КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Калики перехожие. Кто разбудил прокурора Саратовской области?



Неужели в Саратовской области появился свой былинный богатырь, первый среди заслуженных бойцов на политических, экономических, социальных и прочих колчаковских фронтах? Неужели наконец-то у нас есть тот, кому по силам стряхнуть Соловья-разбойника с вековых дубов, присутствовать при завершении карьеры богатыря Святослава, одолеть в товарищеском спарринге Добрыню Никитича, избавить землю русскую от поганого Идолища, а попутно разогнать голь перекатную и орды прочей нечисти? Вопросы не риторические: судя по резкому росту упоминаемости в СМИ прокурора Саратовской области Владимира Степанова, он вполне может претендовать на эту роль.
Доминирующей чертой действующего прокурора до недавних пор была в первую очередь его закрытость. В отличие от своих предшественников, он никогда не формировал медийных трендов, почти не выступал в роли ньюсмейкера, да и вообще крайне редко и неохотно принимал у себя представителей прессы. Под стать ему были и подчиненные: пресс-секретарь прокуратуры Татьяна Казаченко регулярно «забывала» приглашать представителей самых влиятельных СМИ на публичные мероприятия и так же регулярно отказывала корреспондентам в общении без письменного запроса информации. В итоге на медийном поле региона Владимир Степанов появлялся, как правило, в роли приглашенного: фамилия прокурора области если и упоминалась в прессе, то отнюдь не по его инициативе. Либо его подозревали в недостаточно жестком отстаивании прав рядовых и не очень граждан, либо обращались к нему с открытыми письмами и депутатскими запросами. В лучшем случае господин Степанов упоминался в протокольных сообщениях — в связи с итогами коллегий, совещаний, заседаний или по случаю своего дня рождения.
Эта тенденция сломалась на прошлой неделе. Органы прокуратуры региона и лично господин Степанов устойчиво держались в «горячей десятке» новостей с тегом «Саратов» по версии «Яндекса». Параллельно с этим интернет-ресурс «Инфоротор» зарегистрировал резкий рост упоминаемости Владимира Степанова в российских СМИ (см. диаграмму). Оба эти агрегатора информационных потоков работают в масштабе всей России, и чтобы «засветиться» в них, надо было создать несколько событийных поводов минимум межрегионального, а в идеале — федерального масштаба. И эти поводы в недрах прокуратуры были не только созданы, но и ретранслированы в прессу. Правда, по давней традиции, вряд ли инициатором и вдохновителем этого процесса был сам господин Степанов. Корни есть смысл поискать в Москве — среди тех, с кем господина Степанова в разные годы сводили его профессиональные интересы.
В конце позапрошлой недели «Российская газета» сообщила: «За последние годы Саратовская область стала лидером в стране по числу неисполненных судебных решений по предоставлению жилья такой категории льготников». В тексте также говорилось, что правительство региона готово заключать мировые соглашения с теми из них, кому должны были предоставить квартиры, но не сделали этого, а также ненавязчиво упоминалось: «С исками о предоставлении жилья сиротам выходит в суды прокуратура, а в феврале нынешнего года прокурор Саратовской области Владимир Степанов даже вынес протест на уже принятый областной бюджет, поскольку в нем не были в достаточном количестве выделены средства для приобретения жилья сиротам».
Но, видимо, это была лишь пристрелка. Уже на прошлой неделе со ссылкой на органы прокуратуры появились новости более серьезные. Сначала в федеральных СМИ со ссылкой на Генпрокуратуру прошла информация о том, что в отношении главы администрации Саратова Алексея Прокопенко возбуждено девять уголовных дел. На сайте ведомства в первые часы сообщений об этом не было, а пресс-служба почему-то требовала от корреспондентов ИА «СарИнформ» письменный запрос. Уже несколько часов спустя Генпрокуратура все-таки обнародовала пресс-релиз, и лишь после этого местные источники информации начали неохотно выдавать подробности произошедшего. Причем официальная информация дозировалась таким образом, что изначально не только Владимир Степанов, но и прокуратура области вроде бы оказывались ни при чем.
Лишь сутки спустя стало известно: дела возбудил отдел судебных приставов по представлению прокуратуры Саратова (а вовсе не области). А еще через некоторое время проявился и сам господин Степанов, который, как сообщили СМИ, отдал соответствующее распоряжение в прокуратуру города. В итоге прокурор области формально оказался вроде бы вне этой мутной истории. Хотя свою «минуту славы» в итоге получил: на его территории его подчиненные инициировали громкое расследование, маски-шоу и серьезный выхлоп в федеральной прессе. Отметим немаловажную деталь: вновь, как и в предыдущем случае, этот информационный выхлоп произошел в столице, и лишь потом его облако дошло до Саратовской области.
Третий случай не заставил себя долго ждать. Буквально через сутки после появления «дела Прокопенко» областная прокуратура вновь засветилась под громкими заголовками. «Реализация инициативы губернатора Саратовской области оказалась под угрозой», — сообщило ИА «Взгляд-инфо». На этот раз прокурорские работники заинтересовались зданием по Волжской, 32, которое известно краеведам как «дом Шмидта», а саратовскому политикуму как «дом приема официальных делегаций». Прокурорские работники сочли, что администрация Саратова передала здание в областную собственность незаконно. Правда, это было сделано еще в 1998 году, но не будем сетовать на «оперативность» прокурорских работников. Отметим лишь, что по решению губернатора Валерия Радаева совсем недавно здание было отдано детской школе искусств и в новом качестве открылось примерно месяц назад.
На этот раз федерального резонанса инициатива прокурорских не получила. То ли из-за того, что она «созрела» на территории региона, то ли тема оказалась слишком мелкой, то ли корреспонденты столичных изданий подустали от активности саратовской прокуратуры. В самом деле, перебор получился. За неделю — три достаточно громких скандала, и все — с достаточно ярким бэкграундом. Достаточно вспомнить яркие заголовки в центральной прессе: «К уголовной ответственности привлекается уже второй мэр Саратова» и так далее. Это потом выяснилось, что сенсация, мягко говоря, притянута за уши. В первые же часы после появления информационной «бомбы» посещаемость интернет-ресурсов, по прокурорской наводке выполоскавших власти Саратова, наверняка зашкаливала.
Сейчас те «прокурорские» новости привели к обратному эффекту. Подчиненных господина Степанова уже заподозрили в попытке сорвать проект партии «Единая Россия», в игнорировании интересов саратовских врачей, учителей, талантливых детей и в политически несвоевременном самопиаре. Пожалуй, никогда еще хор критиков прокуратуры в регионе не был столь многоголосым: от депутатов Госдумы, включая совершенно не местного, но весьма юридически подкованного Павла Крашенинникова, до врачей, учителей и библиотекарей, развернувших пикеты по Саратову.
Остается вопрос: что это вообще было? Неумение считать последствия? В значительной степени — да. Информационные шумы, имитирующие эффективность работы органов прокуратуры? Почти наверняка. Для чего это делалось? Одну из версий происходящего читайте в сегодняшней «Легенде «Времени».

Денис ЛЕБЕДЬ

Источник: газета Время Саратов № 321

http://www.timesaratov.ru/gazeta/publication/28930