КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Шумовая завеса



Кому мешает прокурор Саратовской области?

Недавняя вспышка надзорного рвения, захлестнувшая прокуратуру Саратова, имеет высокую вероятность рецидива. К такому выводу пришло «Время», изучая возможные причины и вероятные последствия этого загадочного явления.
В своей статье «Калики перехожие» («Время», № 20 (321) от 4 июня 2012 года) мы предположили, что участившиеся прокурорские проверки в отношении главы администрации Саратова и последовавшие за ними сильнодействующие, но малоадекватные меры реагирования вызваны предстоящими кадровыми изменениями в руководстве прокуратуры региона и инспирированы за его пределами. Точнее, они связаны с истечением пятилетнего контракта прокурора Саратовской области Владимира Степанова. На сегодня эти догадки почти полностью подтвердились, более того, к ним добавилось несколько интересных деталей, которые высвечивают новых интересантов прокурорско-административной войны.
Напомним: примерно месяц назад по представлению прокуратуры Саратова в администрацию областного центра заявились судебные приставы в сопровождении группы автоматчиков. В тот же день выяснилось, что в отношении главы администрации Алексея Прокопенко городским отделом службы судебных приставов возбуждено сразу девять уголовных дел за неисполнение решений судов. Основных фигурантов этого скандала несколько. Это прокурор области, без ведома которого вряд ли кто решил бы инициировать столь громкое расследование. Это судебные приставы, которые одновременно запросили в городской администрации муниципальное жилье для формирования своего ведомственного жилфонда и устроили демонстрацию силы — видимо, в качестве дополнительного аргумента. И, наконец, это зампрокурора Саратова Андрей Пригаров, который и подписал судебное постановление.
На роли последнего в этой истории есть смысл остановиться особо. Именно он стал своеобразным «спусковым механизмом», который ударил по имиджу городской и областной власти и по саратовским бюджетникам, получившим муниципальное жилье. Предполагал ли господин Пригаров, что подписанный им документ принесет такие последствия? Почти наверняка — да. Он уже достаточно давно трудится в должности зампрокурора города, не раз и не два инициировал скандалы как минимум городского масштаба и наверняка просчитывал последствия. Скорее всего, так и родился очередной громкий конфликт.
Ключевое слово здесь — «громкий». Мы помним, что непревзойденным мастером шумовых эффектов в ведомстве господина Пригарова был некогда прокурор области Анатолий Бондар. Громкие уголовные дела, жесткие комментарии и парадоксальные инициативы сыпались из него, как из рога изобилия. Другое дело, что самые громкие дела потом тихо закрывались или приостанавливались, комментарии дезавуировались оппонентами, а инициативы хоронились. Нужный эффект создавался неуклонно и непрестанно. Зная, что господин Пригаров — один из ярких представителей «краснодарского клана» прокурорских работников, приехавших в наш регион вслед за Анатолием Бондаром и обученных работать такими же методами, удивляться не приходится. Общественный резонанс во время нашествия краснодарских на саратовскую землю стал для силовиков дополнительным инструментом. Пиар-акции, инициированные этим некогда могущественным кланом, все чаще и чаще подменяли собой рутинную работу. Влияние краснодарских на правоприменительную систему области к моменту исхода из нее Анатолия Бондара стало почти абсолютным, и искоренить его до конца не удалось, несмотря на все старания Евгения Григорьева и Владимира Степанова. Но чем заметнее снижался уровень этого влияния, тем более жесткими становились применяемые краснодарскими пиар-технологии. Сейчас эти люди, похоже, готовы работать за гранью добра и зла. Но ради чего господин Пригаров создал информационный шум, грозящий перерасти в межэлитное противостояние даже не регионального, а федерального масштаба?
Личные мотивы мы с негодованием отвергаем. Мы искренне верим в кристальную честность господина Пригарова в частности и прокурорских работников вообще. Мы не сомневаемся: и прокурор области Владимир Степанов был убежден, что уголовные дела возбуждаются на законных и разумных основаниях. Возможно, на бумаге оно так и выглядело. Но те, кто стали «детонаторами» информационно-уголовного шума, исходящего из прокуратуры, вряд ли удосужились рассказать господину Степанову о последствиях этой спецоперации. Сейчас, когда региональные элиты консолидированы и нацелены на конструктивную работу, попытка вмешаться в их деятельность неизбежно привела к мгновенной и жесткой ответной реакции, а все доводы надзорного органа разбиваются аргументами сначала этико-морального, а затем и правового характера. В итоге уголовное дело уже выглядит надуманным, репутация прокурора области пошатнулась, а возмущенные элиты получили еще один повод для объединения.
Прокурора области попытались втянуть в чужую игру. Он стал невольным нарушителем мира, к которому местную элиту неоднократно призывали на самом верху. И удар по его имиджу был нанесен крайне несвоевременно, в условиях, когда регион стабилизировался и был нацелен на конструктивную работу. Но ведь кому-то было выгодно нарушить мир именно посредством демарша, предпринятого в ведомстве Владимира Степанова. Кому? Самому прокурору области, у которого истекает пятилетний контракт? Вряд ли. Представителям местной элиты? Однозначно нет: они устали воевать и с энтузиазмом восприняли окончание нескончаемых конфликтов. Остается лишь одна версия: идейных вдохновителей этого конфликта нужно искать внутри прокуратуры. Например, среди тех, кто, пользуясь истечением контракта Владимира Степанова, пытается его подставить.
P.S. Мы намеренно в этом тексте не затрагивали роль службы судебных приставов. Ее официальные представители в начале прошлой недели обратились во «Время» с предложением представить свою позицию. Мы были готовы дать им право на ответ, но больше на связь с редакцией они не вышли. В связи с этим «Время» намерено дать свою оценку их действиям. Для начала мы направили два официальных запроса. У Генерального прокурора РФ Владимира Чайки «Время» намерено узнать, действительно ли нынешний руководитель ОССП по Саратову Олег Ткаченко 18 июля 2006 года был уволен с должности ртищевского межрайонного прокурора за совершение порочащего проступка. У министра юстиции РФ Александра Коновалова мы спросили, знает ли он об этом, и как человек с такой биографией мог уже в начале 2007 года возглавить костромскую службу судебных приставов, а в апреле 2010 года перевестись на аналогичный пост в Саратове.

Денис ЛЕБЕДЬ

Источник: газета Время Саратов № 326

http://www.timesaratov.ru/gazeta/publication/29015