединился к традиционной трапезе жириновцев с их неизменной палкой вареной колбасы, соколы только крякнули. Правды ради следует сказать, что г-н Байгузин утяжелил водочную составляющую пайка на три-четыре бутылки, но не более. Соколы рассчитывали, что этот представитель газового лобби сейчас станет трясти миллионами, посылая пехоту на штурм мандата депутата, но он вел себя скромно и миллионами делиться не хотел. Потому и проиграл.

Только в самом начале 90-х жириновцам не более двух раз удалось провести своих депутатов от Саратовской области. Но уже с 1999 года наша губерния перестала представлять для Вольфовича особый электоральный интерес. С тех пор от нас лишь по чистой случайности в Госдуму прошел Алексей Чернышев, а позже ни по спискам, ни тем более по одномандатным округам не проходил ни один жириновец.

В период с 1999 по 2006 год местное отделение ЛДПР находилось в состоянии глубокой комы. Вождь, регулярно посещавший регион в прошлом, стал обходить его стороной. Последний раз он посетил его в ноябре 2007 года.

Что же случилось с местным отделением в начале 2006 года? Случилось то, о чем местные соколы не могли и мечтать. Областной закон о выборах в МСУ допускал участие в них партий. Это известие застало соколов врасплох. Но, вспомнив, что местные выборы мало интересуют вождя, останки партии снова ушли на дно. Однако изменившиеся условия выборов очень быстро оценили те, кто при старой системе не могли претендовать на мандаты. Они спешно стали искать самых жириновистых Жириновских. Но те, что были в прошлом, уже не внушали доверия своим внешним видом (традиционные трапезы до добра не довели), а те, кто еще помнил дедушку Володю, отошли от дел.

Надо было найти хотя бы одного ортодоксального сокола, чтобы начать битву за мандаты. И такого человека нашли. Им оказался Константин Гризоглазов, который в период «великой комы» с 1998 по 2002 год был генеральным директором 000 «Залоговая компания «Кредит-Покровск», с 2002 года и по настоящее время – директором МУП «Информжилье» (агентство по приватизации жилья) ЭМО.

Повторная инсталляция Гризоглазову понадобилась исключительно для того, чтобы пройти в гордуму. В списках депутатов ему предложили первое почетное место. Далее шли товарищи, которые никогда не имели никакого отношения к партии, а Владимира Вольфовича видели только по телевизору.

По спискам ЛДПР в гордуму прошли только двое – Константин Гризоглазов и Виталий Коврегин. Но они очень быстро сплотились еще с двумя депутатами, избранными по одномандатным округам, – Сергеем Ахременко и Леонидом Фейтлихером. Фейтлихера, Ахременко и Коврегина объединяет то, что они в одно время работали под крышей ГК «Рим».

Столь чудесное совпадение отнюдь не является случайным. Если спонсором КПРФ на выборах в гордуму была небезызвестная группа «АСТЭК», то спонсором ЛДПР была также небезызвестная группа «Рим». Без финансовой помощи римлян соколам вряд ли светила бы победа. Она не светила им хотя бы потому, что без спонсоров они бы и на выборы не пошли.

В случае с Костей Гризоглазовым сработал совет, данный мессиром Воландом: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!»

После того как лейбл партии был использован, сама ЛДПР оказалась спонсорам временно ненужной. Потерял к ней интерес и Константин Гризоглазов. Какое-то время местное отделение ЛДПР валялось под ногами. То есть туда мог прийти любой проходимец и через некоторое время стать координатором. Особенно в том случае, если бы пообещал привести за собой стадо жирных спонсоров.

Однако 19 мая 2008 года депутат Госдумы Юрий Коган представил местным соколам нового и.о. вождя – Александра Конобеева, в узких кругах известного как Адольфович. До этого Конобеев трудился в «Народной воле», которую к победе вел команданте Вячеслав Мальцев. Уже 23 июля Адольфович избавляется от приставки и.о. вождя и становится полноправным вождем. Чтобы заслужить это право, месяцем раньше под страшным лозунгом «Табачка травит новорожденных своими отходами» Конобеев бросился на штурм «БАТ-СТФ». Чуть раньше табачку должен был штурмовать команданте Мальцев. Штурмующие не поделили крепость. Мальцев очень нехорошо отозвался о Конобееве, которого когда-то выпестовал, дав путевку в большую политику.

Адольфович продолжал оправдывать доверие. То он с ребятами находил на «БАТ-СТФ» мормонов, то обвинял Ипатова в подтасовке выборов в органы МСУ, то обвинял в тяжком грехе своего предшественника Дмитрия Даниловича, то вдруг стал искать пропавшее «золото партии», попутно обвиняя все того же Даниловича в «мужеложстве» и подметных письмах, в которых Конобеева просили оставить пост координатора и т. д.

Последовала череда скандалов, за которыми уже просматривалась глубокая работа, направленная на дискредитацию всего руководства регионального отделения ЛДПР. Однако переломным моментом стало неожиданное назначение Адольфовича на должность директора МУ «Градостроитель». Распоряжение подписал Вячеслав Сомов. Поскольку Сомов не мог принять такое решение, не посоветовавшись с руководством местного отделения ЕР, Конобеева стали обвинять в сделке с политическим противником.

Была ли сделка или нет, судить не будем. Зато было ясно, что Александр Адольфович устал от безденежья. Сведующие люди говорили, что он сильно рассчитывал на это МУ, как на эльдорадо. Но очень скоро стало известно, что, несмотря на свою приближенность к городскому комитету по архитектуре, «Градостроитель» – это не синекура, денег, тем более больших, в этом учреждении не заработать.

«За что же кровь проливали?» – мог бы спросить наш герой. Несмотря на все попытки реанимировать партию, она по привычке снова свалилась в кому. Каким-либо образом влиять на депутатов от ЛДПР координатор не может, потому что они подчиняются не ему, а спонсору. Должность, которую ему все-таки дали, оказалась захудалой, удаленной от различного рода потоков, и ее никак нельзя назвать доходным местом. Партийный бюджет, который, по идее, должен кормить свои региональные отделения, перенаправлен х/з в какую сторону, но до Конобеева он не доходит, и при этом с него требуют какой-то активности!

А тут, откуда ни возьмись, появляется… Юрий Коган, тот самый Коган, который очень активно контактировал со спонсором ЛДПР – группой «Рим», президентом которой в те дни был еще Леонид Фейтлихер. И с кем же консультировался Коган, раздумывая снимать ли Адольфовича с поста координатора или повременить? Неужели с рядовыми партийцами? Но они легли в кому. Неужели с Дмитрием Даниловичем? Но историю с ним быстро замяли, чтобы не запятнать чистоту партии. Тогда с кем? Разумеется, со спонсором, и не только для того, чтобы решить судьбу Александра Адольфовича, а для того, чтобы заручиться поддержкой спонсора на предстоящих выборах в гордуму. А выборы могут состояться даже раньше, чем в марте 2011 года.

Не знаю, понял ли Адольфович, как его подставили, какой куш уплывает от него накануне больших предвыборных гонок. Но одно, как представляется, он так и не понял. Чтобы возникла ЛДПР, нужен Жириновский, но никакая ЛДПР породить Жириновского не в состоянии. Адольфовичи приходят и уходят, а Вольфовичи остаются.

П.К.
“Время” (02.11.2009)

фото1 (А.Конобеев): http://www.sarinform.ru/img/comment/1792.jpg

фото2 (Л.Фейтлихер): http://www.sarinform.ru/upload/iblock/655/Fejtliher-web.jpg

фото3 (Ю.Коган): http://73online.ru/screenshots/pic_716.jpg