КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Очнулись от спячки



Очнулись от спячки - Общественное мнение Саратов Новости СегодняИ сказал (царь): отец мой наложил на вас тяжкое иго, а я увеличу иго ваше;
отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами.
(3 Цар. 12, 14)

Начал эти заметки с цитаты из Священного Писания и сразу же усомнился: а прав ли я?
Не мечу ли бисер перед свиньями? Впрочем, могу поздравить всех своих коллег – профессиональных саратовских журналистов – со знаменательным событием. Черные пиарщики «белого медведя» проснулись от зимней спячки.
А ведь как все было чудесно до недавнего времени! Настолько чудесно, что даже начинало казаться: ушли в невозвратное прошлое времена, когда в Саратове выходили чернушные издания «Политдозор», «Открытым текстом», «Чучеверсия» (московский еженедельник «Наша версия» с саратовской вкладкой под редакцией незабвенного Романа Юрьевича Чуйченко). А черные пиарщики, которые выливали на головы своих коллег и оппонентов «ЕР» галлоны медвежьего медийного дерьма, покинули наш богоспасаемый город. Одни из организаторов и активных бойцов недавней информационной войны за имеющиеся заслуги были повышены партией и стали винтиком «взбесившегося принтера» (Роман Юрьевич Чуйченко), другие посчитали себя обиженными, обойденными и отправились покорять ныне мятежный Киев (Эдуард Николаевич Абросимов). А кто-то, типа Игоря Осовина с Сергеем Почечуевым, покаялись перед коллегами и подались на заработки куда-то подальше. Не то в писатели со специализацией на внешней разведке, не то в телекомментаторы паранормальных явлений. В общем, как в известной поговорке: иных уж нет, а те далече.
С той достопамятной пиар-войны прошло уже более трех лет. И вот когда мне лично стало казаться, что все поросло быльем, пребывавшая в летаргическом сне былая медиа-империя «Единой России» вдруг напомнила о себе. Причем весьма бурно и практически одновременно сразу в двух СМИ. Возможно, кому-то покажется странным, но информационным поводом для кататонического возбуждения моих оппонентов послужило подготовленное мною интервью с некоей Натальей, которая на протяжении всего процесса входила в коллегию присяжных по делу Лысенко. Естественно, женщина честно рассказала, что испытала на себе и наблюдала лично за девять месяцев в коллегии. А также о давлении, угрозах и попытках подкупа, которые приходилось терпеть другим членам коллегии. Естественно, все, кому довелось прочитать этот материал, могли сделать правильные выводы о причинах развала коллегии. То есть само интервью было посвящено сугубо теневым аспектам работы присяжных, итоговому раскладу сил внутри коллегии и результатам голосования по основным вопросам.
Очевидно, что тема никакого отношения к деятельности регионального отделения «Единой России», а также видных саратовских функционеров этой партии прямого отношения не имела. И вроде бы и иметь не могла, если не считать, что основной подсудимый – бывший глава Энгельсского района Михаил Лысенко – длительное время состоял в этой партии: к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства даже приобщен партийный билет «ЕР». И, тем не менее, именно этот материал вызвал очень бурную реакцию в СМИ, весьма близких к «ЕР». Суть этих публикаций – превосходный образчик качества партийного пропагандистского продукта, о котором саратовские журналисты и прочая почтеннейшая публика начали уже забывать. И поскольку содержание этих материалов не только провокационно, но и напрямую затрагивает мою профессиональную репутацию – это вынуждает меня объясниться как с читателями, так и анонимными оппонентами.
Итак, первый отклик на интервью с присяжной появился 28 февраля на интернет-ресурсе «Медиасар». И хотя данный сайт официально подает себя как «Саратовское информационно-аналитическое агентство», для профессиональных журналистов не составляет секрета его весьма тесная связь с доморощенными пропагандистами из регионального отделения «Единой России». Отклик назывался: «ПРОслушка: с кем же беседовал Крутов». Как пояснили мне коллеги, регулярно заходящие на данный сайт, «ПРОслушка» – это специальная рубрика по распространению слухов под видом информации. А вот и сам текст этой заметки:
«Как сообщает ПРОслушка, в социальных сетях возникла версия подлинных источников интервью саратовского журналиста Алексея Крутова.
Напомним, 25 февраля на сайте «Общественное мнение» появилась публикация, написанная в виде интервью с одной из якобы присяжных по делу Лысенко. В статье с громким заголовком «Сочувствующих Лысенко старались вывести из игры» со слов одной из присяжных по имени Ирина рассказывается о некоторых непроверенных фактах давления на членов коллегии присяжных, выступавших на стороне экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко.
ПРОслушка отмечает, что некой присяжной Ирины вообще могло не быть, с учетом того, что сразу после роспуска коллегии адвокат Михаила Лысенко господин Паршуткин дважды отменял пресс-конференцию из-за отказа присяжных принимать в ней участие. Тем не менее, сам Паршуткин встретился с представителями некоторых СМИ еще за два дня до роспуска коллегии. По информации ПРОслушки, представители некоторых саратовских СМИ в социальных сетях писали, что съемочная группа «Взгляда» взяла большое интервью у Паршуткина, но с момента роспуска присяжных оно так и не вышло в эфир. В тех же социальных сетях даются недвусмысленные намеки, что отснятый со слов адвоката материал лег в основу «интервью» Алексей Крутова
».
Данную публикацию сопровождал видеоряд, где присутствовало и мое фото, позаимствованное с сайта «Общественное мнение». Но вот что интересно – зная, как я выгляжу и демонстрируя мое фото неограниченному кругу лиц, «слухачи», оказывается, не ведали моего подлинного имени. Иначе как можно объяснить, что в их заметке я дважды назван Алексеем, а не Александром? Более того, они, похоже, даже не удосужились лично прочесть мой материал. Ведь там черным по белому значится, что имя интервьюируемой присяжной – не Ирина, а Наталья.
Казалось бы, какой смысл отвечать человеку, который не читал статью и путает имена участников беседы?! Тем более вступать с ним в полемику. Однако мое внимание привлек довольно примечательный момент. Анонимный автор «Медиасара» ссылается на некую видеосъемку интервью адвоката Виктора Паршуткина съемочной группе «Взгляда». По моим данным, данный факт действительно имел место. Верно и то, что интервью не вышло в эфир. Да оно и не могло выйти, поскольку хозяин «Взгляда» господин Курихин пока, слава Богу, не имеет доступа к эфиру. В настоящее время его возможностей хватает лишь, чтобы разместить отснятое интервью на своем интернет-ресурсе «Взгляд-инфо». Однако и здесь видеосюжет не появился. И причина этого для меня очевидна – известный саратовский земельный и медиа-олигарх Сергей Курихин не позволил журналистам довести плоды своих трудов до широкой общественности. Но если это так, как же мог узнать содержание интервью автор «Медиасара»? И не просто узнать, но сделать вывод, что в основу моего интервью с присяжной Натальей положено интервью Паршуткина «взглядовцам». Спрашивается, где журналист Крутов мог взять «Взглядовсую» видеосъемку? Неужели Сергей Курихин санкционировал передачу добытого его подчиненными «полуфабриката» в конкурирующую фирму?
Сознаюсь честно, года этак два-три назад я вполне мог заподозрить депутата Курихина в чем-то подобном. Во-первых, потому, что хорошо знаю Сергея Георгиевича как большого любителя таскать каштаны из огня чужими руками. При желании или необходимости он вполне мог разместить в чужом издании не очень красивую, но выгодную ему публикацию против тех, кто, по его мнению, мешает его бизнесу или стоит у него на пути. К таковым года два-три назад г-н Курихин относил многих местных руководителей правоохранительных органов. Чтобы не быть голословным, приведу выдержку из протокола допроса Сергея Курихина в качестве потерпевшего от 15 июня 2011 года:
«Учитывая, что многие руководители правоохранительных органов (прокурор Саратовской области Степанов В.Н., прокурор г. Саратова Климов В.И., начальник ГУВД по Саратовской области Аренин С.П., его заместители и подчиненные) неоднократно становились объектами критических публикаций в средствах массовой информации, издателем которых я являюсь, считаю, что оперативное сопровождение предварительного следствия по данному уголовному делу и, как следствие, само предварительное расследование не могут осуществляться в полном объеме, всесторонне и объективно. В связи с этим считаю, что производство предварительного следствия, его оперативное сопровождение и прокурорский надзор за деятельностью следователей и органов дознания, а также оперативно-розыскной деятельностью, должны осуществляться федеральными органами – Следственным комитетом РФ, МВД РФ, Генеральной прокуратурой РФ».
Как видим, еще 2,5 года назад г-н Курихин не стеснялся признаться, что руководители правоохранительных органов являются его недоброжелателями, плетут против него интриги, а потому неспособны объективно работать по уголовному делу о покушении на его жизнь. Что главной целью киллера был именно он, депутат Курихин нисколько не сомневался. Но даже в такой критической обстановке Сергей Георгиевич не терялся, а пытался использовать свое процессуальное положение потерпевшего с коммерческой выгодой для себя любимого. В качестве примера приведу другую небольшую цитату из того же самого протокола допроса Курихина:
«Могу пояснить, что после критических публикаций в газете «Саратовский Взгляд» о прокуроре Саратова Климове В.И., последний, по имеющейся у меня информации, уговорил директора МОУ СОШ №67 Полянскую обратиться в Роспотребнадзор с жалобой на меня как на собственника участка, прилегающего к школе, о его ненадлежащем виде. После таких критических публикаций в отношении меня проводились проверки, касающиеся моей собственности или интересов. Данные проверки заканчивались ничем для меня, так как нарушений закона я не допускал.
Могу пояснить, что публикации газеты «Саратовский Взгляд» приводили к ущемлению финансовых интересов определенных лиц, потере прибыли. Могу привести примеры – освещение в СМИ незаконной деятельности игорных заведений и их покровительство сотрудниками правоохранительных органов, описание фактов хищений сотрудниками управляющей компании «Стройкомплект» денежных средств и другие примеры
».
Однако сегодня расстановка сил, на мой взгляд, кардинально изменилась. Ничего не скажу про упомянутых выше прокурорских работников, а вот генерал Аренин и некоторые из его подчиненных, как мне представляется, наладили взаимовыгодное некоммерческое партнерство с господином Курихиным и некоторыми людьми из ближайшего окружения последнего. Из наиболее свежих примеров – опубликование на сайте «Взгляд-инфо» полного имени присяжного Гридасова. И это стало одним из формальных поводом для роспуска коллегии присяжных, которая при прочем исходе, скорее всего, оправдала бы Михаила Лысенко. Впрочем, все это мое личные размышления и соображения. И хоть Курихин мне не друг, но истина дороже.
А потому сделаю признание, защищающее и оправдывающее Сергея Георгиевича от необоснованных наветов «черных пиарщиков белового медведя». Никаких видеозаписей интервью адвоката Паршутина съемочной бригаде «Взгляда» ни Сергей Курихин, ни кто-либо из его журналистов мне не передавал и не демонстрировал. А интервью я брал у подлинной присяжной. Происходило это все в нашей редакции. Что этот факт действительно имел место, можно подтвердить не только свидетельскими показаниями, но и фото.
Впрочем, пора переходить к следующему отклику на мое интервью. Таковым стала статья «Мыльная опера с криминальным подтекстом», опубликованная в еженедельнике, который саратовские журналисты уже лет пять не очень любовно именуют «Чучеверсией». Известный саратовский писатель и публицист Лев Гурский выпустил в прошлом году даже брошюру с таким названием – «Чучеверсия». Хотя то, о чем пойдет речь ниже, официально называется «саратовской вкладкой» (или «приложением») в столичный еженедельник «Наша версия». Поскольку публикации «Чучеверсии» в интернете не выкладываются, мне придется, хотя бы тезисно, изложить содержание «Мыльной оперы…». При этом в отдельных случаях воспользоваться цитатами из этой публикации.
Итак, статья начинается с сомнительных комплиментов автору интервью – журналисту Александру Крутову. Слава Богу, на этот раз хоть имя правильно назвали… Он, дескать, и лауреат многочисленных журналистских премий, и «в мастерстве слова и грамотной работе над «фактами» ему не откажешь, и требования закона и этические нормы соблюдает, и конфиденциальность источника информации хранит. Впрочем, именно эта самая «конфиденциальность» сыграла с автором, выступившим под псевдонимом «Антон Покровский», злую шутку. Не оспаривая сам факт существования присяжной, давшей интервью журналисту Крутову, господин Покровский фактически обвинил мою собеседницу в материальной ангажированности. Вот что пишут об этом в «Мыльной опере…»:
«Раскрутка присяжных на интервью – отдельная тема, это целое искусство. Вряд ли подобные контакты с лицами, пообещавшими судьям не разглашать информацию, можно назвать случайными, а откровенность интервьюируемых – бескорыстной.
Тут, само собой, напрашивается предположение о работе и всесторонней поддержке третьей силы. Учитывая тон публикации, это, вероятнее всего, сторона защиты Михаила Лысенко. Высокооплачиваемая адвокатская бригада, суммы гонораров отдельных ее представителей, как говорят, доходят до 1 миллиона рублей в месяц, делает все возможное для того, чтобы сказку сделать былью. Так почему бы не сделать так, чтобы одна щедро замотивированная экс-присяжная не попыталась сотворить «чудо», в данном случае «чудо» разоблачения лжи и оправдания подсудимого? И все же ее слова – это всего лишь слова, имеющие свою цену и, надо полагать, немалую
».
Что ж, настала пора приоткрыть завесу профессиональной тайны. В процитированном отрывке Антон Покровский прав лишь в одном. Мое интервью с данной присяжной отнюдь не было случайностью. И отнюдь не потому, что эту интервьюируемую для меня нашли и представили «послы третьей силы». С Натальей я был лично знаком задолго до того, как ей довелось оказаться в коллегии. Поэтому стоит сказать несколько слов об этой женщине. Наталья Павловна Краснихина (это ее девичья фамилия) – дочь очень известного и уважаемого в Саратове человека (к сожалению, ныне покойного). Её отец Павел Иосифович Краснихин, без всякого преувеличения, – подлинный герой Великой Отечественной войны, один из легендарных морских десантников Балтийского флота. За свои подвиги в годы войны Павел Краснихин был награжден двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Славы 3-й степени, двумя медалями Ушакова, двумя медалями «За боевые заслуги». Был 7 (!) раз ранен, причем некоторые из этих ранений были весьма тяжелыми. В беседе со мной Наталья Павловна вспоминает, как незадолго до Победы ее бабушка получила похоронку на сына, не поверила ей и оказалась права. Героическому морскому пехотинцу Павлу Краснихину судьба уготовила еще немало славных дел и трудовых наград. После войны Павел Иосифович окончил Саратовский сельскохозяйственный институт и долгие годы работал на руководящих должностях в аграрном комплексе Саратовской области, возглавлял родной вуз. За свои трудовые достижения в мирное время был награжден шестью трудовыми орденами: орденом Октябрьской революции, орденом Дружбы народов, двумя орденами Трудового Красного Знамени и двумя орденами «Знак Почета». В конце 90-х – начале «нулевых». Павел Краснихин был советником ректора СГАУ Бориса Дворкина, тесно общался с вице-губернатором Вячеславом Володиным. Дочь Павла Иосифовича во многом унаследовала лучшие человеческие качества ее героического отца: принципиальность, бесстрашие и бескорыстие. Поэтому никаких особых усилий, а тем более искусства для раскрутки ее на интервью мне, как в этом пытается нас убедить автор «Мыльной оперы…», мне не потребовалось. Просто журналист Крутов прекрасно знал, что присяжная Наталья – это дочь Павла Иосифовича Краснихина. А Наталья Павловна прекрасно знала журналиста Крутова.

(продолжение следует)

Владимир Краснихин Интервью с той самой Натальей, на которое отреагировали чёрные пиарщики

Источник: ИА Общественное мнение

http://www.om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/11-march-2014-i9297-chernye-piarshchiki-belogo-med