КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Молодца на хитреца



88a3816a7c3dНовое назначение в правительстве области многих поставило в тупик. Вполне эффективный министр промышленности и энергетики Кирилл Горшенин внезапно уволился по собственному желанию. На его место с 18 апреля по приглашению Павла Ипатова заступил Сергей Лисовский, до этого времени работавший руководителем ООО «Кавказрегионгаз», а еще раньше — десять лет назад — министром промышленности в правительстве Дмитрия Аяцкова. Чем вызваны эти внезапные перемены?

Барский гнев и барская любовь

Интересно, что последняя служба г-на Лисовского в системе «Регионгаза» закончилась в декабре 2010-го и вплоть до апреля 2011-го в трудовой биографии функционера наблюдается красноречивый пробел. Стало быть, приглашение Сергея Лисовского в правительство не было спонтанным решением. А предшествовали ему систематические выпады в адрес министра Кирилла Горшенина, которые делал губернатор Ипатов на закрытых совещаниях правительственных чиновников по понедельникам.

Сначала губернатор критиковал работу пресс-секретаря министерства Анны Фадеевой, чей супруг депутат облдумы Денис Фадеев постоянно говорил Ипатову разные дерзости. Например, на последнем заседании областной Думы он заявил, что у губернатора Ипатова есть активы за рубежом, которым тот уделяет повышенное внимание. Однако из губернаторского недовольства министр Горшенин не сделал ожидаемых кадровых выводов. Тогда глава исполнительной власти начал систематически критиковать министра по любому поводу.

В то же время первый заместитель Горшенина Павел Угланов ходил в явных фаворитах: едва минуло несколько месяцев работы в правительстве, как начинающий чиновник уже получил почетную грамоту, презентовал на коллегии минпрома «Концепцию экологической безопасности Саратовской области на 2010-2020 годы», а также «победил» налоговый кризис. Как писали СМИ, одной встречи г-на Угланова с президентом компании «Хенкель» в России Питером Гюнтером хватило, чтобы энгельсский филиал ООО «Хенкель Рус» заявил о планах перечислить в консолидированный бюджет области налога на прибыль на 53% больше, чем в 2009-м. Но на самом деле, вняв уговорам, международная корпорация просто согласилась уплатить часть налога на прибыль 2011 года авансом в 2010-м.

Да и сам налоговый кризис был во многом спровоцирован недальновидным подходом губернатора Ипатова, который увидел, что в первом квартале 2010-го поступления в региональную казну были больше ожидаемого, и решил, что и в другие месяцы доходов будет больше запланированного. В бюджет были заложены дополнительные расходы на 3 млрд рублей, и открыто финансирование ряда проектов, а в итоге в декабре не хватало денег даже по защищенным статьям. А виноватыми объявили ряд крупных предприятий, которые не оправдали губернаторских ожиданий, и чиновников, которые не сумели обеспечить налоговую мобилизацию.

Министр Кирилл Горшенин был одним из тех, кто не верил в налоговую благодать, но не был услышан. Хотя винить в налоговом кризисе следовало не скептиков, а сложившуюся практику верстать бюджеты исходя из «хотелок», а не реальных доходов.

От производства до банкротства

Отметим, что работа в министерстве промышленности требует профессионализма и глубокого понимания своей сферы. Чиновники этого министерства стоят, в отличие от многих других, весьма близко к реальной жизни. Они ищут инвесторов предприятиям, новых собственников банкротам, выбивают в Москве оборонный заказ, расширяют рынки сбыта для региональной промышленности, участвуют в судах в арбитраже, самостоятельно пишут долгосрочные программы, курируют инновации на предприятиях и в вузах, ведут большие межведомственные проекты в энергетике, курируют энергосбережение в промышленности, участвуют в разработке тарифов и т. д. Например, с помощью минпрома был найден покупатель на активы «Балтекса» и Балаковского завода запасных деталей. Благодаря активности ведомства в прошлом году в Саратовской области оборонзаказ был перевыполнен в то время, как по России в среднем недовыполнение составило до 30%. При этом саратовские предприятия работают на оборону даже при задержке федерального финансирования, так как самостоятельно берут кредиты. Благодаря активной позиции нашего минпрома на промышленные площадки области вывезено оборудование и технологии ликвидируемых оборонных предприятий из других регионов страны.

Кроме того, минпром готовил площадку для «Северстали» в Балаково, взял на себя все хлопоты и согласования по площадке для производства свеклоуборочных комбайнов в Саратовском районе в то время, как министерство инвестиционной политики в основном лишь подписывало соглашения. Этот темп работы по 12 часов в сутки был задан не при Кирилле Горшенине, однако за год его деятельности в качестве исполняющего обязанности, а затем полноценного министра ведомство трудилось особенно интенсивно, создав и защитив четыре долгосрочные программы, реализовав ряд проектов в энергетике, открыв Клуб главных инженеров, где представители крупных предприятий могли скооперироваться для решения производственных задач, узнать о новинках техники, местных инновациях, полезных для производства, и т. п. При этом губернатор Ипатов на недавнем заседании облдумы сказал, что министр Горшенин работал всего несколько месяцев и этого мало, чтобы влиять на что-либо.

Нельзя не отметить и тот факт, что явно не перетрудившийся мининвест, равно как и «Подкопаевский» зампред Александр Жандаров, месяцами не появляющийся в пределах своего региона, никогда не подвергались такой постоянной и упорной критике, как минпром и его руководитель. Общее мнение правительственных всезнаек склонялось к тому, что новым министром промышленности и энергетики станет Павел Угланов, чей напор и авантюризм были Ипатову более близки, нежели реалистичный подход человека, имевшего в свои тридцать три года десятилетний чиновничий стаж.

Вышел из сумрака

Но хотя Павла Угланова, которому приписывают владение сетью газовых автозаправок, всерьез прочили на смену Кириллу Горшенину, Ипатов сделал достаточно неожиданный ход. Он вернул в правительство человека, которого сам же так и не решился назначить в 2005 году. Дело в том, что Сергей Лисовский, будучи зампредом последнего правительства Аяцкова, умудрился влезть в дележку федерального транша, выбитого Вячеславом Володиным для помощи своему вольско-хвалынскому избирательному округу. За это чиновник попал в страшную немилость, а Ипатов, боясь гнева всемогущего партийца, долго мариновал серьезного специалиста в несолидном статусе исполняющего обязанности. Лисовский, так и не дождавшись от Ипатова предложения, ушел в Саратовскую газовую компанию.

Судя по практике прежних лет, вряд ли Сергей Михайлович будет проявлять строптивость и независимость. Будучи министром промышленности в начале 2000-х, г-н Лисовский принимал активное участие во всех переделах собственности крупных предприятий, будь то «Саратоврезинотехника», ФГУП «Радиоприборный завод» и другие. Какими бы сомнительными ни были деяния власти, у г-на Лисовского они находили поддержку. Кроме того, в свое время прокуратура области уличила зампреда правительства в том, что он, будучи чиновником, трудился топом одной из небольших инновационных компаний. Но с другой стороны — человек с большим лоббистским потенциалом, сумевший в свое время прибрать к рукам все газовые рубильники в регионе, может и на посту министра показать изворотливость и хватку. И в этом качестве быть несомненно полезным.

 

 

Елена Васильева, “Время” (25.04.2011)