КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Рай и администраторы



images_88918

О главах местных муниципальных районов или главах районных администраций почему-то принято говорить как об удельных князьках, которым главный воевода области — губернатор — дал на кормление определенную часть вверенного ему региона. Применительно ко дню сегодняшнему это и так, и не так. С одной стороны, процесс кормления (и немалого), безусловно, присутствует. Но с другой — процедура подобного «приема пищи» редко где носит спокойный характер. Да и от губернатора теперь зависит далеко не все. Как же живут и кому реально служат районные и городские бароны Саратовской области? В этом мы и решили разобраться.

На данный момент существует три фактора восхождения на пост хозяина муниципального района: близость к верхушке правящей партии (членство в ней вообще не обсуждается), принадлежность к губернаторской команде и собственные ресурсы и авторитет среди районной элиты. Те из глав, которые отвечают всем трем условиям, как правило, сидят в своих креслах долго и без особых проблем. Но таковых немного, и с каждым годом их становится все меньше.

Что же касается районов, сгруппированных вокруг крупных городов, то там о стабильности власти вообще говорить не приходится. Но и в сельских райцентрах (даже в самых отсталых) ротация кадров приобрела в последнее время едва ли не систематический характер. Только за последние три года в области сменились 17 из 42 глав районов и 15 глав райадминистраций. Если же говорить вообще о периоде правления Павла Ипатова, то процесс перемены мест слагаемых и вовсе крайне трудно отследить. Хорошо это или плохо? На первый взгляд, хорошо: власть должна меняться. Но когда это происходит слишком часто, такая чехарда крайне негативно сказывается на экономическом состоянии района: едва чиновник вошел в курс дела и сформировал команду, его уже просят на выход. Почему же так происходит? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте сначала дадим общую картину устойчивости-неустойчивости районных лидеров.

Условно их можно разделить на три группы: динозавры, середнячки и новички. К первым можно отнести тех глав, которые сохраняют власть еще со времен губернатора Дмитрия Аяцкова (причем не важно, в каком статусе — главы представительного собрания или руководителя исполнительной власти. Главное, чтобы район был «под ними»). Ко вторым — тех, кто заняли руководящие кресла с начала правления Ипатова и сидят в них до сих пор. И к третьим — недавно или сравнительно недавно избранных.

Динозавры

Динозавров (или Димазавров) осталось не так уж и много — восемь глав районов и три главы администраций. Уже семь лет не менялась власть в ЗАТО Шиханы и п. Михайловский, а также в Аркадакском, Аткарском, Екатериновском, Пугачевском, Дергачевском, Воскресенском, Ровенском, Краснопартизанском и Питерском районах. Причем руководитель последнего — Виктор Дерябин — сумел сохранить пост даже после ареста в 2006 году за получение крупной взятки и обвинительного приговора на восемь лет колонии строгого режима. Правда, Виктор Николаевич сидел всего год. В 2007-м суд полностью оправдал его и восстановил в должности.

Способности искусной балансировки между губернаторским лагерем и местными руководителями «Единой России» присущи всем динозаврам. Как это выражается на практике, сказать сложно. Но факт остается фактом — пока они сохраняют статус-кво. Но вот то-то и оно, что только пока. Для сравнения — еще три года назад список динозавров состоял из 22 фамилий. Сегодня он сократился более чек в два раза. Потеряли власть такие железобетонные руководители, как Владимир Соколов (Александровогайский MP), Василий Мозлов (Балтайский MP), Иван Бабошкин (Дергачевский MP) и даже Михаил Лысенко (Энгельсский MP). Вполне вероятно, что процесс вымирания динозавров в ближайшее время продолжится.

Середнячки

Середнячков на данный момент несколько больше — девять глав районов и десять глав администраций. С 2005, 2006 и 2007 годов относительно стабильная ситуация в Базарнокарабулакском, Краснокутском, Марксовском, Озинском, Ртищевском, Советском, Вольском, Лысогорском, Романовском, Татищевском, Турковском районах, а также в Саратове. Но здесь нужно сделать серьезную оговорку. В ряде вышеперечисленных муниципалитетов за последние шесть лет неоднократно менялись как главы представительной, так и главы исполнительной власти. Но реально последняя осталась в прежних руках. Например, в Вольском районе формально сменился глава. Анатолий Краснов занял место Игоря Пивоварова, но последний остался главой администрации и фактическим хозяином вверенной территории.

То же можно сказать и о Татищевском районе, где местный сити-менеджер Павел Сурков за последние годы пережил уже не одного главу представительного собрания. А вот в Новых Бурасах — обратная ситуация. Там местный сельскохозяйственный барон Юсуп Батраев в марте текущего года вернул себе власть, сменив на посту главы района Александра Рябова. Но руководителя администрации оставил прежнего — Михаила Светлова, который еще с аяцковских времен является его правой рукой во власти и партнером по бизнесу. Иную политику проводит Ртищевский глава Александр Санинский, который как перчатки меняет глав исполнительной власти, но при этом продолжает держать район в своих крепких и даже цепких руках.

Одним словом, совершенно не важно, какую должность занимает хозяин района. Главное, чтобы административный ресурс и большая часть бизнеса на той территории, которой он командует, так или иначе были связаны с его персоной. Ну и про политическое влияние, разумеется, забывать не стоит. А оно, как известно, держится опять же на деньгах и на весе, который чиновник имеет на областном и на партийном уровне. А вот это самое сложное — одинаково нравиться и губернатору, и местным лидерам «Единой России». Наш губернатор в этом вопросе чрезвычайно ревнив.

Формально главы почти все вышеперечисленных MP являются креатурами Ипатова и, судя по тому, что до сих сохраняют свое положение, губернатора пока устраивают. Но и без поддержки партии они мало на что могли бы рассчитывать. Вот и приходится им проявлять чудеса политической дипломатии, чтобы и та, и другая сторона считали их своими. Пока у них это получается, но с каждым годом оставаться в стороне становится все сложнее. Желающих поссорить их либо с Московской, 72, либо с местным отделением партии немало. Особенно внутри районов. Да и сами политические тяжеловесы очень ревностно относятся к любому реверансу районных руководителей в адрес их непримиримого противника. Партийцы, конечно, прекрасно понимают, что если главы открыто перейдут на их сторону, то они лишатся поддержки (прежде всего, финансовой) областного правительства и при любом удобном случае могут потерять должность. Губернатор также отдает себе отчет, что без дружбы с местными единороссами районным бонзам будет крайне тяжело. Как минимум, они рискуют остаться без федеральных денег, и как максимум — попасть в черные списки и в результате опять же лишиться власти.

Подобных примеров хватает. Взять хотя бы балашовскую эпопею. Если помните, в октябре прошлого года, аккурат в канун выборов в местный парламент, правительство области фактически организовало переворот в районе. Своих должностей лишились заместитель главы района Елена Щербакова и глава администрации Борис Шамин, откровенно симпатизировавшие партии власти. Более того, уже в декабре последний был арестован за получение взяток. Однако после мартовских выборов единороссы уверенно обошли ипатовских выдвиженцев и вернули себе власть. Главой района стала все та же Елена Щербакова, а главой администрации назначили Сергея Гнусарева. «Правительственные войска» потерпели сокрушительное поражение.

Вообще, быть однозначно человеком губернатора районным баронам становится все более опасно. Чего стоит хотя бы арест главы администрации Красноармейского района Сергея Филина, которого сегодня обвиняют в вымогательстве у предпринимателя 500 тысяч рублей. Ни для кого не секрет, что в районе его называли креатурой министра по делам территориальных образований Саратовской области Павла Беликова. Якобы именно он лоббировал продвижение Филина на эту должность с помощью всех доступных ресурсов и средств. Кстати, арест последнего можно считать симметричным ответом на арест и обвинение во взятке того же Бориса Шамина. Такая вот своеобразная ничья — 1:1.

Новички

Новички представляют явное большинство. Причины, по которым главы районов и администраций столь часто меняются в последнее время, самые разные. Скажем, глава Ивантеевского района Любовь Каленова была вынуждена оставить свой пост после громкого скандала в местном роддоме, где мертвых младенцев выдавали за живых. Но спустя четыре года она снова возглавила район по причине того, что сменивший ее Сергей Щербаков погиб в автокатастрофе.

Где-то смена глав носит чисто технический характер, когда руководитель района уходит в исполнительную власть и наоборот. А где-то их меняют по внутрикорпоративным причинам (например, в вотчине губернатора — Балакове). Но все же в большинстве случаев причиной внутрирайонных переворотов является все та же война губернатора и местных лидеров ЕР. Примеров масса. Это и упоминавшийся выше Балашов, и Хвалынск, и Перелюб, и Калининск, и Ершов, и Энгельс, и, конечно, несчастный Петровск, бои за который еще не закончены. В каких-то случаях верх одерживает правительство, в каких-то — партия. Но, что показательно, в основном губернатор одерживает победы в сельских районах, а ЕР — в крупных райцентрах и Саратове.

Кроме Балакова, Ипатов сегодня не имеет стопроцентного влияния ни в одном серьезном муниципалитете. А большая их часть полностью в руках его оппонентов. Остальных же можно отнести к числу колеблющихся. Даже глава Марксовского района Юрий Моисеев, которого ипатовская команда буквально протащила во власть в 2006 году, в последнее время, говорят, все чаще сомневается — с кем ему больше по пути.

Последним относительно крупным районом, который губернатор еще окончательно не сдал, остается Петровский. Здесь все прояснится 4 декабря, когда там состоятся перевыборы в новый парламент. Напомним, что в марте большинство оказалось за проправительственными депутатами во главе с Александром Матросовым. Но с учетом сегодняшнего резкого ослабления позиций Павла Ипатова этот баланс может измениться. Тем более, что админресурс в Петровске до сих пор в руках ставленницы партии власти Светланы Батяйкиной.

Таким образом, при существующей кадровой чехарде в районах области становится все очевиднее потеря влияния саратовского губернатора на политический процесс во вверенном ему регионе. Да, пока с ним еще считаются (и то не везде), но с каждым годом, с каждым месяцем все меньше и меньше. Примерно то же самое было в конце правления Дмитрия Аяцкова. Так что вывод напрашивается сам собой…

Дмитрий Богатырев, “Время” (05.12.2012)