КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Елена Сергун: «На свободе пока бродит полно жулья»



Тимофей БУТЕНКО

Koccovi4.jpgВокруг Саратовского государственного университета им. Чернышевского сплошная конспирология. Кругом – заговоры, шпионаж, море компромата… Страсти кипят нешуточные! Общение ректората с подчиненными порой происходит без слов, посредством показа листов бумаги, на которых написано, что читающий должен сделать и что ему будет, если он этого не сделает. А все потому, что даже у университетских стен есть уши. Во всяком случае, так, видимо, считают «съехавшие с катушек» от повышенного внимания контролирующих и правоохранительных органов некоторые представители СГУ.

Начнем с печальной новости. Похоже, наше издание (само того не желая) пошло на поводу у каких-то агентов Госдепартамента США или другой антироссийской нечисти, но в одной из публикаций мы привели слова уважаемого в России человека – заведующего лабораторией ОАО НИИ нетканых материалов, эксперта по сертификации продукции текстильной промышленности, кандидата технических наук Габита Мухамеджанова. Говорил этот эксперт следующее: «В частности, ООО «Русмарко» совместно с ООО «Гекса-нетканые материалы» производит новые инновационные материалы медицинского назначения с нанопокрытием под условным обозначением SNS». Полную версию можно прочесть в межотраслевом специализированном журнале «Технический текстиль» №27, 2012 (Санкт-Петербург) в статье под названием «Тенденции развития производства и потребления нетканых материалов медицинского и санитарно-гигиенического назначения».

Эту научную публикацию мы цитировали в статье «Показ уха Коссовича» (№21 (175) от 1 июня 2012 года), в которой рассказывалось о пиаре главного саратовского вуза и о новых фактах, касающихся функционирования аффилированной СГУ столичной фирмы ООО «Русмарко». Дозвониться до эксперта нам так и не удалось, зато после публикации вышеназванной статьи с корреспондентом «Газеты Наша Версия» связались представители ООО «Гекса-нетканые материалы». Так вот, оказалось, что уважаемого Габита Мухамеджанова кто-то ввел в заблуждение по поводу совместной деятельности предприятия СГУ и второй фигурирующей в статье фирмы.

Видимо, руководство ООО «Гекса-нетканые материалы» сильно обеспокоилось тем, что их компанию упоминают в связке с фирмой «Русмарко», завоевавшей неоднозначную репутацию. Поэтому генеральный директор ООО попросил нас опровергнуть неверную информацию, что мы с радостью и делаем: «Гекса-нетканые материалы» не ведет какую-либо совместную деятельность с ООО «Русмарко».

Теперь новости еще более печальные. В СГУ, а точнее – где-то в самой верхушке аппарата этого госучреждения, случилась небольшая истерика, которая вылилась в серию увольнений (состоявшихся и планируемых) сотрудников вуза. На прошлой неделе мы уже сообщали о том, что решением исполняющего обязанности ректора СГУ Алексея Чумаченко с 27 сентября 2012 года будут сокращены несколько штатных единиц, в том числе должность начальника управления правового и кадрового обеспечения университета. Таким образом, ректорат заявил о грядущем увольнении руководителя этого управления Елены Сергун, которая осмелилась открыто высказать свою позицию относительно перераспределения бюджетных потоков внутри вуза. Кроме того, сотрудников управления вынудили покинуть их кабинет, находящийся в отличном состоянии, якобы для срочного проведения ремонтных работ, предложив при этом переехать в помещение действительно смахивающее на аварийное.

Между тем, продолжаются нападки на тех сотрудников вуза, которых, по всей видимости, в ректорате считают «противниками режима» или «предателями». Например, под «раздачу» попал начальник специального отдела СГУ Николай Сладков. 10 июля он оформил служебную записку на имя ректора Леонида Коссовича, в которой, в частности, говорится: «Довожу до Вашего сведения, что 09.07.2012 г. в 09:00 часов, когда я находился по служебным вопросам в приемной ректора СГУ, ко мне подошел начальник управления ГО и ВБ В.Н. Чикарев, вышедший из Вашего кабинета, и предложил поговорить в коридоре. Когда мы вышли в коридор, он сказал мне, что, действуя по Вашему указанию, предлагает мне написать заявление об уходе с занимаемой должности начальника специального отдела по собственному желанию. При этом он добавил, что в случае моего отказа в подчиненном мне отделе будут организованы проверки, по результатам которых с меня будет снята надбавка к должностному окладу, составляющая неотъемлемую и основную часть моей заработной платы, и со мной будет расторгнут трудовой договор по инициативе работодателя».

Еще более интересен случай, описанный в той же служебной записке и произошедший 5 июля текущего года. Тогда, по заявлению Сладкова, в помещение спецотдела пришел начальник юротдела СГУ Эрик Гизатулин в сопровождении еще одного сотрудника. Гости не произнесли ни слова, однако Гизатулин развернул лист белой бумаги формата А4, на котором было напечатано требование: напиши заявление об уходе с занимаемой должности по собственному желанию.

«Также там было указано, что это «распоряжение ректора», и была угроза, что если я не сделаю этого, то меня уволят якобы «по имеющимся на меня компрометирующим сведениям», – продолжает Николай Сладков и добавляет: – О происшедшем поставлены в известность структуры, с которыми согласовывается мое назначение на должность: УФСБ по Саратовской области и Министерство образования и науки РФ».

Cepgyn-(1).jpgЗа комментариями о происходящем в вузе корреспондент «Газеты Наша Версия» обратился к начальнику управления правового и кадрового обеспечения СГУ Елене Сергун.

- Елена Леандровна, после вынесения решения ректората о сокращении вашей должности вы продолжите работать в СГУ до указанного срока?

- После получения уведомления о моем предстоящем увольнении с 27 сентября с должностей начальника управления по правовому и кадровому обеспечению и начальника Центра экспертных исследований и оценки я оформила очередной отпуск с 9 по 25 июля и подписала с администрацией вуза соглашение о расторжении трудового договора с 26 июля с выплатой мне заработной платы за 3 месяца по обеим должностям. Сумма выплаты составила соответственно 312496 рублей и 32749 рублей.

Если кто-то вдруг озаботится размером выплаты, спешу успокоить, что моя зарплата не эксклюзив и полностью соответствует заработным платам некоторых других начальников управлений. Оставаясь работать в должности до момента увольнения, я получила бы зарплату почти за 3 месяца и плюс соответствующее выходное пособие еще за месяц. Названная мной сумма выплаты означала только одно: расторжение трудового договора по соглашению сторон не является взаимным обязательством сторон «любить» друг друга за деньги. Более того, я считаю, что с января месяца, после того как мной был официально поставлен перед ректором вопрос о необоснованности начальной максимальной цены закупок оборудования, им стали предприниматься попытки оказания на меня давления, которые я воспринимала как стремление понудить меня уволиться по собственному желанию.

В начале февраля я была полностью «отлучена от тела», меня отстранили от посещения всех без исключения совещаний, заседаний, а также резко ограничили объем проходящей через меня документации. Видимо, в СГУ подобное наказание рассматривается как самое действенное. Однако могу уверить, что вопреки ожиданиям и для меня, и для «тела» «наказание» прошло практически безболезненно. Попытки ограничить со мной контакт других сотрудников и взять ситуацию под жесткий контроль оказались также весьма не результативными. И когда я уже с тоской стала думать, что мы будем «жить» с Коссовичем долго, несчастливо и «умрем» в один день, какой-то светлый (или не очень?) «юридический» ум подсказал руководству идею ликвидировать правовое управление и Центр экспертных исследований в целом и раздать юристов «в добрые руки», то бишь в особо проверенные и присягнувшие на верность структурные подразделения. В итоге я буду искренне рада увидеть своего бывшего зама Гизатулина, считавшего, что, хамя мне в угоду ректорату, он делает головокружительную карьеру, юрисконсультом в подчинении, скажем, начальника отдела организационно-аналитического обеспечения Ксении Мохнаткиной.

- Как думаете, чем была вызвана попытка «выселить» вас из кабинета в главном корпусе вуза?

- Действительно, после уведомления о сокращении мне вручили подписанное и.о. ректора Чумаченко уведомление о необходимости немедленно переехать в 20-й кабинет 5-го корпуса СГУ. Хочу отдать должное ректору Коссовичу и проректору Захаровой. Каждый из них в этот ответственный момент находился на своем привычном посту (один в кабинете, другая – на телефоне), что, правда, не мешало проректору Чумаченко исполнять их общую обязанность. Для обеспечения моего немедленного переезда (в связи с внезапно выявившейся жуткой «аварийностью» моего кабинета) с работы в хозчасти и охране были сняты 18 человек, простоявших полдня у меня под дверью. Проректор Чумаченко, как олицетворение «коллективной мысли», так и не смог мне объяснить, почему я должна переехать в помещение, не аттестованное как рабочее место, и не могу разделить со своим заместителем Гизатулиным занимаемый им кабинет в юридическом отделе. Мне пришлось написать очередную служебную записку о том, что считаю действия ректората понуждением к увольнению и отказываюсь выполнить незаконное распоряжение. В итоге я рада, что «нервы» у Коссовича сдали все же раньше, чем у меня.

- Вы, наверное, слышали о попытке «уволить по собственному желанию» начальника спецотдела СГУ Николая Сладкова?..

- Несомненно. Действия должностных лиц СГУ, описанные в служебных записках начальника спецотдела Сладкова, иначе как незаконным понуждением его к увольнению я не назову. Назначение на должность и увольнение начальника спецотдела согласовывается с УФСБ по Саратовской области и Минобнауки РФ. И вот тут-то возникает основной вопрос: как объяснить должностным лицам этих структур неуемное желание убрать с должности Сладкова, на которого ни разу не было наложено ни одного дисциплинарного взыскания? Говорить правду, что убирают людей, которые готовы служить делу, но не готовы присягать «телу»?

Появившаяся после начавшихся критических публикаций «заготовка», о которой мне рассказал уже не один человек, настолько бездарна, цинична по форме и подла по содержанию, что если она будет использоваться и впредь, мы встретимся в суде. В моей способности собирать и фиксировать доказательства, думаю, мало кто сомневается. Игры в «чекистов» и «шпионов» можно объяснять комплексами, идущими из глубокого детства. Однако когда «игра» становится поклепом на людей, когда в целях оправдать собственные дела, ставшие объектом многочисленных проверок, рассказывают об «антигосударственных заговорах», а себя изображают «борцом за государственные интересы» и «веру», когда кричат о мифических «финансовых группах, рвущихся к власти», о «врагах православия» и их «агентах» на местах, она перестает рассматриваться как «забава закомплексованных дилетантов».

А на тему, кто больше вреда принес государству и вере, еще можно поспорить. Уверена, что разговоры о мироточащей иконе в действующем храме, размещенном, вопреки Конституции, закону «Об образовании» и в нарушение предписания ТУ Росимущества об использовании данного помещения по назначению, в 6-м учебном корпусе СГУ, являются колоссальным ударом по авторитету Церкви. Бог – не чиновник, он взяток не берет и апостолов в вузе не обучает. И если у кого-то случайно руки оказались «по локоть в чудесах», это не значит, что в своем «рвении» нужно «вляпаться» в «чудеса» «по самое горло». Служение государственным интересам – это их защита, часто вопреки собственным, а не наоборот. Советую это помнить, когда вдруг возникнет очередная блажь помянуть кого-нибудь лживым словом.

- Чем собираетесь заняться после ухода из университета?

- Я юрист и без дела не останусь. А вообще-то за период моей работы в СГУ на меня «примерили» такое количество «образов», что выбор у меня колоссальный. Практически от «Мата Хари» до «черной магии». Вот и думаю, не заняться ли оперативной деятельностью на профессиональной основе? На свободе пока бродит полно жулья, до которого у правоохранительных структур просто не доходят руки. Почему бы и дальше не послужить интересам государства?

Источник: газета Версия Саратов N27 (181) 13 июля 2012

http://nversia.ru/article/view/id/5603#