КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Прощание с матерым



Есть люди, которые очень любят откладывать важные дела «на потом». Со временем таких дел накапливается «воз и маленькая тележка». И когда человек вдруг начинает понимать, что невыполненных обещаний, непринятых решений, недоделанных дел становится слишком много, он пытается решить их враз. Иными словами — пытается «одним махом семерых убивахом». Но, кроме того, что «дела» висят на шее тяжелым камнем, есть и другой стимул, чтобы подсуетиться. Для мужей государевых таким стимулом является карьера. Некоторые, что называется, «спят в оглоблях» в ожидании жареного петуха. Как только появляется последний, активность их сродни прутковскому фонтану.

В современной политической истории Саратовской области случаев такой чуть ли не подростковой гиперактивности было достаточно для того, чтобы их можно было описать, а описав, навеки занести в хрестоматию.
В каких случаях государственный муж начинает «шевелить булками»? Таких случаев не более трех. Во-первых, если возникает острая необходимость удержаться на прежней должности. Во-вторых, если высокопоставленные покровители обещают послать его на повышение, чаще по горизонтали, чем по вертикали. И, в-третьих, чтобы на всякий случай повысить рейтинг, демонстрируя ИБД или СиБД. Бывают, конечно, нюансы, но они не сильно отходят от «генеральной линии».
Классическим примером такой деятельности была работа бывшего прокурора Саратовской области Анатолия Бондара. Ближе к истечению срока своих полномочий (согласно ст. 40.1 п. 3 Закона РФ «О Прокуратуре», «…лица принимаются на службу в органы и учреждения прокуратуры на условиях трудового договора, заключаемого на неопределенный срок или на срок не более пяти лет») он начал стремительно набирать очки, осуществляя массированные атаки на тогдашнего губернатора Дмитрий Аяцкова.
Об агрессивности Бондара стала писать не только местная, но и федеральная пресса. Его имя замелькало на центральных каналах, а рейтинг (чтоб я так жил!) взметнулся на небывалую высоту. Если учесть, что Анатолий Бондар начал атаку на Аяцкова примерно за год до истечения своего пятилетнего контракта, то станет понятным его желание получить более престижную должность. Опять-таки, если учесть, что «дело Аяцкова» закрывал бывший Генпрокурор Владимир Устинов, и закрывал его со странной формулировкой «в связи с несвоевременностью», то станет понятным и другое. Бондар получил отмашку на активизацию не иначе как от самого Устинова.
Косвенным подтверждением сего факта является то, что в 2005 году Устинов своим приказом делает Бондара заместителем Генерального по Дальневосточному федеральному округу. Мало того, после назначения Устинова на должность министра юстиции он переводит в минюст и Анатолия Владимировича. Заслужил! Чем? Несвоевременностью возбуждения дела против губернатора? Вряд ли! Надо было просто повысить активность. И Бондар ее повысил, аккурат перед новым назначением.
Объектом его натиска стал губернатор, чей рейтинг был уже на излете. Губернатор, против которого сформировалась мощная фронда. Губернатор, который потерял поддержку масс и вызывал если и не недовольство, то явное раздражение со стороны Кремля. Бондар выбрал беспроигрышный объект для нападения. Но он никогда бы не довел начатое до конца, потому что это не входило в планы его покровителей.
Еще одним образцом (а может быть, и жертвой) «жареного петуха» стал Павел Ипатов в период, когда истекал первый срок его полномочий на посту губернатора Саратовской области. К этому моменту рейтинг Павла Леонидовича влачил жалкое существование в конце всех списков и таблиц. Саратовская область, оказавшись в тисках мирового финансового и ипотечного кризиса, загибалась. Павлу Леонидовичу дали понять: если кривая его рейтинга в течение ближайших трех-четырех месяцев не преодолеет эректильной дисфункции, то второго срока ему не видать, как своего дружка при ожирении.
Павел Леонидович не вылезал из подвалов и погребов. Не снимал монтажной каски. Говорят, даже спать в ней ложился. Он колесил по городам и весям незнакомой, но вверенной ему губернии, посещая районы и уголки, куда за все пять лет его правления еще не ступала нога губернатора. Он, как тот хитровылепленный лозоискатель, разведывал залежи воды в засушливом Заволжье, обещая улить влагой всех жертв прошлых, настоящих и будущих засух. Он скорбел над потрескавшейся землей, суя длань свою в трещину. Он только видом своим прогонял из пределов области ненасытную саранчу, смутно припоминая о других казнях египетских, которые могут обрушиться на вверенную ему губернию.
Губернатора словно подменили! Он стал проявлять такую гиперактивность, что Кремль был в шоке. Вот что должность животворящая с человеком делает! Вот как меняются люди, стремясь удержаться во властном кресле еще на один срок! Ипатов был готов накормить насельников губернии пятью хлебами и стольким же количеством рыбы. Он готов был вымыть ноги не только своим подчиненным, но даже и самому затрапезному бомжу. Он ел твердокаменные сушки с ветеранами, искал детские сады, как ищут иголку в стоге сена, после приватизации. И добился своего! В апреле 2010 года Президент Дмитрий Медведев утвердил его на второй срок. Кто бы мог подумать, что в период гиперактивности Павел Леонидович выдохся, что все силы он оставил в борьбе за переназначение!
Но все это в далеком, былинном и теперь уже легендарном прошлом. Кто бы мог подумать, что в Саратовской области есть свой Илья Муромец! Кто бы мог даже предположить, что им окажется прокурор Саратовской области Владимир Степанов. Как былинный богатырь, он сидел неподвижно, ибо не мог даже встать с печи. А силушка в нем заключалась немереная! Возможности у него были неописуемые! Проблем в родной губернии было хоть пруд пруди. Но не поднимался наш Муромец/Степанов, пока не пришли калики перехожие. Каликами в Древней Руси называли странников, среди которых попадались знахари-целители, большие знатоки человеческих недугов и страстей, помыслов и планов. Но странники — это не только те, кто странствует, пересекая Родину из одного конца в другой. Это еще и странные. Так кто или что скрывалось за этими таинственными каликами перехожими, что смогли разбудить богатыря нашего закононадзорного?
Владимир Степанов был назначен на должность прокурора Саратовской области 27 февраля 2008 года, то есть примерно через две недели после трагической гибели его предшественника Евгения Григорьева. Согласно закону, пятилетний контракт прокуратуры со Степановым заканчивается в начале 2013 года. И хотя в законе прописано, что контракт может заключаться на неопределенный срок, существует негласное правило: не держать главных прокуроров региона более пяти лет. Может, это связано с тем, что власти опасаются, как бы верховный блюститель законности не оброс не только коррпуционными, но и всякими разными, в том числе и семейными, связями. Не нажил бы здесь недвижимость, не произвел бы дополнительных наследников.
С точки зрения управленческой методологии это, наверное, правильно. Но блюстителя можно либо повысить, как в свое время повысил Бондара его старший друг и товарищ Устинов, либо переместить в другой регион (и такое бывает), либо продлить с ним контракт на прежнем месте, невзирая на существующую практику пятилетнего контракта. Все варианты возможны. Но возможны лишь в том случае, если у кандидата на повышение/перемещение имеются заслуги.
В случае со Степановым самым невероятным образом переплетаются разного рода линии и судьбы. Мы не исключаем, что Владимир Николаевич получил некий сигнал от своего старшего товарища (а в каком-то смысле и земляка-сослуживца) Генерального прокурора РФ Юрия Чайки. Дескать, Володя, что-то ты засиделся в этом Гадюкино. Не пора ли тебе на повышение? Но что-то тебя не видно и не слышно. Может, надо активизироваться? Рейтинг поднять! Пошуметь, федеральные СМИ поволновать. Если стесняешься, то мы можем помочь!
Так или не так все было — гадать не будем. Но вот что интересно. С 1979 по 1992 год с несколькими перерывами Юрий Чайка трудился в Восточно-Сибирской транспортной прокуратуре. В 1992–1995 годах, когда нынешний Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка был уже прокурором Иркутской области, Владимир Степанов трудился там же, сначала — следователем одной из районных прокуратур, затем — прокурором-криминалистом областной прокуратуры. То есть был непосредственным подчиненным Юрия Яковлевича.
В 1999 году Чайка становится Генеральным прокурором РФ, а Степанов с 1998 по 2000 год занимает должность заместителя прокурора Свердловского района города Иркутска, а следующие два года — заместителя прокурора Иркутска. С 2002 по 2007 год работал прокурором города Усолье-Сибирское Иркутской области, затем — первым заместителем Восточно-Сибирского транспортного прокурора. То есть той самой структуры, в которой когда-то работал г-н Чайка.
Мы знаем о связке Устинов-Бондар. Почему бы не допустить наличие связки Чайка-Степанов? Если допустить, то будет понятен сценарий, по которому действует Степанов, и конечная цель этого сценария. А цель ясна — пойти на повышение! Чтобы сие стало возможным, надо себя проявить. Вот Степанов и начал себя проявлять.
Вместе с губернатором Ипатовым нынешний прокурор области, если считать с 2008-го, проработал долгих четыре года! Все это время в губернии творилось такое, что без прокурорского реагирования обойтись было никак нельзя. Прокурору области достаточно было полистать с утра местные газеты, чтобы начать тотальную проверку всех тех безобразий, которые творились при Павле Леонидовиче.
Помните скандал по премиям? И что вы думаете, Степанов принудил (на законных основаниях, конечно) Бабичева вернуть в казну 500 тысяч целковых? Ничуть. А помните, как бомбардировал жалобами и запросами облпрокуратуру экс-председатель Счетной палаты Саратовской области Андрей Саухин? Там дела можно было «КамАЗами» привозить. И что, хоть один чиновник сел?
А помните, как стенало руководство города по поводу хронического недофинансирования муниципального бюджета, что не позволяло городу выполнять свои обязанности перед горожанами? И что? Прокуратура указала Павлу Ипатову на недопустимость недофинансирования важнейших статей бюджета? Ничуть. А помните, как «Время» искало исчезнувшие в степях Заволжья миллиарды, когда в цикле статей «Тайно покрытые мраком» мы показали, что миллионы рублей попросту разворованы? И что? Был ли кто наказан? Отнюдь.
Отвечая на прямой вопрос о наличии вины губернатора Павла Ипатова в нарушениях Бюджетного кодекса, господин Степанов заявил: «Оснований привлекать к ответственности губернатора нет». Так же, как не было оснований привлекать к ответственности ни Бовтунова, ни Антонову, ни Татаркова, ни Твердохлеб, ни Бабичева, да никого из правительства Ипатова.
Здесь мы перечислили самые громкие имена и факты, а сколько было менее заметных? Но прокурор или молчал, или реагировал чрезвычайно вяло. Мы далеки от мысли о том, что Степанова и Ипатова между собой связывало нечто большее, чем деловые отношения. Но невольно напрашивается вопрос: а откуда такая терпимость к многочисленным и порой вопиющим делам прежнего губернатора и невероятная активность к городской администрации сегодня?
Складывается впечатление, что Владимир Степанов после долгого ожидания решил вынести на свет божий все, что у него было. Невзирая на то, что это, пользуясь универсальной формулой Владимира Устинова, «несвоевременно», а то и просто топорно. Мало того, стремление начать преследование задним числом говорит о том, что раньше, когда нарушения были очевидны, прокуратура закрывала глаза, а ныне, как легендарный гоголевский Вий, потребовала поднять ей веки!
Как бы то ни было, но мы попытались объяснить эти действия г-на Степанова. Похоже, что Владимир Николаевич собрался покидать Саратовскую область. А под конец он решил повысить рейтинг. Что ж, в светлый путь, дорогой товарищ!

П.К.

Источник: газета Время Саратов

http://www.timesaratov.ru/gazeta/publication/28945