КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



У разбитого корыта



coryto

У нас все растет, растет, растет… Мы переходим на новый уровень производства, совершаем инновационные прорывы, принимаем стратегии, собираемся увеличить доходы бюджета до 100 млрд рублей, а зарплаты саратовцев —до 75 тысяч. Седьмой год Саратовская область движется по пути развития и, если верить руководству региона, вот-вот должна куда-нибудь прийти. Но что на самом деле ждет губернию в пункте назначения? Так ли далеко ушло областное правительство от стартовых показателей 2005 года? Или все это — не более чем бег по кругу?

Первый год правления Павла Ипатова был для саратовцев периодом надежд и мечтаний. Еще бы, ведь у руля области встал не какой-нибудь обрюзгший чиновник или разнеженный депутат, а самый настоящий антикризисный менеджер! Сочетание слов, смысл которых тогда понимали единицы, прочно прикрепилось к лацкану пиджака нового губернатора. Да и сам он с удовольствием поддерживал образ экономического мессии, круша построенные его предшественником воздушные замки и обнажая прикрытые фиговым листом проблемные места региона.

В ходе своей первой пресс-конференции, которая состоялась 6 апреля 2005 года, новый руководитель правительства прямо заявил: изменить ситуацию во всем комплексе, который представляет собой Саратовская область, просто нереально. «Не хватит никаких ресурсов», — заключил г-н Ипатов.

Состояние полученного во владение региона губернатор оценил как «экономический парадокс».

— Если верить статистике, Саратовская область довольно динамично развивается: наблюдается рост по всем основным макроэкономическим показателям, — заметил тогда губернатор. — Но при этом в социальной сфере отмечен противоположный эффект. Снижаются доходы населения, растут цены и уровень безработицы.

Причиной такого противоречия Ипатов назвал наследство, доставшееся ему от Дмитрия Аяцкова.

— Это прежде всего финансовая область, то есть долги, — отмечал Ипатов. — Их всего сегодня 1,6 миллиарда рублей. Еще один момент — это отношения, которые сложились у власти, у правительства, у отдельных чиновников с бизнесом. Такой подход недопустим.

И все же шанс был. Спасти регион от обнищания и социального кризиса, по мнению главы субъекта, мог некий «прорыв», который облправительство планировало совершить уже к 2008 году. По замыслу губернатора, трех лет было вполне достаточно, чтобы обеспечить саратовцам высокий уровень жизни, рассчитаться по долгам и перейти к инвестиционно-инновационной модели развития экономики, при которой не менее 20% роста валового регионального продукта (ВРП) обеспечивали бы инвестиции.

Локомотивами, призванными проторить путь Ипатова и его команды к инвестиционному Эльдорадо, оказались обрабатывающее производство, строительная индустрия и сельское хозяйство. В первом случае ставка была сделана на создание высокотехнологичных производств, развитие «промышленных округов», технопарков и венчурных фондов. Приоритетом развития АПК области было определено ускоренное развитие животноводства и повышение эффективности зернового производства. И, наконец, третьим ингредиентом должно было стать бурное развитие жилищного строительства с увеличением объемов вводимого жилья и сокращением сроков оформления документации.

Однако, судя по основным финансовым и социальным показателям, «экономический парадокс», наблюдавшийся в Саратовской области в 2005 году, за минувшие семь лет никуда не исчез.

Упасть вверх

Бюджет. С 2005 года доходы областной казны выросли на 190%, составив в 2011-м 60,2 млрд рублей. Конечно, с аяцковскими 20,7 млрд их не сравнить, но и радоваться такому росту можно, только если не брать в расчет другие показатели. Ведь за тот же период расходы бюджета возросли на 220%, увеличив таким образом дефицит с 5,7% до критических 21,7%. Да и нынешние темпы роста доходов куда ниже, чем семь лет назад: если в 2005 году казна увеличилась на 26%, то в 2011-м — всего на 14%. А в нынешнем году и вовсе ожидается сокращение доходной части на 4%.

Предельный объем госдолга, на который в 2005-м так сетовал глава региона, за прошедшие годы, как известно, не только не уменьшился, но и преумножился на 865%, составив к январю 2012 года 30,87 млрд рублей. При этом если семь лет назад на обслуживание кредитов правительству хватало 148,8 млн руб., то нынче областной Минфин едва уложился в 2,02 млрд, то есть рост расходов по этой статье за семь лет составил 1256,5%.

Инвестиции. Теперь что касается инвестиционно-инновационной модели развития, по которой столько лет движется наша область. По оценке «Эксперт РА», в 2005 году области был присвоен инвестиционный рейтинг ЗВ1 (пониженный потенциал — умеренный риск). Не сказать, что это было клеймом для региона — к этой категории относятся, кроме нас, еще с два десятка субъектов РФ. Но привлечению инвесторов такой статус явно не способствовал. Казалось бы, переход к новой модели должен был изменить ситуацию и хоть немного приблизить Саратов к уровню той же Самары, которая всегда ходила в фаворитах у инвесторов. Но то ли саратовский чай показался заморским бизнесменам не таким уж вкусным, то ли Ирина Блохина не столь привлекательной, но на 16 декабря 2011 года область имела все тот же низкий рейтинг, что и семь лет назад.

Пропорции в этой сфере за прошедшее время тоже мало изменились. В 2005 году объем инвестиций в основной капитал области достиг уровня 23,8 млрд руб., или 14% от ВРП. За 2011 год мининвесту удалось привлечь 70 млрд руб., или порядка 17,6% ВРП. Итого — плюс 3,6% роста за семь лет. Но позволяет ли такая динамика говорить о том, что экономический рост в Саратовской области все эти годы был именно инновационно-инвестиционным? Ведь уровня в 20% от ВРП, о котором говорил Ипатов, саратовские инвестиции так и не достигли. Да и развитие региональной экономики все эти годы было каким угодно, только не инвестиционным. Крупные федеральные транши, кредитный и ипотечный бум, небывалый рост цен на нефть и газ, высокая активность бизнеса — вот и весь секрет экономического подъема области в 2006-2008 годах.

Бизнес. В 2005-м во всех бедах региональной экономики губернатор обвинил сложные и не всегда чистоплотные взаимоотношения бизнеса и власти. Тогда же Ипатов подчеркнул: именно развитие малого и среднего бизнеса станет залогом успешности намеченного прорыва.

Что мы имеем сегодня? Консультационные советы, так активно собираемые семь лет назад, в ходе которых бизнесмены устраивали мозговые штурмы в надежде отыскать у региона хоть какие-нибудь точки роста, практической пользы так и не принесли: сегодня у нас ни точек, ни ресурсов для штурма. Еще одна провальная идея — создание областного венчурного фонда. С 2007 года им было профинансировано всего два проекта на общую сумму 95 млн рублей. Хотя именно этот инструмент был призван поставить региональную экономику на инновационные рельсы. От бизнес-инкубатора толку тоже оказалось немного. Единственное, что еще хоть как-то работает — это Фонд микрокредитования и Гарантийный фонд. Однако они располагают столь мизерными бюджетами, что отнести их к серьезным инструментам поддержки просто язык не поворачивается. Целевые программы по малому бизнесу хотя и принимаются правительством, но финансируются по остаточному принципу и, кроме галочек в отчетах, ничего не приносят.

Рожки да ножки

Промышленность. В этом секторе прорыв явно не удался. В 2005 году общий объем инвестиций в основной капитал промышленных предприятий региона составлял 17,4 млрд руб., основными источниками при этом являлись собственные средства компаний. По итогам 2011 года вливания в отрасль достигли 30 млрд рублей. Казалось бы, налицо рост. Но если учесть, что большая часть этих средств была направлена на масштабные инвестпрограммы монополистов, таких, как Балаковская АЭС, Саратовская ГЭС, ОАО

«МРСК Волги» и «Саратовский НПЗ», а не на создание новых производств, то рассчитывать на серьезный выхлоп из этой суммы не приходится. Ну и, конечно, никаких высокотехнологичных производств, промышленных округов и технопарков в области как не было, так и нет.

Строительство. Еще сомнительнее выглядят достижения в сфере жилищного строительства. За 11 месяцев 2011 года ввод жилья в области составил 802,1 тыс. кв. м, что на 17,6% больше, чем в 2005-м. Неплохо, конечно, но до прорыва, согласитесь, далеко. Особенно если учесть, что область не так давно переживала ипотечный и строительный бум, а нормативная стоимость квадратного метра у нас — одна из самых низких в округе. С сокращением сроков оформления документов вообще приключилась неприятная история. Отобрав право распоряжаться землей у Саратова, область не только не упростила механизм выдачи нужных бумаг, но и довела его до абсурда. В итоге шесть лет спустя город все-таки получил назад землю, а вместе с ней — распроданные непонятно кому участки, точечную застройку, замороженные стройки, армию обманутых дольщиков и пухлую папку исков в суд. Как говорится, за что боролись…

Сельское хозяйство. Глядя на политику областного минсельхоза, хочется лишь посочувствовать саратовским аграриям. В этом году они еще не раз вспомнят сытые и денежные 2000-е. Еще каких-то шесть лет назад, в 2006 году рост бюджетных ассигнований на сельское хозяйство составлял 191%, за счет чего на отрасль было заложено 1,5 млрд рублей. Нынче щедрый Ларионов выделил на статью «Сельское хозяйство и рыболовство» всего 1,251 млрд рублей, что на 17% меньше, чем в 2006-м. И если у Александра Степановича к осени вдруг не проснется совесть, то это будет самый низкий уровень расходов на сельское хозяйство за все время нахождения Ипатова на посту губернатора.

При такой расстановке приоритетов не стоит и удивляться, что за прошедшие семь лет валовой сбор зерновых и зернобобовых культур в области сократился на 42%, а производство мяса увеличилось всего на 12%. Да и те — все больше рожки да ножки.

На дне

А теперь вернемся к нашему «экономическому парадоксу». Семь лет назад, вторя Президенту РФ, глава региона объявил главным приоритетом в развитии области качество жизни ее населения. Собственно, именно ради повышения этого показателя и затевался тот самый прорыв, писались стратегии и программы, привлекались инвестиции. Но, несмотря на все старания кабинета министров, «противоположный эффект» в соцсфере как был, так и остался.

С одной стороны, власти действительно последние годы проводили активную социальную политику. Даже чересчур активную. С 2005-го облдумой было принято более 35 законов социальной направленности. Количество получателей мер соцподдержки за это время увеличилось с 577 до 1025 тыс. человек. При этом на прямые социальные выплаты населению область сейчас тратит в 5,6 раза больше, чем семь лет назад (8,9 млрд рублей). Но изменилось ли от этих вливаний реальное благосостояние саратовцев?

В 2005 году доход ниже прожиточного минимума имели 24,9% населения. Сегодня этот показатель — порядка 19,4%. Но что скрывается за этими процентами? По данным Саратовстата, среднедушевой доход менее 5000 рублей сегодня у 457 тысяч саратовцев. На сумму от 5000 до 7000 рублей каким-то чудом ухитряются выживать 389,8 тыс. человек. То есть более трети населения области (846,8 тыс. человек) живут на сумму менее 7000 рублей в месяц. При этом если в 2005-м реальные денежные доходы населения выросли на 11%, то в прошлом году они, как известно, снизились на 6,8%.

Нет, конечно, саратовцы сегодня зарабатывают больше. Если верить Саратовстату — примерно в 2,3 раза. Да только качественнее их жизнь от этого вряд ли стала. Судите сами: тарифы на ЖКУ за прошедшие семь лет выросли в 2,5 раза, цена квадратного метра на вторичном рынке — в два раза, топливо — в 2,2 раза, проезд в транспорте — в два раза, продукты питания подорожали в 2,6 раза. На этом фоне 11,4 тыс. руб. среднедушевого денежного дохода населения области выглядят удручающе.

Итак, с той поры, когда руководство области впервые заговорило о прорыве, прошло неполных семь лет. Сколько новых антикризисных механизмов, моделей развития и инновационных стратегий за это время перепробовала на себе региональная экономика, наверное, не сосчитает даже Александр Ларионов. Что же область получила в итоге? Непомерный госдолг, раздутая «социалка», загибающееся сельское хозяйство, снижение доходов населения, рост цен и полное отсутствие представления о том, куда двигаться дальше. То есть все то, с чем намеревалось бороться обновленное правительство в 2005 году. И вывод напрашивается сам собой. Саратовской области больше не нужен антикризисный менеджер. Ей нужен поводырь, который смог бы вывести региональную экономику из замкнутого круга.
Светлана Гетало, “Время” (23.01.2012)