КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Провокаторы в погонах



Кто и зачем «кошмарит» малый бизнес?

Нынешний премьер-министр Медведев в свой президентский срок отметился некоторой либерализацией Уголовного кодекса в части экономических преступлений. В частности, при нем появилась норма, отменяющая заключение под стражу лиц, подозреваемых в мошенничестве, совершенном в сфере предпринимательства.

Это было сделано по настоянию бизнес-сообщества, видимо, уставшего от беспредела расплодившихся правоохранительных структур, аппетит которых, похоже, за последнее время вырос до немыслимых размеров. Отмененная норма, по-моему, давала широкие возможности для специфического воздействия на владельцев приглянувшегося им бизнеса, а также при заказных набегах «по просьбам» конкурентов. Норма-то отменена, но Саратов, как известно, город нестандартный, Москва нам не указ.

Некоторые нашенские ребята в погонах продолжают действовать так, как будто никаких изменений в УК не произошло. Работают как привыкли, по старинке. Очень удобно: «закрываешь» человека — и вышибаешь нужные показания. Виновен не виновен — какая разница? Главное — результат: план, отчетность, звездочки, премия, бонус, уважуха. И складывается впечатление, что наша судебная система всячески их поддерживает. Такая идиллия: одни преступают закон, другие их прикрывают.

Дабы не быть голословным, расскажу свежую историю, приключившуюся с риэлтором и законопослушным налогоплательщиком Михаилом Чистяковым.

В 2009 г. он занялся микрофинансированием граждан. Допустим, человеку срочно нужно несколько сотен тысяч рублей. Индивидуальный предприниматель Чистяков предлагает следующую схему: с клиентом оформляется договор купли-продажи его квартиры, и тот получает на руки нужную ему сумму, оформленную в виде аванса за квартиру. Одновременно заключается договор найма той же самой квартиры, и клиент становится нанимателем, выплачивая ежемесячно плату за наем. После окончательного расчета восстанавливается статус-кво: клиент из нанимателя квартиры вновь превращается в ее собственника.

Юридически безупречная, прозрачная схема, которая быстро распространилась среди предпринимателей, финансирующих население.

Народ к Чистякову пошел косяком. За два года он успел оформить порядка 200 договоров, из которых более 120 были реализованы: люди в нужный момент воспользовались деньгами, а предприниматель получил свой доход. О том, насколько успешно развивался бизнес, свидетельствует сумма налогов — 1 млн рублей, заплаченных ИП Чистяковым за 2010 год.

Правда, некоторые клиенты оказались не совсем добросовестными. Кредитование малоимущих — дело довольно рискованное. Пятеро платить отказались. Среди них следует, пожалуй, выделить бухгалтера-аудитора Наталью Карпенко, которая впоследствии утверждала в суде, что, дескать, по своей простоте подписывала договоры не читая. Наивность, конечно, не порок, только не надо окружающих считать дураками: где это вы видели аудитора, который не вник бы в договор купли-продажи?

Впрочем, эти хлопоты, в том числе судебные, с должниками — неотъемлемая часть, можно сказать, будни финансового бизнеса. Но никто не мог предположить, что одно из этих рутинных «должниковых» дел приведет к неожиданным драматическим последствиям.

То, что произошло с Чистяковым в ноябре 2011 г., не подходит даже к определению «неприятности». Это было вторжение, жестокое и разорительное.

11 ноября в его офис вломились сотрудники ОРЧ-3 (оперативно-розыскная часть, наследница «Кобры»). Как водится, вытащили всю документацию и компьютерную технику. Михаил Чистяков, его заместитель Сергей Родионов и их знакомый Максим Подорожников были задержаны и помещены в СИЗО № 1.

За неделю до этого в Саратове случилось громкое происшествие: кто-то напал на судью Татьяну Шмаленко и ударил ее кирпичом по голове. Нападавшего она не видела, но по поводу мотива якобы выдвинула версию, что нападение связано с ее профессиональной деятельностью. Кстати, за несколько дней до нападения она рассматривала в кассационном порядке дело по иску ИП Чистякова и вынесла решение не в его пользу.

Татьяне Шмаленко, безусловно, надо посочувствовать. Никому не пожелаешь подвергнуться нападению посредством кирпича, будь ты хоть судья, хоть коммерсант, хоть, к примеру, журналист. (Случалось по-всякому.) Но почему всплыла версия о мести за какое-то там решение по какому-то незначительному делу? Может, решение-то вынесено не совсем верное, к примеру, на основании каких-то смехотворных аргументов, вроде предложенных неискушенным аудитором Натальей Карпенко?

А может, еще проще? Нападавший не найден, мотив его непонятен. Знал ли неуловимый злоумышленник, на кого (на судью!) готовит кирпич? Неизвестно. А версия о бытовом хулиганстве, по моему мнению, и невыгодна самой Татьяне Алексеевне. Ей ведь как пострадавшей за принципиальность на своем профессиональном посту компенсация положена (по слухам, несколько сот тысяч рублей) плюс бесплатное курортно-санаторное лечение. А за бытовуху? Больничный оплатят — и все.

Я ничего не утверждаю, просто фантазирую. Согласитесь, чтобы решиться напасть на судью, нужен очень серьезный мотив, который мог бы возникнуть в голове какого-нибудь отморозка. Но чтобы законопослушный гражданин и налогоплательщик со стажем (20 лет в бизнесе), который этих судей видит по нескольку раз на дню, отдал бы приказ отомстить… В голове не укладывается. В нормальной голове, видимо, не в милицейской.

Товарищи полицейские ухватились за описанную выше версию всерьез. Чем эта фирма занимается? Квартиры продает-покупает? Кредиты выдает? За нападение на судью мы их взять сейчас не можем. А вот инкриминировать им, к примеру, мошенничество — это вполне. У нас для судей есть железный аргумент: мы же за вашего коллегу стараемся! Возьмем негодяев как мошенников, добьемся признания в нападении — и переквалифицируем статью.

Судейские, видимо, сомневались: как обосновать меру пресечения в виде заключения под стражу, если речь идет о предпринимательской деятельности, за которую по закону данная мера применена быть не может? Но наши судьи чрезвычайно изобретательны, когда речь идет, предположу, о «нужном» решении. Судья Волжского районного суда Вдовин выдает замысловатую формулировку, суть которой сводится к тому, что деятельность Михаила Чистякова не может считаться предпринимательской. Но как же так? Он же индивидуальный предприниматель, вот реквизиты, печать, договоры, книга расходов и доходов, выписка из реестра операций с недвижимостью, куча документов. Что же это, по-вашему? Нет, говорит судья, это не предпринимательская деятельность.

Попытки адвокатов доказать очевидное ни к чему не привели не только в Волжском, но и в областном суде. Судейские упорно стояли на своем, прикрываясь юридическим туманом. Надо полагать, они ожидали вестей из СИЗО, где следствие во главе с замначальника областного УВД Полтановым раскалывало «негодяев».

С Михаилом Чистяковым беседовали, по его словам, по ночам, уверяя, что мошенничество — мелкое дело, уже решенное, почти доказанное. Расскажи-ка ты лучше, как судью собирался убить?

Полтанов фигура в правоохранительной среде знаковая. Это его подчиненные несколько лет назад, когда он был начальником Ленинского РОВД, убивали и сжигали человека, отказавшегося давать на себя показания и признаваться в краже. Скандалище, помнится, был грандиозный, вышел за пределы области, и Полтанова наверное убрали на время, пока все не утихнет. И вот спустя годы он оказался заместителем начальника областного УВД Аренина. Как же без такого парня обойтись? Надежный, проверенный кадр. Мастер разного рода дел. И переаттестацию прошел без проблем.

Однако потуги полицейских оказались безуспешными. Ни каверзы, ни угрозы не сломали арестантов. Дело о нападении на судью Шмаленко безнадежно повисало в воздухе.

А в это время «на воле», считаю, шло планомерное уничтожение бизнеса Чистякова, ради того, чтобы объявить его мошенником.

Авторитетный адвокат Ольга Скитева составила жалобу специально для начальника областного УВД, живописно нарисовав картину разгрома. По ее версии, лица, представившиеся сотрудниками ОБЭП, проводили массовую «обработку» клиентов Чистякова, объясняя, что арестованный коммерсант будет сидеть очень долго и поэтому единственный способ вернуть свою квартиру — это подать заявление о привлечении Чистякова к уголовной ответственности за мошенничество. Кроме того, настоятельно советовали не исполнять своих обязательств перед ним, то есть не производить платежей и не возвращать аванс. «Обработка» проводилась довольно долго. Дошло до того, что людей стали запугивать: кто не напишет заявление в отношении Чистякова, тот потеряет свое жилье.

«Поддавшись общему психозу, некоторые клиенты под психологическим давлением, — предполагает адвокат, — представившихся ОБЭПовцами подали заявления о привлечении Чистякова М.А. к уголовной ответственности и дали не соответствующие действительности показания». Надо отдать должное клиентам Михаила Чистякова: далеко не все поддались. Возможно, люди предположили, что действия сотрудников полиции подпадают под ст. 286 («Превышение должностных полномочий»), а их самих склоняют к преступлению, предусмотренному ст. 306 («Ложный донос»).

Работа оперов, считаю, не достигла своей цели: удерживать арестованных в СИЗО до победного конца. Когда адвокаты, пройдя все судебные инстанции и не добившись освобождения своих клиентов из-под стражи, намеревались сделать последний шаг — обратиться в Верховный суд РФ, местная Фемида вроде проснулась. Открыла глаза и обнаружила, что люди-то, оказывается, зря сидят. «…обвиняемый не должен находиться под стражей, отвечать за недостаточный темп производства предварительного расследования», — пишет тот же судья Вдовин. И что, мол, у органов следствия имелись все возможности провести следственные действия вовремя, а они ими не воспользовались.

Спустя почти 3 месяца после визита в офис сотрудников ОРЧ-3, а именно 8 февраля 2012 г. Михаил Чистяков, Сергей Родионов и Максим Подорожников покинули СИЗО № 1. Но не бесплатно. За Чистякова был внесен залог в 3 млн рублей, за Родионова — 1 млн рублей. Как же это можно коммерсантов просто так выпускать? Никак нельзя.

Обвинения до сих пор не сняты, уголовное дело пока не закрыто. Но с момента освобождения кое-что изменилось.

Во-первых, правовая экспертиза подтвердила, что договоры, которые Чистяков заключал со своими клиентами, не противоречат действующему законодательству. Стало быть, мошенничеством здесь не пахнет.

Во-вторых, при осмотре компьютерной техники, изъятой в офисе Чистякова, ничего криминального не обнаружено.

В-третьих, психофизическая экспертиза с применением «Полиграфа», проведенная в областном следственном комитете по поводу нападения на судью, дала отрицательный результат: подозреваемые к нападению на судью непричастны. Значит, и эта версия провалилась.

Известный саратовский адвокат Валерий Моисеев обратил внимание на несоизмеримое количество разнообразных силовых структур, принявших участие в этом деле: ОРЧ, ОБЭП, СК, ГСУ… Ради чего десятки сотрудников органов, по мнению юриста, разгромили небольшой риэлторский бизнес? Сколько рабочего времени они потратили, чтобы соорудить мертвую конструкцию, которая развалилась сама собой?

Не зря экс-президент Медведев требовал: «Хватит «кошмарить» бизнес!» Пока ведется следствие по делу Чистякова, госбюджет недополучил несколько миллионов рублей в виде налогов и социальных выплат. «Уничтожено» 30 рабочих мест. Общий ущерб составил примерно 1 млн долларов — сумма, выведенная из инвестиционного процесса Саратовской области. Кто будет компенсировать?

Это только материальный вред. О моральных издержках, о том, как склоняли людей, по нашему мнению, к ложному доносу, — в следующих публикациях.

Источник:  МК в Саратове №29 (777) 11-18.07.2012

http://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2012/07/11/provokatory-v-pogonah/