КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Волга бунтует 1 раз в 100 лет



Невиданное наводнение на Дальнем Востоке стало мистической приметой 13-го года. Вся страна ежедневно наблюдает за происходящими там событиями, поражаясь неуступчивости стихии.

Вот и мы, живущие на самой крупной реке Европы, косимся в сторону бессчетных рукотворных плотин, которые, как показал этот август, не всегда являются панацеей.

Гидроэнергетики, понимая настроения сограждан, не стали отмалчиваться, проведя 12 сентября медиа-совещание в тройном формате. В видео-онлайн-режиме столичный штаб ОАО «Русгидро» отвечал на вопросы журналистов, собравшихся на двух ГЭС – Саратовской и Жигулевской.

Должность Тимура Хазиахметова, взявшего слово первым, звучит сурово: начальник Департамента управления режимами. И доклад его был соответствующим:

- Что на самом деле произошло на Дальнем Востоке? Колоссальное количество летних муссонных дождей, которые обычно орошают огромные территории, уперлись в мощный антициклон, 3 недели не выпускавший стихию в Японское море. И с этим ничего нельзя было сделать… Колоссальные объемы воды, сметая на своем пути все преграды, затопили прибрежные территории. Там, где вода и сейчас продолжает штурмовать сушу, сейчас спешно возводятся дамбы, на это мобилизован в эти дни весь Комсомольск-на-Амуре. Любые озвученные суммы ущерба – от лукавого. Масштабы катастрофы даже подсчету не поддаются. Если бы мы могли хотя бы чуточку заранее знать о таком развитии событий…

Оказывается, долгосрочные прогнозы погоды, даже всего на месяц вперед, имеют лишь 50-процентную точность. Люди, обезумевшие от потери крова, падки на слухи. Пошли разговоры о пагубной роли двух здешних ГЭС – Зейской и Бурейской. Договорились до того, что воду здесь якобы держат искусственно, чтобы лишнюю энергию подавать на сторону – в соседний Китай. Да и сами китайцы подозрительно копошатся на своей стороне Амура, отводя воды в оросительные арыки.

- Российская академия наук официально признала: наши водохранилища спасли Дальний Восток, который обошелся без единой человеческой жертвы, – решительно опроверг эти слухи Тимур Хазиахметов, – мы снизили пик паводка почти на треть. Точно такую же регулирующую и сдерживающую роль несут гидроэлектростанции на Волге.

Архивные данные красноречивы: большие весенние наводнения, разорявшие наших предков на годы вперед, случались на Волге совсем нередко: в 1709, 1719, 1853, 1908 годах. Самый катастрофический паводок, затопивший в 1926 году город Покровск (ныне – Энгельс), оставил без крова 20 тысяч человек. Сравнимый с ним по силе паводок 1979 года не превратился в катастрофу лишь потому, что был сглажен Волжско-камским каскадом из 8-ми ГЭС.

Хоть балаковцы и не пугливого десятка, однако в конце лета и они забили тревогу: «Неспроста у нас строят второй мост. Ведь разросшийся жилгородок, случись что, по одному шлюзовому быстро не эвакуируешь!». Но вернемся к брифингу на Саратовской ГЭС, который, к слову, проходил на верхнем, 9-ом этаже административного здания, выше которого лишь крыша с закрепленными по периметру громкоговорителями системы оповещения.

Директор станции Людмила Одинцова была настроена более чем серьезно: – Для большого половодья достаточно совпадения трех факторов: многоснежная зима + аномально теплая весна + обильные дожди в период таяния снегов. Наша станция – транзитная, она не имеет полезной емкости. Потому в наших интересах как можно жестче контролировать ситуацию, передавая данные в Федеральное водное агентство, которое принимает взвешенные решения по работе каскада, согласованные сразу с 6-ю федеральными органами контроля. Прочность самой плотины, поверьте, мы скрупулезно исследуем и держим в идеальном состоянии. Знающие люди даже сравнивают ее с вечным двигателем. Так что с этой стороны все более чем надежно. Сама вероятность переполнения водохранилищ каскада оценена как 1 раз в 10 тысяч лет. Но с другой стороны, мы все видим, что творится сейчас на Дальнем Востоке. Мы имеем подробнейшие карты зон затопления, в которые входят земли Балаковского, Вольского, Энгельсского, Марксовского и Саратовского районов. В этих довольно обширных зонах категорически запрещено возводить капитальные строения выше 2-х этажей. Но муниципалитеты часто закрывают на это глаза. Так вместо дачных домиков за старой пристанью все чаще стали строить дома-дворцы. В них даже прописку оформляют. Но строиться «с красивым видом на Волгу» – значит рисковать всем нажитым каждую весну.

Кстати, большая часть поселков, ушедших под воду в приамурье, была построена в лихие 90-ые, когда о СНИПах (строительных нормах и правилах – святая святых технического развития страны) никто не вспоминал.

- Впрочем, мы с вами живем в эпоху глобального изменения климата, – подхватил эстафету откровений начальник управления по делам ГО и ЧС Балаковского района Андрей Багасин. – Каждую весну мы боремся с неизбежными последствиями половодья наших малых рек, восстанавливая сельские дамбы. Не исключаю, что дальневосточная беда заставит государство не только ужесточить соблюдение действующих законов, но даже пересмотреть сами СНИПы. Все это, включая качественный прорыв в системе предсказания природных катаклизмов – задача, которая по плечу лишь Федеральному центру. Нам с вами нужно четко понимать: как бы слажены ни были действия речных профессионалов, и сегодня, в 21-м веке существует опасность неуправляемой стихии.

Кстати

Добровольцы из числа сотрудников «Русгидро» перечислили свой дневной заработок в фонд помощи дальневосточникам, собрав более 6,7 миллионов рублей. На ликвидацию последствий аномального паводка компания централизованно выделила 200 млн рублей.

Статистика, прозвучавшая на тревожном брифинге, неумолима: исправно с периодичностью раз в 100 лет Волга дарит ее покорителям неукротимый паводок. Когда она «выстрелит» снова, нам знать не дано. Но последняя из подобных катастроф, когда вода поднялась сразу на 12 метров, настигла наши широты в 1926-м году, 87 лет назад…

Для печати rss Сергей Губанов