КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Аварийная совесть. Полицейские и прокуроры скрыли улики и выгородили виновника ДТП?



«Резонанс» продолжает проект «Право на бесправие». На этот раз речь идет о невероятном беспределе, незаконных постановлениях и сокрытии улик со стороны полиции и прокуратуры Энгельсского района, отсутствии реакции их региональных начальников. В простом и понятном уголовном деле об аварии, в которой пострадавшая стала инвалидом, виновница не понесла никакого наказания. Невооруженным глазом видно, что последнюю всячески выгораживали, дело «волокитили», экспертизы не проводили. В конце концов уголовное производство прекратили якобы за отсутствием состава преступления и невозможностью установить виновника.

Скрытые улики
11 июля 2009 года Наталия Македон следовала на машине «Волга» по трассе Самара — Волгоград из села Красный Яр Энгельсского района. Внезапно со встречной полосы выехала «Лада-Калина» под управлением Татьяны Самойловой, которая в тот момент не смотрела вперед. Произошло сильное лобовое столкновение. Отметим, позже независимая экспертиза установила 100‑процентную вину Самойловой.
Наталия ударилась головой о руль и получила тяжелую черепно-мозговую травму. Ее жизнь несколько дней находилась под угрозой, она впала в кому. Врачи сказали родителям девушки, чтобы те звонили каждые полчаса, потом — каждые 10 минут. Видимо, не были уверены, что она выживет. Наталия осталась инвалидом, до конца жизни ей придется принимать дорогие лекарства и регулярно ложиться на обследование. За два года после трагедии пострадавшая перенесла три сложнейшие реконструктивно-восстановительные операции в НИИ нейрохирургии им. Бурденко в Москве.
Примечательно, что дело по ч. 1 ст. 264 УК на Самойлову завели лишь через четыре месяца с момента аварии — 22 ноября. Со времени начала уголовного производства на нем сменилось три следователя. Последним дело вел сотрудник СУ при УВД Энгельсского района Бакиров.
Пока Македон находилась в крайне тяжелом состоянии в больницах, следователи и виновница ДТП, складывается впечатление, пытались сокрыть преступление. Во‑первых, подозреваемая Самойлова не прошла медицинское освидетельствование на содержание в момент аварии в ее крови алкоголя. Либо такое заключение глубоко запрятали. А между тем по Марксу, где живет эта женщина, ходят разговоры, что она во время ДТП была пьяна. И подобные слухи ни подтвердить, ни опровергнуть уже нельзя.
Во‑вторых, не дожидаясь технической экспертизы, бывший муж подозреваемой забрал со штрафной стоянки машину, совершившую наезд, быстренько спрятал или разобрал на части. На допросах он сослался на 51-ю статью Конституции — право не свидетельствовать против себя и близких. Таким образом, мужчина скрыл улику, что должно было стать основанием для возбуждения дополнительного уголовного дела. Несмотря на объявленный розыск, «Ладу» никто не искал, так она и канула в небытие. При этом машину пострадавшей ГИБДД не возвращала месяц, да еще истребовала деньги за штрафстоянку.
Позже Самойлова со своим адвокатом Сергеем Ивановым подала в СУ при УВД Энгельса ходатайство. Якобы она вылетела на встречную полосу, так как вышел из строя электроусилитель руля. То бишь не по своей вине, а исключительно из-за технического сбоя, по независящим от нее причинам. Значит, она ни в чем не виновата. А поскольку, где «Лада», не выяснено, автотехническая экспертиза, которая могла бы подтвердить или опровергнуть доводы подозреваемой, невозможна. 21 февраля 2010 года следователь СУ при УВД Энгельсского района Грицак постановил прекратить уголовное преследование Самойловой за отсутствием в ее действиях состава преступления. То есть нет машины — нет преступления.

Проплаченный интерес
По жалобам и ходатайствам следствие затянулось на два года, неоднократно продлялось и приостанавливалось. В конце концов 11 февраля минувшего года дело закрыли. Ведь если не найден виновник, то и состава преступления нет. Даже признали, что нужно реабилитировать Самойлову: мол, ее подозревали несправедливо.
— Со мной работали три адвоката, — рассказывает Наталия. — Сначала — Виктор Чесноков, который вел себя очень странно. Все время говорил, чтобы я занималась здоровьем и не заостряла внимание на проверках и следствии. Предполагаю, он вел дело явно не в мою пользу. Затем — Татьяна Разуваева, и тоже непонятное поведение. Единственное, что она сделала — составила жалобу в Генпрокуратуру. Моим третьим адвокатом стал Игорь Макаревич. Спасибо ему большое за поддержку и профессионализм.
Он посоветовал сделать экспертизу ДТП, которая полностью признала вину Самойловой. Анализ показал, что у меня не было возможности избежать столкновения. А ее довод о неполадке рулевого электроусилителя признан несостоятельным, т. к. на прямой трассе такая поломка никак не отражается на управлении автомобилем. После этого я наконец-то смогла получить возмещение от страховой компании, которая раньше отказывала из-за отсутствия виновника. Наконец, я подала гражданский иск на возмещение морального вреда в Марксовский райсуд, и он полностью подтвердил наше право. На поданную Самойловой кассационную жалобу Саратовский областной суд оставил решение Марксовского в нашу пользу без изменений.
Фемида вынесла вердикт возместить причиненный Наталии ущерб полностью. Но Самойлова, видимо, оформилась на работу по минималке и выплачивает пострадавшей всего по тысяче рублей в месяц. Хотя она, по нашей информации, управляет салоном красоты, будучи его совладелицей, и явно не испытывает материальных трудностей.
Македон писала многочисленные жалобы на неправомерные действия следователей и необоснованную реакцию прокуратуры. Обращалась к прокурору Саратовской области Степанову, начальнику ГУ МВД Аренину, прежнему руководителю ГСУ ГУВД Пиявину, тогдашнему министру внутренних дел Нургалиеву и генпрокурору Чайке. Они отвечали отписками и спускали жалобы в нижестоящие инстанции.
Пострадавшая четко изложила красноречивые факты. В частности, начальник СУ при УВД Энгельсского района Салахов настойчиво рекомендовал ей прекратить уголовное дело за примирением сторон. Иначе обещал закрыть его из-за отсутствия состава преступления. Он также подтвердил, что при проверке своевременно не назначили судебно-техническую экспертизу «Лады-Калины». Улика утрачена, и это не ошибка следствия: машина не считалась вещественным доказательством по делу, ибо тогда его еще не возбудили.
Грицак подтвердил, что авто Самойловой по указанию дознавателей передали ее бывшему мужу, который продал его по доверенности. Неоднократно следователь Сидоровичев, в чьем производстве ранее находилось дело, настойчиво разъяснял пострадавшей право на примирение сторон. Якобы случай «невыигрышный» и стоит согласиться с предложенной компенсацией в 100 или 150 тыс. рублей.
В мае этого года прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью ОВД и юстиции областной прокуратуры Суслов направил в Энгельсскую прокуратуру обращение Македон о ненадлежащем расследовании дела СУ МУ МВД «Энгельсское». В ответе и. о. покровского прокурора Горшков заявил, что постановление о прекращении уголовного преследования Самойловой признано законным, потому оснований принимать меры реагирования нет.
Что это все, как не заинтересованность группы лиц в погонах в заранее заданном исходе дела?
— У меня есть сведения, что все проплачено. Следователь из Маркса мне говорил, что Самойлова откупилась за миллион рублей, занесла кому-то в областную прокуратуру. Не удивительно, что, как только все доходит до прокуратуры, сразу тупик: не находят мои доводы состоятельными, оснований не усматривается и т. д. — говорит Македон. — Мы с Макаревичем подавали заявление о возобновлении уголовного дела, приложили заключение дорожной экспертизы о виновности Самойловой, решение Марксовского и областного судов. Но для прокуратуры решение суда и заключение экспертизы — не указ. Вот если бы при вновь открывшихся обстоятельствах (которыми является заключение независимой дорожной экспертизы) был труп, тогда дело можно было бы возобновить. А так — жива осталась, на счастье Самойловой.

Добиться правды
Вот как оценил дело Макаревич:
— Мне трудно понять, почему прокуратура заняла такую позицию, поддерживала работников ГИБДД и следствие, когда на протяжении нескольких лет решался вопрос по очевидному факту, достаточно понятному и прозрачному уголовному делу. Тем не менее все ставили палки в колеса и «замыливали» дело. Те экспертизы, которые пришлось проводить в рамках уже судебного гражданского разбирательства, должны были назначить в рамках проверки дорожного преступления. А этого сделано не было.
Халатные действия ГИБДД и следствия не нашли реакции в прокуратуре. Я считаю, что изначально была занята позиция виновницы Самойловой, которую всячески старались выгородить. Дали возможность скрыть улики в виде машины, не провели медицинское освидетельствование и автоэкспертизу. Налицо целый ряд нарушений, на которые закрыла глаза прокуратура как надзирающий орган. Хотя была доказана виновность в гражданском районном суде, которую подтвердил и областной суд. Но все это, как и независимая автоэкспертиза, видимо, не является для прокуратуры основанием для дополнительного расследования.
Наталия получила инвалидность. На ее лице остался шрам, оно деформировано, что для молодой женщины — трагедия. Она не смогла вернуться на прежнюю работу, лишилась возможности содержать себя и своего малолетнего ребенка. Женщина должна много тратить на лечение и медикаменты. Ей предстоят сложные, неоднократные дорогие операции в Москве на головном мозге, имплантация и восстановление костей черепа.
Пострадавшая и ее адвокат планируют добиться, чтобы возбудили и довели до логического конца новое дело. Ведь есть претензии как к виновнице аварии, так и к полицейским. Они должны ответить за волокиту и игнорирование своих обязанностей.
— Никогда не думала, что творится такой беспредел. Пока с тобой все в порядке, не думаешь об этом. А как только человек оказывается за чертой, он совершенно незащищен. Я была в приемной Генпрокуратуры, видела десятки людей с очевидными делами, — говорит Наталия.
Что здесь можно сказать? Наступила эпоха естественного отбора во власти и правоохранительной сфере, когда выживают «чужие», а те, у кого осталась совесть, отвергаются и изгоняются…

P. S. Просим считать эту публикацию официальным обращением в прокуратуру Саратовской области и региональное ГУ МВД.

Источник: газета Резонанс  №25 (123) 11 июля 2012 г.

http://www.rezonsar.ru/publication/avariinaya-sovest/