КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Главный судебный пристав области до сих пор уверен в своей непогрешимости



Начальник УФССП по Саратовской области Олег Ткаченко дал обстоятельное интервью саратовскому интернет-проекту «ТВСар». Почти половину эфирного времени главный судебный пристав оправдывался по поводу своего скандального увольнения из органов прокуратуры, перехода в органы ФССП и переезда в далекую Кострому. Для тех, кто хоть немного знает господина Ткаченко и других людей, упомянутых им, это оправдание выглядело абсолютно неубедительным.

Первое впечатление – господина Ткаченко сильно задели критические публикации в его адрес. Настолько сильно, что он пустился в эмоциональные и бессвязные обвинения. «Неуважаемые СМИ», «недобросовестные журналисты» и прочее в том же духе. Однако ни конкретных СМИ, ни конкретных авторов судебный пристав почему-то не назвал. Видимо, до него дошли слухи о том, что статью о клевете на днях вернули в Уголовный Кодекс. А скоро, говорят, туда же вернется и статья об оскорблениях. Так что господин Ткаченко, похоже, решил перестраховаться. Откроем эту невеликую тайну за него: наиболее активно ситуацию с кадровыми метаниями, исканиями и терзаниями освещал ежененельник «Время. События. Мнения. Тенденции». Скорее всего, именно его автору господин Ткаченко и оппонировал.

Послушать его было любопытно и познавательно. Во-первых, главный судебный пристав фактически признал, что из прокуратуры он ушел совсем не по-доброму. Он подтвердил, что в бытность ртищевским межрайонным прокурором схлопотал выговор от прокурора Саратовской области Евгения Григорьева, что этот выговор ему был вынесен за совершение порочащего проступка, а точнее – увода жилого дома из муниципальной собственности и его приватизации на своего родственника. Правда, причину своего увольнения господин Ткаченко излагает в неизвестной до того редакции.

По версии Ткаченко, дом он получил законно, просто «недоброжелатели» начали писать во все инстанции. И ныне покойный Евгений Григорьев, по версии живого-здорового Олега Ткаченко, тогда «принял самое простое решение». Более того, господин Ткаченко до сих пор считает, что тот выговор ему объявили незаконно, на что он сильно обиделся и уволился по собственному желанию. А Евгений Федорович, оказывается, еще и поспособствовал переводу господина Ткаченко в службу судебных приставов далекой Костромы.

Оставим за скобками вопрос, насколько этично дискутировать с бывшим начальником, который к тому же трагически погиб более пяти лет назад. У нас много других поводов сомневаться в искренности и откровенности господина Ткаченко. Например: почему он был уволен из прокуратуры не сразу после того, как «обиделся», а спустя лишь месяц с лишним? Или он обиделся не сразу? Почему не оспаривал выговор в суде? Почему с момента его увольнения до трудоустройства в Костроме прошло почти полгода? Неужели такой ценный кадр больше никому не был нужен? Наконец, с какого перепуга Евгений Григорьев хлопотал о новой работе для собственного подчиненного, да еще и совершившего порочащий поступок? Почему в далекой Костроме и в другом ведомстве? Поразмыслив над этими вопросами, начинаешь понимать: господин Ткаченко в своем интервью был очень далек от откровенности. Не потому ли он ссылался на тех людей, которые уже не смогут опровергнуть его слова?

И еще к вопросу об откровенности господина Ткаченко. В номере «Времени» от 2 июля автор рассказывал о весьма любопытном письме, которое было направлено из службы судебных приставов в администрацию Саратова за несколько дней до того, как в мэрию пришли автоматчики. Об этом письме, в котором господин Ткаченко просил администрацию посодействовать в создании служебного жилфонда для приставов, он в своем интервью тоже никак не упомянул. А жаль, потому что многим зрителям наверняка интересно, как связаны между собой претензии к главе администрации по поводу жилья, выделенного бюджетникам, и «квартирный вопрос», обострившийся у судебных приставов.

Но и это еще не все. Оказывается, в действиях господина Ткаченко и его подчиненных не было никакого пиара. Он с гордостью заявил, что эту ситуацию инициировали органы прокуратуры Саратовской области. Что же, это лишний раз подтверждает некоторые предположения коллег из «Времени» о том, что именно сейчас кому-то был нужен сильный информационный выхлоп, который затронет руководство прокуратуры области. Грязную работу и вал справедливой критики при этом пришлось сделать господину Ткаченко. Видимо, поделом: более умные люди сумели жилье и получить, и приватизировать, и в органах прокуратуры удержаться. А господину Ткаченко пришлось не просто сменить подведомственность, а в далекую Кострому за новыми погонами съездить. Только как бы и эти погоны не потерять.

P.S. По данным ИА «СарИнформ», коллеги из «Времени» отправили запросы информации в адрес Генерального прокурора РФ Юрия Чайки и министра юстиции РФ Александра Коновалова. В запросах коллеги просят уточнить, действительно ли господин Ткаченко был уволен из органов прокуратуры за совершение порочащего проступка, и как человек с такой биографией мог возглавить сначала костромскую, а затем и саратовскую службу судебных приставов. Возможно, ответы на эти вопросы прольют новый свет на карьеру господина Ткаченко.

Сергей Зауральский
Источник: ИА Саринформ
http://www.sarinform.ru/articles/2012/07/18/84651