КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Бегущие с корабля



59d6d491f03dffc8964d58929ca96faa

С первых дней своего губернаторства Павел Ипатов одним из приоритетов обозначил комплектацию правительства области высокопрофессиональными кадрами. Формирование команды главы региона — если так можно назвать череду добровольных и вынужденных отставок в его окружении — продолжается до сих пор.

«Время» изучило кадровую политику саратовского губернатора на его втором сроке, который начался с апреля прошлого года. Получилось, что наиболее компетентные работники либо ушли на повышение, либо были выдавлены из правительства.

Прижились лишь откровенно провальные персонажи.

Логично было бы предположить, что Павел Ипатов, переназначившись на очередной срок, учтет свои предыдущие кадровые ошибки и сформирует команду, более действенную и мобильную, чем работала с ним до апреля 2010 года. Однако, к сожалению, уже сейчас можно констатировать, что этого не произошло.

Трое не в лодке

Из протокольной отставки не вышли три министра области. Как минимум для двоих из них увольнения предсказывались еще задолго до вступления губернатора в должность. Министр по спорту Михаил Аравин давно уже не соответствовал своему посту по возрастному показателю. Несмотря на огромный опыт именно в этой сфере (он работал в органах управления спортом с начала 90-х годов, причем в ранге министра — более трех лет), 62-летний «главный спортсмен» в правительстве смотрелся не совсем органично. Потому он и ушел — как официально было объявлено, по собственному желанию. Вместо него облминспорта возглавил Владимир Пашкин, при котором саратовский спорт не совершил существенных прорывов, потеряв лишь пару очередных подрастающих «звездочек», покинувших наш регион. Все то же недофинансирование отрасли, все те же низшие (в большинстве случаев) лиги для игровиков. В общем, положение стабильное: саратовский спорт болен, и улучшений не наблюдается.

Столь же легко предсказуемым был исход из правительства области министра информации и печати Владимира Шутова. Само его назначение уже было воспринято как изощренный юмор. Человека, связавшего свою карьеру с органами ФСБ и в силу этого с прессой раньше не работавшего, более того, не имеющего опыта публичной деятельности, взять на этот пост можно было лишь по недоразумению. Однако он продержался в министерском кресле больше двух лет. Исподволь копившийся у медийщиков негатив в конце концов превысил критическую массу. Второй поход Павла Ипатова во власть начался уже без Владимира Шутова. Еще одной немаловажной причиной его отставки стало усилившееся к тому времени влияние на губернатора его штатных и нештатных идеологов, которые сумели в аппаратной борьбе переиграть «силовое лобби» областного правительства.

В итоге Владимира Шутова, который тихо переместился на должность заместителя начальника управления Росприроднадзора по Саратовской области, под крыло к своему коллеге по госбезопасности, бывшему начальнику УФСБ Анатолию Трегубу, сменила Наталья Есипова, достаточно известная в среде саратовских журналистов и полиграфистов. Вначале медийное сообщество восприняло ее назначение «на ура», но разочарование оказалось жестоким. Мининформ очень быстро стал беспрецедентно закрытым — как по информационному взаимодействию со СМИ, так и по конкурсным процедурам. Жесткое деление на «любимчиков» и «чужаков», активное манипулирование общественным мнением, попытка поставить информационный барьер между журналистами и чиновниками и в итоге негативное восприятие со стороны многих СМИ правительства в целом — вот промежуточные итоги смены министра.

Третьим «отставником» образца апреля—2010 стал министр образования области Михаил Горемыко. Он, как и вышеупомянутые чиновники, допустил в своей работе провал, причем системный. Речь — о проекте комплексной программы модернизации образования. Вместо увеличения зарплат пропорционально нагрузке саратовские школьные учителя получили массовые сокращения и огромный объем бумажной работы. Реально обогатились в первую очередь директора школ, а рядовые учителя, помимо всего прочего, попали в жесткую зависимость от руководства. В итоге после нескольких скандалов Михаил Горемыко ушел с чиновничьей работы и возглавил Энгельсскшй технологический техникум СГТУ. Кстати, трудоустроил его не кто иной, как коллега и по педагогическому, и по чиновничьему цеху — бывший министр образования области Игорь Плеве. Узнав фамилию сменщика Михаила Горемыко, наблюдатели, как и в случае с Натальей Есиповой, решили: правительство укрепляется. Однако и здесь ожидания оказались жестоко обмануты.

Экс-директор ФТЛ, тогда еще популярный и обаятельный Гарри Татарков, начал допускать провал за провалом. Системность, которой славятся представители точных наук, в минобразе при нем пропала как класс, зато уже через несколько месяцев начались скандалы. Сорванным оказался летний оздоровительный сезон в детских лагерях — в них произошло сразу несколько ЧП, в том числе и с летальным исходом. В область с инспекцией приезжал уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, а Саратовская область «прославилась» в очередной раз. Затем под вопрос была поставлена аттестация школ, ремонтные работы в них. Регион до недавнего времени отставал от соседей в вопросах оплаты труда педагогов и начал выправлять крен лишь после вмешательства депутатского корпуса. Наконец, уголовщиной запахло от итогов единого госэкзамена. Попытки Гарри Татаркова хотя бы следовать в фарватере других специалистов от образования неизменно проваливались — инициативу у министра прочно перехватили депутаты облдумы и общественники. Что или, точнее, кто держит его на посту министра до сих пор?

Губернаторские очистки

Как видим, процесс постинаугурационного обновления команды Павел Ипатов завершил бесславно. Но сразу после праздников и торжеств начались еще более странные вещи. Уже в мае, то есть спустя буквально полтора месяца после своего переназначения, он увольняет министра инвестиционной политики Саратовской области Кирилла Семенова, а спустя еще две недели — и.о. министра Гелену Алексееву. Понятно, что инвестиционная деятельность правительства области давно вызывала, мягко говоря, нарекания, но основную ответственность за нее нес зампред правительства Александр Жандаров — к исполнителям особых вопросов не возникало. Поэтому их уход оказался тогда неожиданным.

Впрочем, вскоре появился веский повод обвинить руководство губернии в кадровой «зачистке» — на пост министра была назначена 27-летняя Ирина Блохина, протеже как раз господина Жандарова. Вполне вероятно, что мининвест «зачищали» под нее.

«Время» не раз отмечало, что после этой кабинетной замены инвестиционного бума не произошло — мы обнаружили лишь изменение чиновничьей терминологии. В правительстве области зазвучало несколько новых мантр, самая известная из которых — о пользе государственно-частного партнерства. Денег в областном бюджете от этого не прибавилось, если не считать займов и кредитов. Их, кстати, в правительстве области, похоже, и не считают.

Господин Семенов вскоре начал-таки работать с инвесторами — точнее, на инвестора. Он проявился в должности директора по взаимодействию с общественными организациями и государственными органами ЗАО «Северсталь — Сортовой завод Балаково». Но, вот ирония судьбы, отношения Павла Ипатова с этим предприятием резко испортились. А госпожа Алексеева год спустя угодила в коррупционный скандал — ее взяли с шестью миллионами рублей, которые, по версии следствия, были получены от представителя коммерческой фирмы. Дело по покушению на коммерческий подкуп еще не дошло до суда, и говорить о его перспективах мы не будем.

Еще одна уголовная история произошла в минспорта. Заместителя министра Владимира Новикова, трудившегося на этом посту не один год, задержали по обвинению в получении взятки в октябре прошлого года. Павел Ипатов какое-то время утверждал, что факт еще надо доказать, но вскоре смирился. Владимир Новиков, фабула дела которого вызывала серьезные сомнения (сумма взятки, по независимым оценкам, намного превышала возможные выгоды взяткодателя), все-таки был осужден и после смягчения приговора отправился на год и девять месяцев в колонию-поселение. Его должность занял Олег Конкин, ранее — начальник отдела обеспечения работы коллегиальных органов управления организации работы правительства области. На этот раз губернаторское окружение быстро, безболезненно и незаметно заменило одного чиновника другим.

Но серьезнее всех процесс «апгрейда» правительства затронул министерство промышленности. Сначала в апреле этого года его покинул министр Кирилл Горшенин. На его место был назначен профессионал высочайшего уровня, в прошлом — вице-губернатор области Сергей Лисовский, после ухода с кавказского газового хозяйства остававшийся без работы. Затем — буквально через месяц — уволился первый замминистра Павел Угланов, вернувшийся в бизнес. Возвращение Лисовского в исполнительную власть региона — безусловное благо, но при этом сразу после отставок наблюдатели отмечали: можно было обойтись и без потери двух более молодых, но достаточно компетентных и энергичных менеджеров, предложив им как минимум соответствующие посты в других подразделениях правительства. Горшенина, как известно, уговаривали пойти на понижение — в заместители министра. Угланова, похоже, поставили перед фактом. В итоге — двойной исход, который вряд ли добавил Павлу Ипатову политических сторонников.

Наконец, совсем недавно Павел Ипатов «сдал» еще одного своего подчиненного. На этот раз госслужбу оставил министр транспорта Иван Панков, уволившийся в середине ноября. Явных провалов в транспортной отрасли тоже не наблюдается. За те серьезные автомобильные аварии с гибелью большого числа людей, число которых в последнее время возросло, вряд ли можно считать ответственным лично министра. Других серьезных просчетов в его работе тоже вроде бы нет. Зато есть финансовый интерес: со следующего года возрождаются забытые дорожные фонды с довольно серьезными объемами финансирования. И вполне вероятно, что на этот свежеоткрытый денежный поток понадобилось посадить другого человека. Так или иначе, но пост министра занял Николай Годунов, саратовец, ранее работавший в правительстве Москвы.

«Человеческими жертвами питается»

Иногда ошибки в работе областного правительства оказывались настолько серьезными, что скрыть их или оправдать какими-то внешними причинами было уже нельзя. И тогда по недоброй чиновничьей традиции приходилось жертвовать ту или иную фигуру. Как правило — для того, чтобы доложить наверх: меры приняты, виновные наказаны. Такие ситуации уже были на втором сроке ипатовского губернаторства. Первой жертвой системы стала опытнейшая аппаратчица, номенклатурный работник еще доаяцковских времен Наталия Старшова. Она ушла с поста зампреда правительства Саратовской области в августе 2010 года. Формально — по собственному желанию, в реальности же — почти наверняка по итогам провальной детской оздоровительной кампании, о которой было сказано выше. Тогда один ребенок из-за недосмотра взрослых утонул в бассейне, отмечались случаи побегов детей из оздоровительных лагерей. В итоге область не сходила с федеральных каналов и новостных лент, министр образования Гарри Татарков оправдывался и валил все на подчиненных, а уходить со своего поста пришлось Наталии Старшовой, излишне поверившей в министра и взявшей отпуск как раз перед валом происшествий в подведомственной ей сфере. Впрочем, Наталия Ивановна без работы не осталась: сейчас она занимает должность заместителя генерального директора по связям с госорганами власти и социальным вопросам ОАО «Саратовнефтегаз».

Еще одним высокопоставленным чиновником, которого Павел Ипатов был вынужден «сдать», стал всецело преданный ему министр — председатель комитета капстроительства области Вячеслав Миронов. Голова этого чиновника полетела после знаменитого совещания у премьер-министра РФ Владимира Путина, посвященного провалу в строительстве перинатального центра. Именно полетела, а не была пересажена, как предлагал премьер: направление полета головы господина Миронова проследить не удалось. Другими словами, до сих пор не известно, трудоустроился ли он. Кстати, его предшественница на посту председателя комитета Анна Антонова, к деятельности которой тоже было множество вопросов, Ипатовым в аналогичной ситуации была не уволена, а лишь переведена в заместители министра строительства и ЖКХ. Видимо, дело в том, что Антонова, в отличие от Миронова, принадлежит к балаковскому клану в правительстве области, а своих земляков наш губернатор в никуда пока еще не выбрасывает.

Отторжение тканей

Еще два высокопоставленных чиновника при позднем Ипатове почему-то не прижились. Хотя стороннему наблюдателю могло показаться, что они вполне перспективны и компетентны. Первым не выдержал аппаратного напряжения Дмитрий Лебедев, призванный возглавить министерство экономики области в мае 2010 года из руководства местного филиала страховой компании «РОСНО». Как признавался он сам, его кандидатуру губернатору предложил зампред правительства области Алексей Щербаков. И хотя новоиспеченный чиновник выглядел достаточно активным, открытым и компетентным специалистом, уже в ноябре он написал заявление об отставке. Дмитрий Лебедев в позднейших интервью уходил от прямых ответов на вопрос о причинах своего ухода, но давал понять, что не вписался в бюрократические схемы правительства области и в принятые там правила игры. А по неофициальной информации — недостаточно чутко отнесся к кадровым советам губернатора, который потребовал убрать с малозначительной должности в МЭРТ родственницу одного из депутатов облдумы. Министр не прислушался, за что якобы получил выволочку, и ушел из власти обратно в бизнес. Сейчас он — генеральный директор ООО «Элвис-Центр».

Всего на полгода после него задержался в правительстве еще один из руководителей МЭРТ области — опытнейший Александр Ульянов. Успевший поработать министром, а в последние годы — первым замом министра, он тоже чем-то не угодил губернатору. Сейчас господин Ульянов занимается преподавательской деятельностью, так что у следующих губернаторов появился шанс заполучить к себе на работу специалиста по плановой экономике, которым справедливо считается господин Ульянов и которых сейчас, к сожалению, больше не делают. Может быть, тогда Минэкономразвития области, наконец, перестанет лихорадить, и оно не будет годами простаивать без министра, как это регулярно происходит при Ипатове.

Поднявшиеся со дна

Последняя и, к сожалению, немногочисленная категория «ушельцев» из областного правительства — люди, чья карьера сейчас на подъеме. Два специалиста оказались востребованы на федеральном уровне. В феврале 2011 года Саратов покинула Светлана Нечаева, начавшая трудиться в органах власти еще в 90-е, прошедшая практически все ступени — от специалиста отдела в районной администрации до министра занятости, труда и миграции области и в итоге возглавившая департамент государственной политики и нормативно-правового регулирования государственной гражданской службы Минздравсоцразвития России.

А в августе с должности министра строительства и ЖКХ в столицу перебрался Денис Филиппов. Ему была предложена должность в федеральном фонде содействия развитию жилищного строительства. В министерстве он поработал чуть больше года, причем в статусе и.о. министра был почти девять месяцев — с апреля 2010 года. И лишь в январе 2011-го Павел Ипатов утвердил его в должности министра. Слишком долго губернатор присматривался к новому работнику, хотя Денис Филиппов всем уже всё доказал: он создавал ипотечную корпорацию Саратовской области, которая стала одной из наиболее успешных аналогичных структур в России и во многом способствовала расцвету строительной отрасли региона в 2005-2008 годах.

Строительный бум в регионе Павел Ипатов, конечно, может записать себе в актив — в конце концов, он организован усилиями его непосредственных подчиненных. Но почему он не сумел разглядеть перспективы у одного из этих подчиненных — Дениса Филиппова? И почему не смог удержать Светлану Нечаеву, которая на федеральном уровне считается ценным работником, а в правительстве области регулярно получала нагоняи от вышестоящего начальства? Видимо, это — тоже одна из характерных черт кадровой политики Павла Ипатова.

Денис Лебедь, “Время” (05.12.2012)