КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Встреча с губернатором Саратовской области Валерием Радаевым



Владимир Путин встретился с губернатором Саратовской области Валерием Радаевым и жителями региона – представителями предпринимательского сообщества и сферы образования.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день!

(Обращаясь к В.Радаеву.) Валерий Васильевич, как у вас погода там сейчас, как на полях – не горит ничего?

В.РАДАЕВ: Почти такая же погода, 30 градусов на сегодняшний день. Аномалия нас тоже постигла: где-то 160 тысяч гектаров примерно пострадало.

Приступили к уборочной, от 5 до 20 центнеров урожайность. Первый миллион набрали, Владимир Владимирович, информирую Вас.

В целом ситуация управляемая, есть динамика по полугодию. Это неплохо.

В.ПУТИН: Хорошо, слава Богу.

Добрый день ещё раз, уважаемые друзья! Мне очень приятно вас видеть. Мы договорились с Валерием Васильевичем, что он такую расширенную команду приведёт, причём не просто из различных правительственных областных учреждений, а именно состоящую из людей, которые занимаются конкретной работой на конкретных предприятиях, в конкретных учреждениях.

Мне бы очень хотелось, чтобы вы поделились своими впечатлениями о том, как складывается работа в отраслях применительно к Саратовской области. Как вы себя ощущаете, что называется, на земле в широком смысле этого слова, исполняя конкретные обязанности, решая определённые задачи в бизнесе, в медицине (я так понимаю, что вы из самых различных областей)?

Давайте начнём.

Т.УСОВА: Да, образование. Здравствуйте! Татьяна Владимировна Усова, учитель – обычный учитель, лицей № 2 города Саратова.

Мне кажется, что сейчас всё образование, не только Саратова, живёт проблемами новых стандартов. Наша задача сейчас – научиться работать по-новому. Материально-техническая база позволяет это сделать: она очень изменилась и меняется.

Опытные педагоги у нас сейчас проходят переподготовку: у нас в Саратове два вуза помогают нам в этом. На мой взгляд, проблема – молодые специалисты, потому что они приходят из педвузов – они не готовы работать по-новому, по новым стандартам.

В.ПУТИН: Скажите, пожалуйста, Татьяна Владимировна, а вот эти новые стандарты – они внедряются в каких классах? Уже во всех или каких-то конкретных?
Смотрите также:
Участники встречи с губернатором Саратовской области Валерием Радаевым

Т.УСОВА: Ну, начальная школа у нас уже работает.

В.ПУТИН: До 5-го класса, да?

Т.УСОВА: Нет, в данном случае у нас работают первые–вторые классы, в некоторых экспериментальных школах – третьи классы, и уже у нас на подходе третье звено (мы с Вами знаем, что совсем недавно были подписаны стандарты старшей школы).

Но, на мой взгляд, для того, чтобы были результаты, даже если брать результаты ЕГЭ, уже сейчас нужно работать по-новому, потому что дети уже другие – и время пришло, то есть нужно работать по-другому: не просто лекция, не просто традиционные уроки, а именно деятельность, больше практики.

Получается, что молодой специалист приходит, а нам его переучивать нужно, а это нерационально. Видимо, уже назрела необходимость менять программу вузов, программу педвузов.

Вчера только мы как раз обсуждали; мне кажется, нужно брать пример с медицины: там, как рассказывал Дмитрий Анатольевич [Морозов], практически с первого курса уже они себе подбирают хирургов, идёт постоянная практика, стажировка, а у нас в педвузах пока практика очень маленькая, на мой взгляд. То есть молодой учитель должен работать в школе больше, больше проходить практик, чтобы не только уроки смотреть и давать, а ту же документацию, детское портфолио делать.

То есть сейчас очень много нового в школе. И они, молодые специалисты, иногда приходят просто к нам – не знают, с чего начать, что делать.

В.ПУТИН: А сами стандарты как Вы их оцениваете – те, которые Вы начали уже внедрять в практической работе?

Т. УСОВА: Я уже участвую в конкурсе, т.е. уже настолько их ощутила в своей работе, что стараюсь на всех своих уроках использовать системно-деятельностный подход в деятельности с детьми: больше практики, больше работы с документами, потому что я историк, – обществознание, право.

И всё время ищу ещё что-то новое, новые технологии, потому что здесь действительно нельзя останавливаться.

В.ПУТИН: Я ещё раз повторю свой вопрос: те стандарты, которые внедряются, Вы их положительно оцениваете, считаете, что это то, что нужно для сегодняшнего дня и для сегодняшних детей?

Т.УСОВА: В принципе да, потому что в них больше именно практической деятельности. Как раз это и нужно сейчас молодёжи, потому что это всё жизненно. Дети должны всё это пробовать, они должны всему этому учиться, уже находясь в школе, сидя за партой.

В.ПУТИН: То есть проблема, на Ваш взгляд, заключается в том, чтобы, исходя из этих требований сегодняшнего дня, внести некоторые коррективы в подготовку специалистов уже в самих вузах?

Т.УСОВА: Да, и в вузах, и нам нужно меняться, учителям, потому что это зависит, конечно, ещё и от каждого учителя, психологически нужно иногда перестроиться, но прежде всего вузы. Потому что молодёжь сейчас идёт в школу, приходят в школу молодые специалисты.

Я участвовала в этом году в качестве члена жюри в региональном конкурсе молодых специалистов. Очень интересные ребята. С большим удовольствием я побывала у них на уроках, но вот не все, даже те, кто вышел на конкурс, были готовы показать что-то новое, соответствующее новым веяниям в школе.

В.ПУТИН: Спасибо. А вот эта программа дооборудования школ, повышения заработной платы учителям – как она у вас [действует] в Саратове?

Т.УСОВА: Действует, да. Действует прекрасно. У нас, например, наш лицей: у нас компьютеры, интерактивные доски, спортивный инвентарь. Начальная школа как раз в соответствии с новыми ФГОСами получила тоже огромное количество различного оборудования, техники, медицинские кабинеты, и зарплата у нас уже соответствует средней по экономике, то есть у нас 17,3 [тысячи рублей].

В.ПУТИН: Это то, что по экономике?

Т.УСОВА: Да, это как раз соответствует.

В.РАДАЕВ: Мы по году планируем – до 18 тысяч.

В.ПУТИН: Ну, и в среднем по экономике вырастет.

В.РАДАЕВ: Да.

В.ПУТИН: Ладно, хорошо, спасибо большое.

Д.МОРОЗОВ: Я детский хирург, возглавляю кафедру детской хирургии медицинского университета, профессор.

Действительно очень много вопросов в медицине, я ежедневно оперирую и занимаюсь наукой, подготовкой студентов. Но, как ни странно, может быть, для меня как университетского доктора, я бы хотел обратить Ваше внимание в первую очередь на ситуацию в сельском здравоохранении, муниципальном. Дело в том, что когда мы занимались выборами в том числе я проехал все больницы района и понял, что это очень серьёзная проблема – проблема подготовки молодого специалиста, его направление туда: нет узких специалистов. И, Вы знаете, у меня сложилось убеждение внутреннее, что муниципальное и сельское здравоохранение в особенности – они требуют беспрецедентных мер поддержки, может быть – даже сродни поддержке военнослужащих. Мне кажется, должны быть в разы увеличены зарплаты по сравнению с городом; это должен быть серьёзный соцпакет, чтобы человек, который уезжал в сельское здравоохранение, понимал, что существует социальный лифт некий, что он имеет преференции, например, при поступлении в аспирантуру, преференции в дальнейшем своём карьерном росте, может быть – дополнительное образование, в том числе за рубежом. Чтобы это не была некая ссылка, что ли, для молодого доктора.

Конечно, на территории Саратовской области, усилиями Валерия Васильевича в том числе, запущены проекты и «Сельский доктор», и «Миллион сельскому врачу», есть подвижки, есть первый десяток – полтора десятка докторов, которые получили эту поддержку. Но мне кажется, что это системная сейчас проблема, и она требует системной серьёзной поддержки.

В.ПУТИН: У нас в рамках Программы модернизации здравоохранения, Вы знаете, мы договорились, 25 процентов всех выделяемых средств на эти цели по регионам должны направляться как раз на сельскую медицину. У Вас какое распределение?

Д.МОРОЗОВ: Примерно такое.

В.ПУТИН: Так и есть?

Д.МОРОЗОВ: Да, примерно так, поэтому мы большую часть как раз на муниципальные районы направляем по Программе модернизации.

В.ПУТИН: Я думаю, что Дмитрий Анатольевич прав: может быть, этого и недостаточно, недостаточно только привести в порядок эти здания, сооружения, и даже недостаточно добавить туда какого-то элементарного оборудования, там может быть только самое простое оборудование. Нужно, чтобы там, во-первых, социалка улучшилась, жильё предоставлялось, чтобы в нормальных условиях люди могли жить. И, что ещё важнее, здесь Дмитрий Анатольевич прав абсолютно, надо создать нам систему стимулов не только работы и проживания, но и последующего роста. Об этом надо подумать – так, как в армии когда-то было и что мы сейчас хотим вернуть. Парень отслужил в армии, он может уже относительно легко поступить в высшее учебное заведение на бесплатное обучение. Здесь нужно что-то придумать такое для молодых специалистов, которые выбрали для себя такой непростой путь работы на селе.

Вы уже назвали некоторые вещи: поступление в аспирантуру, ещё что-то – подумайте, может быть, подскажете.

Д.МОРОЗОВ: Конечно, обязательно. Я много думаю над этим.

В.ПУТИН: Через губернатора передайте, тем более что у вас не просто медицинское учреждение – у вас учебное заведение.

Д.МОРОЗОВ: Да, у нас один из настоящих медицинских вузов страны, вот этот последний десятый – Николаевский – императорский университет, 1909 год основания.

В.ПУТИН: А Вы когда профессором стали, сколько Вам лет?

Д.МОРОЗОВ: Мне 41, я докторскую защитил в 28; я детский хирург, с первого курса – в клинике, поэтому так и получилось, много работал.

Я бы очень хотел сказать по поддержке научных и университетских школ. Очень важна система грантов; мне кажется, при существующей грантовой поддержке, в том числе гранта Президента России… Я шесть лет проводил исследования, трижды я победил как молодой учёный на грант Президента России. Мы провели исследования, которые сразу же заметили за рубежом. Мы доложили их на европейских конгрессах, на мировых, защитились ребята, кандидатские, докторские, все честные, настоящие финансированные исследования вот этого проекта.

Во-первых, мне приятно Вам сказать спасибо за этот проект, он действительно настоящий, правдашний такой. Во-вторых, эта грантовая поддержка, на мой взгляд, должна быть при строгом контроле, безусловно, но она должна расширяться. Это даст возможность университетской науке двигаться вперёд. А всё-таки университетская наука, в отличие, может быть, даже от академической, она двигает вперёд все страны мира.

В.ПУТИН: Но у нас изначально по-другому немножко строилась эта работа, Вы знаете.

Д.МОРОЗОВ: Да, конечно.

В.ПУТИН: В высших учебных заведениях наука практически не развивалась.

Д.МОРОЗОВ: Да.

В.ПУТИН: Были только учреждения с учебным процессом, с передачей знаний, приобретением знаний. А наука – это там, постольку-поскольку. А всё-таки это исследование, которое Вам так дорого и которое…

Д.МОРОЗОВ: Три исследования.

В.ПУТИН: Да. Они чему посвящены?

Первое исследование, первый грант – я его придумал ещё студентом и всё никак не мог его провести, потому что это дорого. Есть заболевания определённые репродуктивной сферы мальчиков, которые потом приводят к бесплодию. И там есть такой сложный момент: при одностороннем и двустороннем поражении. Я никак не мог понять, почему при одностороннем поражении он бесплодный. Это была огромная работа. Целый год мы искали мужчин, которых оперировали в детстве. Потом с ними поработали, бесплатно их обследовали, каждого на сумму около 10 тысяч рублей. И по исследованию результаты просто ошеломляющие. Я просто говорил коллегам: «Ребята, ну повторите, потому что я сам себе не верю даже, что так получилось». Совершенно меняется концепция.

Потом второе исследование мы провели по пиелонефриту. Поскольку финансируется, очень приятно работать. Сразу мы взяли и говорим: «Давайте возьмём самые лучшие маркёры, которые в России ещё никто не делал, и исследуем эту ситуацию». Мы первые это сделали. Маркёры почечного повреждения – ультратонкие. В России не было такого исследования. Сделали.

Вдруг выиграли третий грант, который мы дали, по сморщиванию почек после, казалось бы, лёгких заболеваний у детей. Тоже получили. Исследование – первое в стране. Вот это наука. Это не надо высасывать из пальца – это настоящая максимальная задача, её решение и удовольствие.

В.ПУТИН: Спасибо. Очень красочно излагаете.

Д.МОРОЗОВ: Потому что от души.

В.ПУТИН: Да, это сразу чувствуется.

Грантовая поддержка, конечно, будет продолжена. Мы будем продолжать её практически по всем направлениям, которые есть сегодня, и будем искать возможности расширения.

Д.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, простите, можно я сейчас скажу относительно высокоспециализированных центров два предложения?

В.ПУТИН: Да.

Д.МОРОЗОВ: Детская хирургия и, в частности, хирургия новорождённых, в Ваших выступлениях это прозвучало, она является такой областью, как и кардиохирургия, как и протезирование, которая требует создания высокоспециализированных центров. Я не буду просто занимать внимание, но если это можно изложить, скажем, Министру… Здесь стройная система, сейчас она требует реформирования, что позволит государству очень много сэкономить.

В.ПУТИН: Реформирования требует что?

Д.МОРОЗОВ: Хирургия новорождённых. Требуются специализированные центры – как были созданы кардиохирургические.

Это для государства будет на самом деле очень важно. Если бы это возможно было доложить в более спокойном варианте, я не знаю, Веронике Игоревне или кому-то, я был бы благодарен.

В.ПУТИН: У нас, откровенно говоря, пока не планировалось введение новых центров. Мы должны закончить ещё старую программу.

Д.МОРОЗОВ: А там надо реструктуризировать, это не потребует финансирования.

В.ПУТИН: Как не потребует?

Д.МОРОЗОВ: А потому что это изменение просто сути специальности: создание групп на базе существующих клиник.

В.ПУТИН: Я думаю, что это не так просто, как хотелось бы думать. Потому что, когда складываются определённые коллективы, и руководител, исходя из профиля учреждения, из профиля этого высокотехнологичного медицинского центра изначально подбирает кадры, всех расставляет, оборудование соответствующее закупается. Ведь для того чтобы проводить операции у новорождённых детей нужно специальное оборудование.

Д.МОРОЗОВ: Есть готовые коллективы.

В.ПУТИН: Тогда их нужно высаживать на отдельную площадку.

Д.МОРОЗОВ: Мне бы хотелось это донести, потому что, мне кажется, это очень важно.

В.ПУТИН: Я помечу, переговорю с новым Министром, с Дмитрием Анатольевичем [Медведевым] поговорим, посмотрим. Мы, ещё раз хочу сказать, пока, к сожалению, не планировали новых центров, имея в виду, что нам нужно закончить программу тех, которые у нас есть в плане. Но я услышал, помечу, обязательно вернёмся к этому.

Д.МОРОЗОВ: Благодарю Вас.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

С.ЛУКЬЯНОВ: Директор областной школы олимпийского резерва по гребле на байдарках. В настоящее время вместе с воспитанницей нашей школы готовлюсь к выезду на Олимпийские игры. Она встречалась с Вами в составе сборной команды.

В.ПУТИН: Когда провожал я их?

С.ЛУКЬЯНОВ: Да. Пришли очень вдохновлённые, понравилось всё. Какие у нас, в нашей области школы? Имеем возможность сравнить и работу в сборной команде, и непосредственно с детьми, с набором. Что видно? Сборные команды на сегодняшний день очень хорошо обеспечены. В этом плане мы шагнули далеко вперёд: самые лучшие условия, самое современное оборудование – всё есть у ребят. К сожалению, всё-таки дисбаланс немножко ещё есть в плане подготовки спортивного резерва, потому что в советские годы запустили тоже немного обеспечение инвентарём. Этот разрыв в настоящее время ликвидируется, и мы на себе почувствовали. Так как школа стала участником двух грантов Фонда поддержки олимпийцев России, мы смогли качественно обновить инвентарь. К сожалению, наверное, этого всё равно недостаточно, но есть большой энтузиазм тренеров, потому что эта работа началась вестись.

Кроме того, сейчас появилась возможность у нас работать с Министерством спорта. Софинансирование базовых олимпийских видов спорта, поддержка, тоже мы уже второй год её получаем, здесь тоже реальная помощь, потому что даже процесс распределения инвентаря среди тренеров, спортсменов – это всегда болезненно, потому что его реально не хватает. Но люди хотят работать, хотят тренироваться, и тут нужна эта помощь. Всё было здорово, все были довольны, и результат тоже от этого растёт.

И в связи с этим я бы хотел тоже задать вопрос: планируется ли государственная программа по поддержке спортивного резерва? Потому что хотелось бы, чтобы это коснулось, конечно, большего количества школ спортивных, не только нашей ведущей школы области, но и тех, кто постоянно дышит нам в спину, но чуть-чуть не хватает, чтобы нас обогнать.

В.ПУТИН: Сергей Васильевич, Вы считаете, что нам нужно создать отдельные направления по подготовке олимпийского резерва?

С.ЛУКЬЯНОВ: Да, эту систему нужно упорядочить, она, в общем-то, была и работала в советское время очень хорошо. Сейчас её восстанавливают, Минспорта активно этим занимается, но хотелось бы, чтобы это вылилось в государственную программу, которая была бы с финансированием, как государственное задание.

В.ПУТИН: Вы давно работаете тренером?

С.ЛУКЬЯНОВ: Я восемь лет уже школу возглавляю, но тренерскую работу не бросил, совмещаю, потому что у меня спортсменка, я её обещал подготовить. Я 15 лет с ней работаю, поэтому надеюсь, что не зря.

В.ПУТИН: Будем за неё болеть. Как её зовут?

С.ЛУКЬЯНОВ: Наталья Лобова.

В.ПУТИН: Пожелаем ей успеха. Что касается подготовки олимпийского резерва, то Вы нетслучайно, видимо, обратили на это внимание, потому что проблема есть. Она в чём заключается – собственно, не то чтобы проблема, но если мы хотим, чтобы вот эта система заработала активнее, то там, конечно, какие-то элементы надо поменять, и Вы не случайно сослались на ещё советский опыт.

С.ЛУКЬЯНОВ: Да, но у нас сложности где? Мы можем обеспечить тренировки, процесс – родители немножко ленятся. Вот как их мотивировать?

В.ПУТИН: Родители здесь ни при чём. Родители, так же как и тренер, желают успеха своим детям.

С.ЛУКЬЯНОВ: Некоторых устраивает, что он сидит возле компьютера – и вроде дома.

В.ПУТИН: Да, но, если мы говорим о подготовке олимпийского резерва, это всё-таки немножко другая вещь, чем просто массовый спорт. Поэтому Вы не случайно сослались на советский опыт, там система немножко была по-другому выстроена. В соответствии с действующим законодательством все эти детско-юношеские спортивные школы – и та, которую Вы возглавляете, – входят в систему образования, функционируют в рамках закона «Об образовании».

С.ЛУКЬЯНОВ: Это правда.

В.ПУТИН: А что такое – в рамках закона «Об образовании»? Это значит, что эта школа, так же как и другие школы системы образования, они нацелены на что?

С.ЛУКЬЯНОВ: Да, здесь у нас «вилка».

В.ПУТИН: На полноценное развитие личности ребёнка, вот нам коллега подсказывает.

Что касается школ олимпийского резерва, если мы хотим, чтобы у нас была яркая национальная сборная – они и сейчас у нас красавцы и красавицы, и мы ожидаем от них хороших успехов, но если мы хотим, чтобы они были первыми в мире, обгоняли бы и Штаты, и Китай, как это было в прежние времена, то, конечно, нужна специализация. А это значит, что нам нужно будет вносить изменения в действующее законодательство и передавать эту систему от Министерства образования в Министерство спорта. Соответственно, конечно, нужно будет выстраивать там программу подготовки так, чтобы ребята и девчонки могли там получать хорошее, качественное общее образование, но так, чтобы вся эта система была всё-таки выстроена, настроена на максимальный спортивный результат.

С.ЛУКЬЯНОВ: Да, это наша основная задача.

В.ПУТИН: Это хорошее предложение. Я Вам обещаю, я обязательно сформулирую это в качестве поручения Министерству спорта, переговорим с руководством Правительства. Не будем откладывать в долгий ящик, попробуем это реализовать в самое ближайшее время.

Пожалуйста.

В.АИСТОВ: Я представляю коллективное хозяйство, где 600 пайщиков, 200 человек работают. Мы занимаемся двумя отраслями: это растениеводство и животноводство. В растениеводстве у нас более 30 тысяч [га] сельхозугодий, пашни – чуть больше 20 тысяч.

Я бы хотел сказать, Владимир Владимирович, что сегодня на земле работать очень интересно, особенно когда есть программы федеральные и региональные, особенно в поддержку агропромышленного комплекса. Когда в 2008 году была принята антикризисная программа, нам это позволило практически поменять всё старое на новое. Мы повысили производительность и поменяли технологии, стали работать намного эффективнее. Нас пугали ВТО, но хочу сказать, что людям, которые об этом думали и готовились, сегодня это не страшно уже. Давно конкурируем, знаем, что продукция должна быть у нас всегда качественная, конкурентоспособная, и мы это сегодня выдерживаем. Люди научились не просто зарабатывать деньги, а решать в коллективе социальные вопросы: школы, детские сады, малоимущие – это всё на деревне закрывается сильными коллективными хозяйствами.

Но есть тоже кое-какие вопросы, хотелось бы их озвучить. Сегодня земля востребована всеми, и в том числе даже в нашей засушливой зоне, мы за неё переживаем и порой боремся: наверно, не только в Саратовской области, и в других регионах более 20 процентов земли просто не оформлено.

В.ПУТИН: Не оформлено?

В.АИСТОВ: Не оформлено, да. И её оформить очень трудно или невозможно. Даже по Саратовской области миллион гектаров набегает. У нас тоже в районах есть такие серьёзные цифры.

Всё очень долго: умершие, выбывшие, – это суды-пересуды, время уходит, но ничего не решается. Но земля востребована. Сегодня муниципальные поселения наделены очень серьёзными полномочиями, но им, как всегда, не хватает финансирования. У нас сегодня даже налог земельный – новые власти области отказались, эти 30 процентов отдали поселениям, чтобы они могли развиваться.

Мы бы хотели тоже – и не только я, а многие сельхозтоваропроизводители – Вам озвучить, что, если бы эту землю отдали бы в муниципальные поселения, эти главы вместе с депутатами принимали решение, кто на ней может эффективно себя проявлять, и дальше вертикаль до областных депутатов, то, конечно бы, они дополнительно получали бы налог. И тогда уже они могли бы участвовать в федеральных и областных программах софинансирования и могли бы закрывать свои проблемы, которые есть на селе. То есть тут мы не просим и не говорим, что нам что-то нужно, – нам просто нужно это ускорить. И земля бы эта обрабатывалась, не было бы пустырей, потому что порой там выясняют отношения.

В.ПУТИН: Вячеслав Николаевич, а о какой земле идёт речь, кто собственник этой земли?

В.АИСТОВ: Это умершие, выбывшие, пропавшие.

РЕПЛИКА: Пайщики.

В.ПУТИН: Речь идёт о земельных паях?

В.АИСТОВ: Да.

В.ПУТИН: Но мы с Вами понимаем, это вопрос непростой, потому что он связан с интересами конкретных людей, конкретных граждан, и так пренебрежительно относиться к правам граждан мы не можем. Но, безусловно, Вы правы в том, что очень много неиспользуемой земли. И в своё время эти законы, которые наделили людей паями, – они были прописаны весьма слабо, часто люди даже не знают: у них пай есть, но где он конкретно, люди не понимают и не знают. А потом вообще собственник исчезает как таковой, и здесь, конечно, требуется дополнительное регулирование. Там есть предложения определённые, они будут приняты.

Но кроме вот этих паёв, о которых, конечно, мы должны думать и принимать соответствующие решения, особенно если эта земля не используется – и не используется, к сожалению, слишком долго, предложение как раз заключается в том, что если земля вообще никак не используется, собственник не появляется, то она может быть изъята в собственность государства. Такие идеи есть, они оформляются в виде законодательных предложений, но мы ускорим этот процесс. Вы абсолютно правы, потому что в сегодняшних условиях, когда пашня расширяется, когда есть желание, финансирование, и есть потенциальные собственники либо арендаторы, и они не могут получить эту землю, это, конечно, очень плохо, согласен. Подумаем над этим.

Продолжение следует.

Источник:  http://президент.рф/новости/16048