КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Передвижники



caka6g07

На Западе мобильность является одним из ценных качеств сотрудника. В нашей стране, где в людях, кажется, на генетическом уровне живет страх перемен, в почете совсем другие качества. Ценный работник тот, кто верой и правдой «прослужил» на одной должности всю жизнь. Однако в политике совсем другие правила и законы. Опыт советской эпохи доказал, что старение кадров во властных структурах ни к чему хорошему не приводит. Но и постоянная смена руководящего состава, министерская чехарда свидетельствуют о слабости и нестабильности. Частое перемещение чиновников стало характерным признаком кризиса, и даже логичный переход местных крупных чиновников на федеральные должности расценивается наблюдателями как признак грядущих скандалов – от смены губернатора до масштабных проверок в том или ином ведомстве.«Взгляд» выяснил, на каких должностях в нашем регионе долго не засиживаются и исполнительная власть какого уровня (правительство области или муниципалитет) лидирует в кадровых ротациях. Рассуждают о причинах кадрового непостоянства в регионе сами отставники, а также их преемники.

Зачем они это делают?

Недавно председатель правительства РФ Владимир Путин заявил, что он против частых перестановок в правительстве. Премьер уверен, что кадровые перетасовки не что иное, как показатель того, что люди либо не в состоянии, либо не хотят брать на себя личную ответственность.

Экс-заместитель председателя правительства области Наталия Старшова считает, что причина кадровых перетасовок кроется в сфере деятельности, которая либо способствует продолжительности работы руководителей, либо наоборот мешает им задержаться на высокой должности. «Традиционно всегда был стабильным социальный блок, поэтому дольше всего в правительстве работали именно замы по социалке», – уверена Старшова. Однако последние пять лет это утверждение трудно соотнести с действительностью. Как в правительстве, так и в муниципалитете чиновники долго не засиживаются в кресле руководителя социальной сферы. А начало перемещениям положила именно Наталия Ивановна, пересев после многолетней работы в должности заместителя мэра по соцсфере в кабинет на Московской, 72, который тоже покинула в 2010-м.«Раньше была преемственность кадров, пока полтора года назад не вмешалась политика и личные амбиции ряда руководителей», – считает Старшова.

Больше всего пострадала от перемен соцсфера в администрации города, где руководителей в последнее время меняют как перчатки. За небольшое время это направление возглавлял Михаил Волков, дважды курировал Игорь Архипов, с разным успехом успели посидеть в кресле замглавы по социалке Виктор Малетин, Ольга Баталина, Марина Епифанова, Ирина Колесникова.

«Нужно спросить у тех людей, которые приходили в социалку, а потом быстро уходили: зачем они это делали? Я глубоко убеждена: чтобы быть профессионалом в этой сфере, нужно как минимум пройти несколько этапов либо работать не один год», – подводит итоги работы своих преемников Старшова.

По мнению бывшей муниципальной чиновницы, а теперь депутата Госдумы Ольги Баталиной, причины частых ротаций – в несовпадении ожиданий с реалиями, с которыми сталкивается назначенный чиновник, и невозможность проявить на новом месте профессиональные качества. Ольга Юрьевна не говорила о себе, однако в ее оценке угадывается много личного. «Поверьте, ни одному человеку, который идет во власть, не хочется превратиться в перекладывателя бумаг, потому что у него уже сформировалась репутация. Ему не хочется ни в своих, ни в глазах знакомых выглядеть пустым человеком. Но система управления, которая выстроена в конкретном отделе, управлении, комитете, министерстве, далеко не всегда позволяет развернуться. Иногда чиновник, проработав год-два, чувствует, что никакого поля приложения своих усилий он найти не может, он понимает, что никак не влияет на результат, руководитель его не слышит, правды от него знать не хочет, в результате чиновник просто становится частью управленческой системы и каких-то бесконечных согласительных процедур», – считает бывший зам по соцсфере. В самом конце Ольга Баталина попросила добавить следующую ремарку: «Особенно этим отличается областное правительство».

Долго не засиживаются

Аналогичная ситуация и в других административных структурах.

В сентябре 2011 года были назначены несколько заместителей руководителя администрации города. Александр Буренин, ранее занимавший должность зама по экономике, поменял ее на статус зама по градостроительству и архитектуре. Экономический блок в администрации возглавляет теперь Татьяна Антонова. «Вы лучше посмотрите, что в правительстве делается! – вместо объяснения причин отвечает вопросом на вопрос Александр Буренин. – Три зампреда: Щербаков, Стрелюхин и Данилов, написали заявления об уходе. По крайней мере, так пишут СМИ!».

Сам Алексей Данилов слухи о своем уходе и «обивании порогов» федеральных ведомств в поиске новой должности решительно опровергает. «Я действительно был в Москве в министерстве образования и науки и в минздравсоцразвития. Но вернулся на свое рабочее место, – как-то с сожалением ответил зампред. – Смена места работы в мои ближайшие планы не входит».

Тем не менее, правительство области тоже нельзя назвать эталоном в вопросе кадровой стабильности. Начиная с 2010 года, свой пост покинули девять министров, в то время как в структуре областного правительства всего 16 министерств.

Экс-министр транспорта и дорожного строительства Сергей Шейкин, оставивший свой пост в 2009-м, считает, что временной отрезок, отведенный чиновникам, напрямую влияет на эффективность работы государственных мужей. «Год и даже два – это мало, потому что минимум полгода человек втягивается и только через год начинает реально работать. За короткое время нельзя что-то изменить», – уверен он.

Сам Шейкин, продержавшийся на посту министра лишь два года, запомнился громкими скандалами, о чем в свое время писал «Взгляд». Война с ОАО «Пассажирское речное управление», сомнительный диплом о высшем образовании – эти и другие истории не позволяют поверить в то, что Шейкин сделал на своем посту «слишком мало». По крайней мере, его уход казался логичным. Как и другого его коллеги по областному правительству – министра сельского хозяйства области Александра Несмысленова. Областной судья Олег Ляпин признал правительственного чиновника виновным по статье «Получение взятки» и приговорил к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Несмотря на многочисленные министерские нарушения, которые время от времени всплывают в публикациях прессы и иногда даже доходят до судов, осуждение и увольнение Несмысленова – единственный пример в облправительстве за долгий период.

Ушел – не значит несправился?

Как считает зампред правительства с пятилетним стажем работы Александр Стрелюхин, наиболее постоянным в плане кадрового состава является министерство финансов области. И дело здесь, на его взгляд, не только в том, что руководитель этой структуры Александр Ларионов бессменно работает уже на протяжении практически четырнадцати лет. «В минфине квалифицированный коллектив. Там трудятся специалисты своего дела. Безусловно, это один из факторов стабильности», – считает он. Напрашивается логический вывод о том, что там, где министры долго не засиживаются, можно говорить либо о неслаженном и неквалифицированном коллективе, либо о неэффективной работе самого министра. Однако Стрелюхин не согласен с такой постановкой вопроса, оправдывая частую смену руководства в некоторых министерствах сложностью работы, с которой приходится сталкиваться. К примеру, родное для зампреда министерство экономического развития и торговли Саратовской области, где он проработал с февраля 2006 года по октябрь 2007-го, в отличие от минфина не может похвастаться таким постоянством руководящего состава. С 2006 года в качестве министра или и.о. министра здесь побывали Александр Стрелюхин, Александр Ульянов (дважды), Дмитрий Лебедев. Долгое время МЭРТ был без официального начальника, его обязанности исполнял Андрей Шеметов. На днях стало известно о его утверждении в этой должности. «По-моему, это очень приличный и достойный кандидат в министры», – комментирует опытный Стрелюхин.

Наряду с МЭРТ рекордсменом по сменяемости министров является министерство транспорта и дорожного строительства. Причем руководители каким-то мифическим образом меняются там каждые два года. Начиная с 2005 года на посту министра побывали Валентин Кузнецов, Сергей Шейкин, Иван Панков. «В этой сфере достаточно большой объем средств, которые выделяются как на частные перевозки, так и на государственные. Отсюда конфликт интересов, каждая группировка отстаивает свои. Это влияет на принимаемые кадровые решения», – оправдывает свою отставку Сергей Шейкин.

Сейчас эстафету своих коллег подхватил экс-руководитель департамента транспорта и связи Москвы Николай Годунов. Если тенденция не изменится, то свой пост он покинет в ноябре 2013 года. По крайней мере, в столице он не продержался на ответственной работе и нескольких месяцев. По сведениям газеты «Коммерсантъ», Годунов сам заявил, что не готов продолжать работу в департаменте.

По мнению чиновников, частым сменам руководящего состава подвержены те сферы, которые соприкасаются с реальной экономикой, где сталкиваются интересы большого количества хозяйствующих субъектов. Казалось бы, этот критерий трудно применить к сфере здравоохранения. Но, несмотря на то, что частные капиталы здесь де-юре практически не задействованы, де-факто в здравоохранении многое завязано именно на коммерческих интересах участников рынка: главврачей, имеющих собственные аптечные сети, компаний-поставщиков и производителей медикаментов. Тем не менее, областной минздрав можно назвать относительно кадрово стабильным. Меняются в основном первые заместители министра. Вероятно, здравоохранение – рубеж, который губернатор сдаст последним при самых плохих раскладах. Да и об особом внимании к этой отрасли он заявил сразу же по назначении, посадив в кресло руководителя медсанчасти Балаковской АЭС.

Меньше повезло министерству информации и печати. Роль СМИ в формировании имиджа власти не всегда была очевидна для Павла Леонидовича. Отсюда и «заброшенность» ведомства. За семь последних лет почти три года в качестве министра продержался только Владимир Шутов. Он стал министром в декабре 2007 года. Этому (после отставки Андрея Костенко) предшествовало полугодовое отсутствие на посту руководителя минпечати вообще кого бы то ни было. У Натальи Есиповой, которая возглавляет министерство с апреля 2010 года, есть все шансы если не обогнать, то хотя бы приблизиться к результату ее предшественника. Наталья Станиславовна уже заработала себе имидж «народного» министра, общающегося накоротке с журналистами и знающего о проблемах отрасли не понаслышке.

Сложно, но можно

Экс-министр информации и печати области Владимир Шутов оправдывает смену министров сложностью работы: «Очень часто меняются требования, предъявляемые к руководителям». Однако спешит отметить, что лично он ушел с поста министра по истечении срока трудового контракта. «Мы его не стали продлевать. Я посчитал, что те задачи, которые были возложены на меня, я выполнил. Поэтому говорить о том, что министры уходят, потому что не справляются со своими обязанностями, я бы не стал». Отметим, что Шутов, один из министров-менеджеров – управленцев по должности, но по образованию и роду деятельности далеких от сферы, которой руководят. Он работал в УФСБ, налоговой полиции и федеральным инспектором. В настоящее время в правительстве остался только один такой министр – генерал-майор милиции Владимир Синюков, по-военному разбирающийся с культурой, но, похоже, крепко стоящий на своем посту.

Муниципалитету подобные скрещивания тоже известны. В 2010 году массированной критике СМИ подвергся сначала исполняющий обязанности, а потом ставший председателем комитета по землепользованию и градостроительству администрации Саратова, новичок во вверенной ему одной из важнейших сфер городского хозяйства Владимир Елин. «С одной стороны, такие назначения вызывают много вопросов. С другой, существует немало примеров того, как человек, не сталкивающийся в своей деятельности с какой-то сферой, становится в ней профессионалом, если он умеет аналитически и комплексно мыслить, если он владеет управленческими навыками», – считает Ольга Баталина. Одним из таких удачных примеров, по ее мнению, является назначение начальником управления по труду и социальному развитию Сергея Егорова. «Человек, который раньше работал в налоговой системе, возглавлял одну из налоговых инспекций в городе, придя на профессионально далекую ему сферу, очень успешно себя показал», – уверена госдеп. В качестве противоположного примера Баталина предлагает Вячеслава Максюту. Известный саратовский спортсмен возглавлял комитет по физической культуре и спорту. «Человек пришел из родственной сферы, но в качестве руководителя не раскрылся. Это не каждому дано», – ставит Ольга Юрьевна диагноз любимцу публики, не нашедшему себя в роли чиновника.

Жертвы политики

Лидером по смене руководителей в городе является комитет, полностью соответствующий названным выше критериям – в сфере управления имуществом сосредоточено немало «интересов хозяйствующих субъектов», и практически любое дуновение ветра на политическом поле города отзывалось перестановками в комитете. В отделе кадров КУИ города признались, что начиная с 2005 года у них «каждый год меняются председатели». Александр Суетов, бывший имущественным столпом эпохи Аксененко, был отправлен в отставку командой нового главы города Олега Грищенко. Короткое время в этом важном для местного самоуправления кресле продержался ставленник новой власти Алексей Саксонов. Затем его вновь сменил Суетов, чтобы вскоре окончательно уступить свое место на этот раз Александру Афонину. Год – с сентября 2007-го по октябрь 2008-го – комитетом руководил Сергей Великанов. Когда кресло по кругу опять перешло к Афонину, казалось, что стабильность близка. Но старожил комитета, пробыв в должности меньше года, был пойман на взятке. В настоящее время имуществом Саратова распоряжается бывший начальник одного из отделов комитета – Дмитрий Кузьмин.

Почти не отстают от муниципального КУИ горздрав, комитет по архитектуре и градостроительству, комитет по землепользованию и другие, где за последние годы также сменилось по нескольку руководителей. И практически по каждой перестановке можно судить о тенденциях в городской политике на данный момент. Утверждение на должностях заметных и ярких персон, как правило, свидетельствует об усилении околовластных группировок и элит. Назначение «серых мышей» и бывших начальников подразделений – характеризует усиление властной вертикали. Это отчетливо демонстрирует смена кадров в горздраве, где яркого Игоря Салова сменил сначала Сергей Ходаев, а потом мало кому знакомая бывшая заведующая поликлиникой Наталия Бакал. Вместе с личностями постепенно терял комитет и реальное влияние на здравоохранение в городе. Сходная ситуация складывалась последние годы и в комитете по архитектуре.

В областном правительстве пока можно наблюдать обратное – есть личности, зато нет слаженности. Каждый отвечает за себя, что иногда преподносит сюрпризы эгоистичному руководителю этого эгоистичного царства. Редкие серости, попавшие на министерские должности, не делают картины. Руководителей, заслуживающих внимания в высшем эшелоне исполнительной власти региона, заметно больше, чем в городе. Отсюда и тенденция – отставники покидают свои посты или после крупных скандалов, или тихо и достойно. Часто с повышением.

Многие опрошенные чиновники утверждали, что ротация кадров – не самая плохая тенденция из тех, что наблюдаются в последние годы в Саратовской области. Тем не менее, ее трудно назвать как политически прогрессивной, таки полезной для рядового жителя. Какими бы ветрами ни задувало руководителей на посты, частая перемена министров, председателей и замов однозначно свидетельствует о проблемах. С этим трудно поспорить хотя бы потому, что неприятностью для ведомства является уже само назначение нового начальника, которому необходим период адаптации в должности.

Не удивительно, что при существующих в регионе политических раскладах чиновник уже не задумывается о накоплении опыта, выстраивании долгосрочной стратегии развития и тем более «выращивании достойной смены». Это выражение уже давно звучит как анахронизм. Чиновник нацелен на достижение быстрых результатов, желательно полезных для него лично. Формируются новые списки партнеров и подрядчиков, обновляется состав подчиненных. Но все это ненадолго. Потому что будь новый ставленник даже семи пядей во лбу, завтрашний день может принести ему все что угодно – от кардинальной смены специальности до катастрофической трансформации кабинета в камеру.

Елена Налимова, Елена Талпэу, “Взгляд” (19.01.2012)