КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Открытое письмо



Заместителю прокурора города Саратова Пригарову Андрею Викторовичу от главного редактора областной общественно-политической газеты «Саратовский репортер», заместителя начальника Саратовского областного отделения Комиссии по борьбе с коррупцией, члена Союза журналистов России с 1988 года Михайлова Сергея Юрьевича.

Уважаемый Андрей Викторович! Обстоятельства, обращения к Вам с открытым письмом, с одной стороны, весьма чрезвычайные, а с другой стороны, предельно просты.

Чрезвычайны эти обстоятельства, на мой взгляд, тем, что касаются не столько ваших личных качеств, как обычного гражданина, а именно Вашего стиля работы и соответствия ваших профессиональных и личностных качеств уровню занимаемой Вами должности, на которой волею судеб Вы уже находитесь немало лет.

Просты же эти обстоятельства тем, что хотелось бы от Вас, как от должностного лица, получить простые ответы на простые вопросы, которые Вам мои коллеги не раз задавали и в публикациях, и на пресс-конференциях. Однако, Вы почему-то продолжаете хранить суровое молчание, словно Вам есть что-то такое важное скрывать, чего не должен знать НИКТО. Теперь эти вопросы в несколько иной интерпретации, хотелось бы и мне Вам задать. Ведь Вы не будете спорить с известным утверждением, что молчание – знак согласия? Вы же знаете, что есть вопросы, от которых невозможно уйти. А если на них не дают ответа, то значит, соглашаются с формулировкой заданного вопроса.

Ладно бы Вы были моим соседом по дому, это совсем, как говорится, другая история. Соседу я могу без обиняков задавать любые вопросы, не публикуя их в открытых письмах. Но Вы то совсем другое дело, уважаемый Андрей Викторович! Вы человек, хоть и в форме, но все-таки публичный (а в свете последних событий и подавно стали публичным!), а посему публика должна знать, что делает человек такого ранга как Вы, чем занимается на работе, и насколько эффективна отдача от того, что он делает, да и есть ли она вообще. И потом, мы живем в одном маленьком городе и все про всех знаем, и здесь Вы тоже, любезнейший Андрей Викторович, уверяю Вас, не исключение. Однако, вот как-то так интересно получается, что иногда и на простые вопросы люди почему-то не хотят отвечать.

С другой стороны, некоторое, полагаю, моральное право обратиться к Вам с открытым письмом дает мне хотя бы тот факт, что мне искренне небезразлично то, что происходит сегодня в вашей прокурорской среде. И говорю это не голословно, а с высоты своего журналистского опыта, потому что я видел, что всего каких-то лет десять назад, в прокурорской среде сама атмосфера была совсем иной, как и отношение к работе, да и отношение к прокурорским работникам было иным, чем сейчас. Не буду развивать этот тезис, полагаю, многим понятно, что именно я имею в виду. Могу напомнить Вам хотя бы такой факт – сам я однажды публично и на всю Россию вступился за гонимого местными властями прокурора Саратовской области Анатолия Бондара, при ком, как я понимаю, вы начали делать карьеру. Работая собственным корреспондентом в «Российской газете», я опубликовал статью в его защиту 7 мая 2003 года, которая называлась совсем незатейливо, но страшновато: «Охота на прокурора». Может быть, и вы помните эту статью.

Что происходит сейчас, спустя почти 10 лет? Сегодня все развернулось на 180 градусов. Сегодня такое ощущение, что некоторые прокуроры сами объявили охоту, и сами стали весьма целеустремленными и азартными охотниками. Сложилось впечатление, что к числу таких «охотников» стали принадлежать и Вы, Андрей Викторович. В ходу среди простых граждан теперь такая ключевая фраза: «Как решит прокуратура». Ключевым становится слово «решить», а не «защитить».

Как известно, само слово «прокурор» переводится от латинского «procuro» – забочусь.

А в законе «О прокуратуре» написано, что прокурорская «забота», заключается в современном понимании, в том числе, и в «соблюдении прав и свобод человека и гражданина».

Что делает гражданин, когда нарушаются его права? Он идет к прокурору с заявлением, пытаясь найти защиту в лице прокурора. Помните, как в «Кавказской пленнице» – «Зачем в милицию? Не надо этих жертв! Сразу к прокурору!». Ну вот, а потом оказывается, что «прокурор в шестой палате, где раньше Наполеон был». Я и сам, десятки раз обращался в прокуратуру за помощью и от имени главного редактора и от себя лично. Скажу честно, что толку, за редким исключением – ноль. Почти никогда я не получал другого ответа, кроме отрицательнеого. Полагаю, многие граждане нашего города знакомы с такими ответами, которые они называют «отписками».

Уверен, что многие хотели бы, чтобы форма взаимоотношений гражданина и прокуратуры не носила характер отписок. Но пока, увы, мы живем в атмосфере ничего не значащих бумаг и равнодушия, и это, как мне видится, стало стилем работы прокуратуры. Не скажу за всю прокуратуру, это было бы несправедливо, как несправедливо, скажем всех журналистов причесывать под одну гребенку. Не все прокуроры, как пишут, «крышуют» и берут взятки, и не все журналисты, как говорят о нас, клеветники.

Возможно и Ваше молчание на поставленные моими коллегами вопросы из этого же ряда, из ряда отписок? Да, молчание золото, но мне кажется, не в Вашем случае. Слишком уж серьезны те вопросы, которые Вам задают, и они задаются не из праздного любопытства.

Попробую и я их сформулировать. Первый вопрос касается вроде бы и личной Вашей жизни. Но с другой стороны, помните, после какого скандала был уволен бывший прокурор России Юрий Скуратов? Тоже вроде бы, после одного вечера «личной жизни»…
1.Правда ли пишут и говорят, что в самый разгар мирового финансового кризиса Вы и Ваша семья, выезжали отпраздновать Новый год на Мальдивские острова, да при этом еще, с гувернанткой? Пишут, также, что подобные зарубежные поездки совершаются вами и членами вашей семьи регулярно. Вопрос не праздный, а по делу, и касается, извините, финансовой стороны. Например, стоимость семейной путевки на Мальдивы под Новый год будет стоить не меньше миллиона рублей. Конечно, это было бы здорово, если бы каждый прокурорский работник в нашей стране Вашего уровня смог бы отдыхать, хотя бы раз в год на Мальдивах. Однако, вряд ли такой вид отдыха они могут себе позволить, даже при довольно высокой зарплате прокуроров. Ну, разве что не есть целыми днями, ходить пешком, не одеваться, не мыться, не стричься, и тогда можно накопить на такую путевку, да и то – в один конец. Деньги считать в чужих карманах говорят ой, как неприлично, и что это вообще дурной тон. Но я вот лично считаю наоборот: еще как прилично считать чужие деньги, если речь идет о заместителе прокурора. Поэтому, вопрос мой простой, но не праздный: «Откуда такие немалые деньги и на такие поездки, Андрей Викторович?». Поделитесь опытом с читателями, как при Вашей прокурорской зарплате можно накопить денег на такой отдых, тем более, как пишут мои коллеги, Вы регулярно так отдыхаете? Если уж зашел разговор о деньгах, то мне, например, не совсем понятно, как при Вашей зарплате можно достаточно часто бывать в ресторане «Ереван», где Вас частенько видят и куда говорят, Вы любите ходить, да ещё и с «нужными» людьми. Понятно, что прокурор вашего уровня не должен питаться хот-догами, и есть, что попало в забегаловках быстрого питания. Но и ресторан такого уровня, как «Ереван», не вполне, мягко говоря, доступен по ценам «простым смертным». Но вам вполне хватает средств на посещение таких элитных заведений… И на отдых за границей есть у вас средства, и на питание в дорогом ресторане…Откуда на все это деньги, а, Андрей Викторович? Ведь согласно официальным данным, в 2011 году вы заработали на так уж и много, если сравнивать с Вашими реальными расходами – 1 млн. 562 тыс. 330 рублей?
Правда ли пишут, что «Только благодаря хлопотам мужа супругу Андрея Викторовича назначили в арбитражный суд Саратовской области, куда многие выпускники вузов только мечтают попасть?». Но я, наверное, и сам знаю ответ на этот вопрос. Конечно, Вы не «хлопотали», как изволило выразиться уважаемое саратовское издание «Взгляд». Зачем Вам, да еще и «хлопотать»! Я полагаю, Вам достаточно только о чем-нибудь подумать, так все сразу же сбывается. С назначением супруги так и вышло?
3.Правда ли пишут о Вас: «Как зампрокурора активно содействует развитию малого и среднего предпринимательства. Может оказать помощь в выделении земли, походатайствовать в архитектурном комитете…». Вы молчите, не отвечаете, означает ли это, что молчание – знак согласия? Хотя, конечно, вопрос поставлен в какой-то общей формулировке. Может быть, мы его немного конкретизируем? Ну, например, так. Правда ли, Андрей Викторович, что Вы лоббируете интересы одной фирмы на подключение некоторых объектов к «Водоканалу», к сетям СПГЭС? Хотя, нет, слово «лоббирует» здесь в Вашем случае как-то не подходит. Лоббировать можно проекты, идеи. Вы имеете дело с Законом. Поэтому позволю себе спросить Вас иначе: «Правда ли, что Вы, используя служебное положение заместителя прокурора города Саратова, оказываете «давление» на руководство «Водоканала» и СПГЭС и предупреждаете их о том, что если не будет осуществлено это подключение, то на «Водоканале» и СПГЭС будут проверки? Вы знаете, Андрей Викторович, я лично верю, что такое вполне могло быть. Сужу из опыта своей работы. Лет 15 назад, когда я работал спецкором в областной газете «Саратовские вести», высокопоставленный сотрудник областной прокуратуры дал мне материал проверки одной из фирм со словами: « Это «жареный» материал для статьи!». Статья вышла, а через некоторое время в здании, где располагалась эта фирма, появилась фирма другая. Так скажем, более «крутая» фирма. Вывод? А вывод может сделать всякий в меру своей осведомленности.
4.Правда ли говорят, что некоторые ларьки на проспекте Кирова прикрываются Вашем именем? Некоторые верят этим слухам. Что касается меня, я не думаю, что Вы, уважаемый Андрей Викторович, можете опуститься до какого-то ларька. Не исключаю, что подобная информация может исходить от ваших недоброжелателей. Однако, как дыма без огня не бывает, так и слуха, даже совсем нелепого, хотя бы без малой доли правды, не бывает, правда ведь? Да и самый маленький ларек, скажем торгующий сигаретами, например, под вывеской «Мороженое» на проспекте Кирова, мало чем отличается от того же сетевого магазина. Обороты разные, но принципы одни и те же – хочешь жить без проблем, плати. Так было, как мы помним, в 90-е годы, но тогда платили другим. Сейчас этот процесс стал куда «культурнее». Сегодня даже слова такого нет – «платить». Есть другое слово «решать», а оно дороже золота. Ну, а кто может решать? Ну, не моя же соседка пенсионерка? «Решать» может тот, у кого есть полномочия «запретить». А у кого имеются такие полномочия? Все эти вопросы были бы праздными, если бы не информация, промелькнувшая в прессе, что есть мол, один человек, который имеет некую аудиозапись, из которой можно было бы понять природу взаимоотношений бизнесменов и прокуроров. Странно, но и в этом слухе про некую таинственную аудиозапись, снова фигурирует почему-то Ваша фамилия, Андрей Викторович. Ваша фамилия, а не кого-нибудь другого! Наивно, конечно предполагать, что Вы завтра созовете пресс-конференцию и там объявите, что никакого отношения ни к какой аудиозаписи не имеете. Так-то оно так, но что со всем этим делать? Как с этим жить? Как с этим работать? Не обращать внимания?

Это, конечно, Ваше личное дело, как с этим жить, как с этим работать, и конечно Вам решать, обращать внимание на подобные вопросы или нет. Но хотел бы Вам заметить, что помимо лично Вашего мнения, есть еще мнение людей, которые все-таки хотели бы знать ответы на эти вопросы. Ведь если сегодня некоторые вопросы оставлять без ответа, то завтра могут возникнуть и другие вопросы, куда более серьезные. Так стоит ли доводить до таких крайностей? Полагаем, и прокурор Саратовской области Владимир Николаевич Степанов такого же мнения, несмотря на пресловутую корпоративную солидарность.

Поэтому, ждем от Вас ответов, многоуважаемый Андрей Викторович…

Источник: газета Саратовский репортер № 14 (442) от 19 июля 2012 года

http://www.rsar.ru/14-442/otkritoe-pismo-zamestiteliu-prokurora-goroda-saratova-prigarovu-andreiu-viktorovichu-ot-glavnogo-redaktora-oblastnoy-obschestvenno-politicheskoy-gazeti-saratovskiy-reporter-zamestitelya-nachalnika-saratovskogo-oblastnogo-otdeleniya-k