КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Криминальные байки адвоката Венецкого



29 апреля судебное заседание началось с неожиданного заявления председательствующего судьи Александра Дементьева. Суть его сводилась к тому, что один из адвокатов бывшего мэра Энгельса разгласил в прессе сведения о порядке отбора и профессиональных и семейных данных некоторых отобранных в прошлый четверг присяжных. И впоследствии мнение этого адвоката об ангажированности отобранного состава присяжных были распространены через интернет на всю стану. Данный поступок судья Дементьев посчитал нарушением порядка в суде присяжных, а потому объявил виновному адвокату замечание. Как удалось выяснить, виновным оказался московский адвокат Виктор Паршуткин, который накануне действительно прокомментировал для сайта «Саратовньюс» ход и результаты закрытого судебного заседания по отбору присяжных.

После чего начался судебный допрос адвоката Михаила Венецкого, являющегося в данном процессе потерпевшим. Допрос начался со свободного рассказа Венецкого. Поскольку с 1993 по 1996 год Михаил Александрович работал начальником криминальной милиции Энгельсского РОВД, а в 1996-2001 годах возглавлял отдел по противодействию организованной преступности Приволжского РУБОПа, то его рассказ напоминал лекцию по истории преступных группировок и взаимоотношению их лидеров, действовавших в 90-е годы прошлого века. Правда, свой рассказ Михаил Венецкий начал с изложения обстоятельств покушения на него, которое произошло 21 марта 2004 года.

По версии обвинения и по убеждению самого потерпевшего, причиной произошедшего покушения, в результате которого Михаил Александрович практически лишился левого глаза, стало его активное участие в защите некоего Петра Самородова. О социальном положении своего подзащитного адвокат Венецкий предпочел не распространяться. Однако при ответе на вопросы все же прозвучало, что ранее, скорее всего в 90-е годы, Самородов был осужден за убийство. А принять на себя защиту этого человека Венецкому пришлось в октябре 2003 года, когда решался вопрос об избрании Самородову меры пресечения в виде заключения под стражу. И Венецкому удалось добиться в Энгельсском суде решения, по которому Петр Самородов не был арестован, хотя обвинялся в покушении на убийство нескольких человек.

На вопрос адвоката Паршуткина о том, кто же эти люди, на которых покушался Самородов, Венецкий ответил кратко: «Практически это все те бандиты, которые находятся на скамье подсудимых. За исключением Лысенко». Есть и еще один любопытный факт, о котором сообщил в своих показаниях потерпевший Венецкий. К защите Самородова он, если верить его показаниям, приступил по личной просьбе известной энгельсской адвокатессы Светланы Писакиной, неоднократно представлявшей в суде интересы Вячеслава Володина. При этом, исходя из реплик адвоката Боуса, Венецкий представил в материалы дела ордер, выданный Саратовской специализированной коллегией адвокатов. При этом Писакина возглавляла коллегию адвокатов «Лекс», то есть не являлась для Венецкого руководителем.

Через несколько дней после того, как осенью 2003 года Венецкому удалось «вытащить» Самородова на волю, тот встретился с адвокатом. Поблагодарив своего защитника, Самородов взял с того обещание и в дальнейшем заниматься его уголовным делом. А после того, как благоприятное решение суда было опротестовано и Самородова должны были взять под стражу, подзащитный Венецкого пустился в бега. Задержать и впоследствии осудить Самородова на длительный срок удалось лишь к лету 2004 года. А до тех пор Венецкий продолжал числиться адвокатом Самородова и, как заявил он суду, занимать активную позицию по делу. Но, по понятным причинам, никаких процессуальных действий в интересах своего клиента не осуществлял. Во всяком случае, не смог назвать их по просьбе адвоката Андрея Боуса.

И вот во время этого процессуального затишья на Михаила Венецкого было совершено покушение. Утром 21 марта 2004 года, когда Венецкий сел в свой автомобиль «Нива» и даже еще не успел завести мотор, в открытое окно машины просунулась рука с пистолетом. Голова Венецкого дернулась, и он почувствовал острую боль: пуля попала в левую надбровную кость. Венецкий зажал рану правой рукой, и в это время прозвучал второй выстрел. Вторая пуля, выпущенная из травматического пистолета, попала в кисть руки. С тяжелейшим ушибом руки раненый адвокат сумел самостоятельно выйти из машины и дойти до людей, которые помогли ему добраться до больницы. В результате Венецкому пришлось провести 138 дней на больничной койке и перенести несколько операций. Но левый глаз у него практически не видит до сих пор. Тем не менее, когда Самородов был задержан и над ним начался суд, Венецкий, как и обещал, осуществлял защиту Самородова.

Когда Венецкий лечился, у него было время подумать о том, кто и почему на него покушался. Своими размышлениями и догадками Венецкий иногда делился с людьми, которые его навещали. Особенно с товарищами по прежней милицейской службе. Именно от них он впервые услышал о том, что в него стреляли люди из группировки Нефеда – Юрия Нефедова. И о том, что преступников давно бы нашли, но только следствию активно препятствует мэр Энгельса Михаил Лысенко.

Этой информации Венецкий поначалу удивился. Во-первых, он считал Лысенко порядочным человеком и хорошим руководителем. И пока он работал в Энгельсе, у Михаила Александровича были с Михаилом Алексеевичем прекрасные, почти дружеские отношения. Во-вторых, насколько это было известно Венецкому, Лысенко терпеть не мог Нефедова. Однако один из бывших коллег Венецкого – оперативник Анатолий Кузин, который, также как и Венецкий, раньше хорошо относился к Лысенко, переубедил нашего потерпевшего.

В суде Венецкий со ссылкой на Кузина рассказал, что однажды кто-то из агентов принес Кузину запись диктофонного разговора Суляна, Нефедова и кого-то третьего, во время которого обсуждались противоправные действия. Сулян, по оперативным милицейским данным считался «связью» вора в законе Дато, который проживал в Энгельсе. И это было известно в городе многим. Тем не менее, мэр Энгельса Лысенко не устрашился такой репутации Суляна и трудоустроил последнего на должность председателя городского комитета по управлению имуществом. Кузин, будучи уверен, что Лысенко ничего не известно о преступных связях Суляна, попытался открыть мэру глаза на криминальную сущность его подчиненного. На что Лысенко ответил Кузину: «Так надо. Это наши люди!» После этого случая Кузин сделал вывод о причастности Лысенко к криминалу и во время разговора с Лысенко был очень удручен.

Помимо Кузина, аналогичные разговоры происходили у Венецкого и с милицейским офицером Алексеем Вязовченко, и с бывшим врачем-реаниматологом Павлом Юрзановым, и даже со своим подзащитным Петром Самородовым. И все убеждали Михаила Александровича в том, что покушение на него совершено людьми Нефедова по указанию Лысенко.

При этом Венецкий попытался расспросить своего подзащитного о его взаимоотношениях с мэром Энгельса. Если верить Венецкому, Самородов был знаком с Лысенко и утверждал, что вскоре после освобождения из мест заключения мэр пытался привлечь его для выбивания долгов у известного саратовского предпринимателя и хозяина баскетбольного клуба «Автодор» Владимира Родионова. После встречи с Лысенко у Самородова сложилось впечатление, что мэр Энгельса прощупывает его, имея намерение сделать Самородова своим личным киллером. Самородов не стал отказываться от предложенного. Но, судя по всему, и не торопился оправдывать возлагавшихся на него надежд. И это якобы очень сильно напрягло Лысенко, который всегда ожидал покушения на себя.

Об этом Венецкий, судя по его показаниям, узнал от человека по фамилии Будан, который был кем-то вроде начальника охраны Лысенко. Якобы Будан в пьяном виде признался Венецкому, что Лысенко «заказал» Венецкого, потому что считал, что Венецкий с Самородовым готовят на него покушение. То есть стремился предотвратить это покушение своей силовой акцией.

Что является правдой в показаниях Венецкого, а что домыслами, сказать достаточно сложно. Троих из тех, на кого ссылался потерпевший – Алексея Вязовченко, Анатолия Кузина и Павла Юрзанова – уже нет в живых. Петр Самородов отбывает 14-летний срок на севере России. И его предполагается этапировать в Саратов для дачи показаний.

Жив в настоящее время и Будан, у которого, судя по показаниям Венецкого, к ноябрю 2010 года вырос большой «зуб» на Лысенко. По показаниям Венецкого, Лысенко незадолго до своего ареста выгнал Будана и лишил последнего бизнеса. Так что нас ожидает еще много сюрпризов в ходе этого процесса.

Но сегодня, после обеденного перерыва, сюрприз преподнес подсудимый Новокрещеных. Его адвокат заявила, что у подзащитного поднялась температура и началась рвота. В связи с этим она просит объявить в судебном заседании перерыв. В итоге, несмотря на активные возражения других адвокатов, ходатайство о перерыве было удовлетворено. Перерыв продлится до 6 мая.

Александр Крутов

Источник: ИА Общественное мнение

http://www.om-saratov.ru/news/index.php?ELEMENT_ID=37090