КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Потерпевший по делу Лысенко: «Я эти протоколы не читал»



 

Потерпевший по делу Лысенко: «Я эти протоколы не читал»  - Общественное мнение Саратов Новости СегодняНа очередном судебном заседании по делу Михаила Лысенко был допрошен потерпевший Александр Пронин, ныне – охранник, а в 2003 году занимавшийся «бизнесом с нефтепродуктами». «Продавал керосин, солярку, которые добывали из-под земли в районе Учхоза. Емкостя протекли, вот он и ушел в землю», – раскрыл секреты своего, по его же словам, «легального» заработка Пронин.
В суде потерпевший пояснил: однажды ему позвонил некий знакомый Нефедов и назначил ему встречу у себя в офисе. Там он заявил Пронину, что тот должен ему 20 тысяч долларов. Сам Пронин в этом не увидел ничего удивительного, поскольку «Нефедов был именно тем человеком, которому платили все». Спустя две недели, когда Пронин выходил из подъезда дома, где проживал вместе с сожительницей, он увидел, как от машины, стоящей во дворе (в ней он узнал автомобиль, принадлежащий якобы одному их «нефедовских людей»), к нему кинулись трое мужчин. Пронин бросился бежать, но споткнулся и упал. Трое налетели на него и принялись избивать руками и ногами. Затем неизвестные схватили его и затащили в машину, бросив на заднее сидение и натянув ему на глаза вязаную шапочку. Привезли его в частный дом, где до этого Пронин никогда не был. Там нападавшие сняли свои маски, в них Пронин узнал Ахильгова, Алибекова и Беликова (все они проходят обвиняемыми по делу Лысенко – ОМ). Кроме них в доме находился тот самый Нефедов и еще один его подручный – Яковлев. Свои команды Нефедов передавал Пронину шепотом через Алибекова (сам потерпевший предположил, что Нефедов не хотел, чтобы тот его узнал). Сначала Пронина спросили, где находится Самородов (еще один знакомый Пронину авторитет, проживающий в Саратове). Пронин ответил, что не знает. Тогда его обыскали, забрали мобильник, нашли в записной книжке номер Самородова, набрали его и отдали Пронину, чтобы он с ним поговорил. Номер Самородова оказался недоступен. Тогда Пронина повалили на лавку, вытянули ему правую руку и на табуретке ножом отрезали фалангу мизинца. «При этом еще хотели отрезать язык, но отчего-то от этой идеи отступились», – пояснил в суде Пронин. «Не забудь, с тебя еще 20 тысяч долларов» – произнес Алибеков, прежде чем все те же трое вывезли Пронина в район Ткацкой фабрики и вытолкнули его из машины, не забыв предупредить: «Если заявишь в милицию, прибьём»
На вопрос адвоката Михаила Мамедова о том, какое отношение к похищению Пронина и применению в его отношении насилия мог иметь Михаил Лысенко, потерпевший ответил лаконично: «А я откуда знаю?». Тогда адвокат сформулировал вопрос по-другому: известно ли Пронину что-то о том, что нападение и похищение на него производилось по приказу или просьбе Михаила Лысенко. В ответ Пронин рассмеялся. «А почему вы смеетесь?» – спросил Мамедов. «Это просто смешно», – объяснил Пронин.
Когда Пронин добрался до дома, то обнаружил, что у него пропал мобильный телефон и подаренный сожительницей золотой брелок весом 9 грамм. В больнице он пояснил, что палей отрубил себе нечаянно сам топором. По словам Пронина, впервые он заговорил о том, как в реальности потерял часть мизинца, лишь спустя несколько лет, когда Нефедов, которого он боялся, попал за решетку. «На зоне» (это тоже его выражение) к тому времени был и сам Пронин. «Пришли работники правоохранительных органов меня допрашивать, тогда я и написал заявление в милицию. Может, с ними его и передал, не помню уже»

Источник: http://www.om-saratov.ru/novosti/02-april-2014-i10029-poterpevshii-po-delu-lysenko