КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Журналист – друг человека



О “привилегиях” прессы размышлял Максим ХЛЕБНИКОВ

В Госдуму внесен законопроект, ужесточающий наказание за нападения на журналистов. Там так: за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, а также за угрозы применения насилия в отношении журналиста и членов его семьи предлагают штрафовать на 200 тысяч рублей и давать до пяти лет. Если насилие было опасно для жизни или здоровья – сажать на срок до десяти лет. В пояснительной записке говорится, что “защита журналиста должна стать особой привилегией гражданского общества…” И ком подкатывает к горлу. Дожили.

В общем, после принятия закона я, скорее всего, побегу к своему давнему обидчику, нарвусь на скандал, получу от него пощечину и посажу негодяя на пять лет. Потом достану большой блокнот, зачеркну его фамилию и посмотрю, кто там следующий по списку. Надо же пользоваться привилегиями гражданского общества.

Роль журналиста в демократической стране трудно переоценить. Свобода слова и все такое. Поэтому журналиста бить нельзя. Музейного работника – можно. Музейный работник для свободы слова не представляет никакого интереса. Обычно он ходит за вами следом, не разрешает громко разговаривать, пить искусственный чай из бутылки и трогать экспонаты руками. Так обыватель думает, и с его мнением надо считаться.

Таксист вроде тоже при исполнении, когда пьяный пассажир набрасывается на него с кулаками, но оттого, что из этого выйдет, дорожное движение не станет менее оживленным. А кто-то на жалобы водителя еще скажет издевательски: шел бы в музейные работники, был бы цел.

То же с агрономом. Побитый агроном хуже станет справляться со своими обязанностями, но все равно что-нибудь да прорастет, все равно отчитаются, что в закрома родины чего-то засыпали и даже больше, чем в прошлом году. Потому насилие над агрономом не приветствуется, но в принципе основы государственности не пошатнет.

Если серьезно, то вот это и есть самое страшное для современной коррумпированной России – равенство всех перед законом. Когда (если) это станет реальностью, в бессмысленный хлам превратятся безусловно необходимые и важные сегодня вещи, такие как генеральские лампасы, прокурорские корочки, депутатские значки, мигалки и крутые номера на авто. Пока же с каждым ужесточением наказания по какой-либо статье Уголовного кодекса ценность корочек, значков и лампасов возрастает ровно в той же пропорции.

А вот размытое в законопроекте понятие представителя СМИ, когда журналистом считают любого, уполномоченного редакцией собирать информацию, может вызвать массу недоразумений. Потому что сидит он в ущелье, постреливает по нашим ребятам из автомата, а в нужный момент бросает пулемет, достает диктофон и бежит к ним же брать интервью. То есть, чтобы стать журналистом, достаточно повесить себе на шею фотоаппарат (мобильник тоже сойдет) и задавать много вопросов.

И потом почему только побои? Иногда можно нанести тяжкие морально-нравственные страдания словом и даже взглядом. В областном правительстве полно чиновников, которые могут так на тебя посмотреть, что потом два дня не можешь писать тексты. А разве выведение журналиста из строя не является угрозой свободе слова и российской демократии в целом?

…Ну не можем мы без дифференциации общества по цвету штанов. Теперь эта дифференциация проходит через Уголовный кодекс. По тому, какие сроки и за кого дают, можно судить, сколь дорог ты родному государству. Для кого-то очевидно, что полицейских и журналистов защищать надо гораздо тщательнее, чем хирургов. Хотя лежащий на операционном столе первый скажет, что вон того парня в белом наморднике трогать нельзя ни при каких обстоятельствах, потому что он – самый главный человек, он даже и не человек, а бог, потому что творит настоящие чудеса. В общем, чего только под наркозом не привидится.

Полагаю, давно пора опубликовать справочник по профессиям. Какая более опасна, какая менее. Где выше смертность, а где – вознаграждение за труды. И обязательно – полная раскладка по наказаниям с указанием максимальных сроков за насилие и причинение вреда здоровью. Например, так:

Журналист – 10 лет.

Врач – 5 лет.

Педагог – 3 года.

Воспитатель детского садика – 1 год.

Офис-менеджер – 15 суток.

Три офис-менеджера – 15 суток плюс штраф 300 рублей.

Немного смущает, что в законопроекте предлагают защищать всех журналистов, не делая различий между главным редактором, ведущим репортером и стажером. То есть борешься-борешься всю жизнь за место под солнцем, распихиваешь локтями коллег на пути к более высокой должности и статусу, а потом выясняется, что перед законом это не имеет никакого значения, перед законом все равны.

Если серьезно, то вот это и есть самое страшное для современной коррумпированной России – равенство всех перед законом. Когда (если) это станет реальностью, в бессмысленный хлам превратятся безусловно необходимые и важные сегодня вещи, такие как генеральские лампасы, прокурорские корочки, депутатские значки, мигалки и крутые номера на авто. Пока же с каждым ужесточением наказания по какой-либо статье Уголовного кодекса ценность корочек, значков и лампасов возрастает ровно в той же пропорции.

Журналиста просто так не бьют. Его бьют по заказу, когда он кому-то наступает на больную мозоль. В лучшем случае и крайне редко удается схватить исполнителей. Заказчика – никогда. Потому новый закон в случае его принятия принципиально ничего не изменит. Он лишь повысит расценки на работу исполнителей и взятки для работников силовых структур. То есть всякий раз, увеличивая штрафы и ужесточая наказания, мы… улучшаем материальное положение полицейских, прокуроров и судей. Уверен, кто-то из них и пролоббировал этот “прожурналистский” закон.

И, кстати, это нормально. Инфляция ведь все товарно-денежные отношения затрагивает. С годами смешными становятся штрафы, например, за самовольную вырубку деревьев или отравление окружающей среды посредством вредных выбросов в атмосферу. Но их не повышают, потому что за гадящими предприятиями всегда кто-то стоит. Штрафы за нарушение правил дорожного движения увеличивают регулярно. Государству проще поступить так, чем искать в бюджете дополнительные деньги на увеличение зарплат гаишников.

Короче, как говорят те же экологи, надо не гайки закручивать, а проводить большую воспитательную работу. Культуру надо повышать, с малых лет приучая детишек к тому, что журналист – друг человека, трогать его нельзя. Гораздо гуманнее помогать. Зимой, когда особенно трудно добывать пропитание, нужно строить кормушки для журналистов. Обязательно ставить поилки, потому что фуршетом заканчивается далеко не каждое мероприятие. И вот когда такой ребенок повзрослеет, он с гневом отметет любое предложение обидеть представителя СМИ.

Ну а после этого можно смело воспитывать детей в духе уважения к профессии плотника, сапожника, пекаря. Они тоже друзья человека, их тоже нельзя бить тупыми и тяжелыми предметами по голове. Но начать надо с журналистов, тут я с авторами нового законопроекта согласен. Я должен был это написать. Чтоб свои же не побили.

Источник: ИА Взгляд-инфо

http://www.vzsar.ru/special/2013/07/19/jyrnalist—dryg-cheloveka.html