КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Гайки для протестов, «РИМское» право и кредит в довесок



Автор: Антон Морван
Рубрика: Теневой кабинет

9 июня вступил в силу закон, повышающий ответственность за нарушения в ходе массовых мероприятий. Максимальные штрафы составят: для физических лиц — 300 тысяч рублей (в качестве альтернативы предусмотрены обязательные работы на срок до 200 часов), для должностных лиц — 600 тысяч рублей, для юридических лиц — 1 млн рублей. Эти санкции будут устанавливаться, если в ходе массовых акций причинен вред здоровью человека или имуществу.

Ольга Баталина, депутат Госдумы, замсекретаря президиума генсовета «ЕР»

Массовые акции, прошедшие в Москве и регионах 12 июня, развеяли мифы, что поправки в Административный кодекс, в закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» посягают на свободу выражения гражданской и политической активности людей.

Свобода в проявлении своей позиции осталась прежней, но сами акции стали проходить в цивилизованном русле. Исследования ВЦИОМ показали: большинство опрошенных россиян поддерживают введенные меры ответственности при проведении публичных мероприятий и считают, что протестные выступления должны проходить в рамках закона. Принятые поправки призывают организаторов массовых публичных мероприятий к дисциплине и не несут никакой угрозы законопослушным гражданам. Система стала прозрачной и, главное, создала безопасные условия участникам мероприятий. Все это мы наблюдали при подготовке и проведении митинга на проспекте Сахарова.

Выполнение требований закона должно стать безусловной нормой и не зависеть от серьезности мер ответственности. Пока такого уровня правовой культуры мы не достигли. Далеко за примером ходить не надо. Не так давно, обсуждая процесс согласования маршрута шествия 12 июня, один из его организаторов в социальных сетях всерьез призывал своих сторонников проводить шествие внутри Садового кольца вне зависимости от того, будет такой маршрут согласован или нет. Или чего стоят призывы к несанкционированному мероприятию около Следственного комитета?

Это еще раз убеждает, что многое, да практически все, в проведении мероприятия зависит от его организаторов. От их законопослушности и нацеленности на то, чтобы закон соблюдался всеми участниками акции.

Новые требования заставили их быть более организованными и ответственными. И в этом, наверное, ключевое значение принятых поправок.

Александр Макаев, активист Саратовского отделения Республиканской партии народной свободы

Считаю новый закон о митингах очень жёстким. Аналогов в европейском законодательстве ему просто не знаю. Это типичный совковый закон запретительного характера. «Благодаря» этому закону, у полиции, у власти в целом все карты теперь в руках для того, чтобы подавить протестную активность (по крайней мере, так думают сами власть предержащие) при помощи больших штрафов. Население у нас, как всем известно, небогатое, поэтому 300 тысяч рублей в качестве штрафа — это весьма существенная сумма для среднестатистического россиянина, даже для москвича, с учётом того, что у многих активистов оппозиции есть семьи, дети etc.

По большому счёту, если смотреть правде в глаза, закон этот не выгоден ни власти, ни оппозиции. Однако высшее руководство страны почему-то считает по-другому. Как мы знаем из опыта мировой истории, чем больше реакция, тем сильнее силы протеста или силы революции — в зависимости от ситуации в стране. Считаю, что данный закон только лишь подогреет протестные настроения всевозможными способами. У кого будет возможность, тот будет выходить на уличные акции протеста. Кто считает себя начинающими оппозиционерами и молодыми политиками, займутся деятельностью по методу Навального, то есть часть людей, которые не смогут платить эти огромные запретительные штрафы, откроют такие проекты, как «РосПил», «РосЯма», «РосМусор» и т.д.

В Саратове продолжается скандал, связанный с давлением полиции на руководителей, акционеров и компаньонов ГК «РИМ», аффилированной с опальным политиком и бизнесменом Леонидом Фейтлихером.

Леонид Фейтлихер (из обращения к главе МВД РФ с просьбой допросить его на территории Израиля)

В конце 2008 года в Саратовскую область пришел новый начальник милиции (теперь уже полиции), генерал Аренин, печально известный своими многочисленными «художествами» в бытность министром МВД Северной Осетии. Не хочу их конкретизировать, т.к. знаю, что этой информацией обладают и в МВД, и в Следственном комитете РФ, и в ФСБ. С приходом Аренина на территории Саратовской области фактически создана машина для фабрикации уголовных дел, фальсификации доказательств, расправ с неугодными, вымогательств и пыток.

Последние полтора года я борюсь за свое честное имя с этой машиной беззакония. Я не получил ни одной повестки, не прохожу ни по одному делу ни в каком качестве. Вначале ко мне неоднократно поступали предложения заплатить невероятные деньги, чтобы от меня отстали. Я ответил отказом. Тогда занялись уничтожением моей компании и близких мне людей. Сфабрикованы уголовные дела по событиям 12-летней давности, которые носят гражданско-правовой характер.

Я никогда не был судим, никогда не привлекался к какому-либо виду ответственности. В период с 2006 по 2011 годы я был депутатом Саратовской городской думы. Издаю газету «Газета Наша Версия», журналисты которой провели десятки расследований. На страницах нашей газеты приведены факты хищений и злоупотреблений чиновниками на сумму более миллиарда рублей. Но ни один из этих фактов не был предметом объективной полицейской проверки […].

Все это время подчиненные Аренина, в первую очередь, полковник Полтанов, склоняют различных людей к тому, чтобы они оговорили меня. Пока безуспешно. Недавний допрос директора одной из компаний — Марины Шуляк, проведенный лично полковником Полтановым, чуть не привел к ее смерти.

Помимо захвата активов группы компаний «РИМ», я опасаюсь сегодня, в этих обстоятельствах, и физической расправы.

Александр Ландо, председатель Общественной палаты Саратовской области

У полиции десятки дел, наверное, даже сотни в производстве находятся. В чём тут особенность группы компаний «РИМ»? Там что, политические деятели? Компания как компания, работает и работает…

А все доводы, что это политическое давление, так это сейчас любой скажет, что политическое давление. Какое политическое давление? Они что, политики? Они что, государственные деятели? Кто у них государственный и политический деятель, на которого могут оказывать какое-либо политическое давление? Я думаю, что этого нет. Этот вопрос специально раздувается самими же этими людьми, чтобы, так сказать, как-то защититься и оправдаться. Не думаю, что тут может быть что-то другое.

Александр Пантелеев, политолог

В одном из своих интервью новый министр внутренних дел РФ употребил термин «нургалиевщина». Это свидетельствует о многом, например, о том, что далеко не все в этом ведомстве довольны декларированными преобразованиями. Все чаще говорится о крахе реформы МВД, о новой реформе и т.д. Вопрос в том, что реформировать, если сам субстрат имеет определенные и неизменяемые никакими административными реформами качества. Характерный пример — министр внутренних дел Татарстана после известного скандала с бутылкой из-под шампанского был уволен и повысил служебное положение до уровня зампреда правительства. Карательная система остается той же самой, что и тридцать, и сорок лет назад. Политические проблемы решаются карательными методами. Л.Н. Фейтлихер, разумеется, не ангел, однако, если подходить ко всем тем, кто «сделал деньги» в 90-е годы, с одинаковой меркой, по закону, то таких «неангелов» в России довольно много…

Пока неясно, в чем обвиняют Фейтлихера, какие законы он нарушил. По-видимому, с доказательной базой, судя по данным газеты «Наша Версия», у следствия дело обстоит плачевно, если они так взялись за «фигурантов». Не исключая банальных экономических причин происходящего вокруг «РИМа», нужно отметить, что просматривается политический подтекст: слишком неудобна для власти «Наша Версия», политически неудобен и, к тому же, пока что недоступен и Фейтлихер. Поэтому у тех, кому так насолил главный фигурант, остается одно средство — давить на его окружение. Неясно, что мешает создать доказательную базу, или, если эта задача неразрешима, прекратить «военные» действия. Перспектива более или менее ясна — давление будет продолжаться до отмены команды. К сожалению, подобные действия (если они были) не помогают повышать профессиональный уровень правоохранителей, консервируют «бутылочный» вариант следствия. Достаточно вспомнить скандал вокруг зама гл. редактора «Новой газеты».

Чем кончится вся эта история? Либо командой «Прекратить!», либо, что более вероятно, — «Работать лучше надо!», а слабое звено всегда найдется, «дорогу осилит идущий», пусть в правовой тупик, но идущий.

Регион начал процесс реструктуризации государственного долга. 15 июня депутаты облдумы направили 1 млрд рублей, полученный областью в виде бюджетного кредита, на погашение банковских займов. Остальная часть средств (0,5 млрд) была направлена на строительство и реконструкцию детских садов в муниципальных образованиях региона.

Марина Алёшина, спикер облдумы

Благодаря усилиям губернатора области Валерия Радаева и депутатов-единороссов Государственной думы РФ, избранных от Саратовской области, наш регион смог получить из федерального бюджета кредит в размере 1,5 млрд рублей. Из них 1 млрд пойдёт на реструктуризацию госдолга области. Это позволит заменить миллиард рублей дорогих в обслуживании банковских кредитов на значительно более дешевый бюджетный кредит.

Ещё 500 млн кредитных средств направлены на строительство и реконструкцию дошкольных образовательных учреждений. Сегодня депутаты распределили эти средства по муниципалитетам. По предложению министерства образования области, деньги будут направлены только в те районы, где уже подготовлены конкретные проекты. Полученные средства позволят создать дополнительно порядка 2,5 тысяч мест в детских садах.

Елена Микиртичева, заместитель главного редактора «Газеты недели в Саратове»

На самом деле, подготовка к получению этого бюджетного кредита проводилась еще правительством Ипатова, когда была разработана программа погашения госдолга до 2015 года. И вся необходимая документация в Минфине РФ согласовывалась еще при Ипатове.

Очень вероятно, что получить бюджетный кредит помог Вячеслав Володин. Дабы водрузить лозунг «мы погасим кредит» на флаг нынешнего правительства. Полученный кредит обещают тратить целевым образом на погашение текущих платежей (проценты по кредиту и часть тела кредита) по полученным коммерческим кредитам. По крайней мере, год эти три бюджетных миллиарда будут для нас бесплатными. При этом полученный бюджетный кредит накладывает на регион очень жесткие обязательства по бюджетной дисциплине, как минимум, на три года. То есть бездумно раздавать популистские обязательства, как это было раньше, депутаты уже не смогут. И это аккурат накануне выборов в областную думу.

Получается, что и у областного правительства, и у регионального заксобрания впереди большие трудности. Депутатам будет проблематично вести агитацию, которую невозможно будет подкрепить материально, а правительству придется разгребать завалы обещаний, уже данных депутатами всех уровней за минувший политический период.

Источник: журнал Общественное мнение №6(153), июнь 2012 г.

http://www.om-saratov.ru/article/detail.php?SECTION_ID=243&ID=29681