КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Власть советов



Время действия – май нынешнего года. Место действия – Китайский павильон Национальной деревни. Стены павильона, обитые нежным пурпурным шелком, декорированы тростниковыми гобеленами с изображениями дракончиков, Великой Стены и Председателя Мао. Официантки в застегнутых наглухо френчах защитного цвета подают гостям, сидящим на бамбуковых циновках, фирменные блюда: утку по-пекински и жасминовый чай в граненых фарфоровых стаканчиках.

С импровизированной сцены, подсвеченной китайскими фонариками, выступает коренастый человек с круглым веселым лицом. Когда-то это лицо считалось первым во всей губернии, и хотя теперь его отодвинули куда-то за пятый десяток, оно по-прежнему такое же круглое и еще более веселое. Назовем этого человека Дмитрием, допустим, Федоровичем. По техническим причинам мы не расслышали начало его выступления, но речь, похоже, идет о чем-то приятном.

- …и всё хорошо, – говорит Дмитрий Федорович, раскланивается и срывает бурные аплодисменты.

- Значит, это была ваша идея? – спрашивает кто-то из публики.

- А чья же еще? – с достоинством отвечает Дмитрий Федорович, гордо выпячивая грудь. – Конфуция, что ли? Конечно, моя! Я ведь теперь по должности его советник, ну вот и присоветовал ему!

- И он, значит, прямо вас послушался? – умиляется публика.

- А почему бы ему не послушаться? – пожимает плечами Дмитрий Федорович. – Тут, главное, четко знать ритуал. Из трех советов, которые мы каждый день ему даем, он по традиции должен выбрать и принять один. Если он вдруг не примет ни одного, наверху узнают и пальчиком погрозят: мол, зазнался ты, Василич, оторвался от масс. А если он примет больше одного, то вроде он лох, которым аппарат может вертеть туда-сюда. Потому-то два совета из трех мы ему придумываем заведомо на выброс, чтоб облегчить принятие единственно верного решения. Помню, мы в тот день рекомендовали ему, во-первых, перекрасить памятник Петру Аркадьевичу в голубой цвет, во-вторых, сделать основными сельхозкультурами области мак и коноплю, и, в-третьих, проехаться на рейсовом автобусе по мосту через Волгу, типа бок-о-бок с обыкновенными гражданами.

- И он что? – привстав с циновки, в волнении спрашивает Борис Леонидович, министр по общественным связям в сфере национальной политики. – Он ведь, конечно, сразу сделал правильный выбор?

- Сразу, сразу… – успокаивает советник нацполитика. – Ну то есть почти. Минуты полторы он, правда, думал, что главный наш совет – все-таки первый, а не третий, но потом вспомнил, что траты на голубую краску никак не заложены в областной бюджет, а расходы на проезд в автобусе легко можно провести по статье “Чрезвычайные ситуации и стихийные бедствия”. Ну и сел, и поехал через мост на обычном, на рейсовом. Как рядовой житель области, всего с одной телекамерой и только с дюжиной корреспондентов. Там ведь даже места для пассажиров с улицы остались… Хотя и немного, конечно… Короче, теперь уж вы думайте, господа!

- Думать? Нам? О чем? – с недоумением поднимает бровь Светлана Владимировна, министр местной культуры и отдыха.

Дмитрий Федорович берет из рук официантки стакан с чаем, по привычке густо посыпает солью край стакана, залпом пьет до дна, закусывает мандарином. И лишь после этого увесисто отвечает:

- О народе.

- То есть???

- О том, как проявить к нему близость. Даю бесплатный совет: раз уж босс пообщался с массами, вам от него отставать западло. Вы же вроде сообразительные, вот и сообразите сами что-нибудь.

Публика впадает в легкий ступор. Шепот, робкое дыханье. Те из присутствующих, кто постарше, принимаются названивать своим референтам. Те, что помоложе и помобильней, уже вошли в Интернет со смартфонов и ищут в Википедии народ – на букву “н”. Быстрее всех, однако, соображает самый заслуженный из всех губернских юристов: несмотря на солидный возраст, Александр Соломонович всегда на взводе, на страже, на стрёме, на передовой и начеку.

- Кто куда, а я на рынок! – восклицает он. – Чур, мое место не занимать. Внедрюсь в гущу толпы, проникнусь ее надеждами, потолкую о ценах, окунусь в ауру свежей зелени… кстати, пора уже ее проверять, заждалась, милая. И-эх, давненько я не щупал овощей! О, помидоры! Бывало, обхватываешь их со всех сторон – крупные, мягкие, сладкие, и сразу чувствуешь: огурцы тоже созрели…

- Стоп, Соломоныч, хорош! – Дмитрий Федорович ласково грозит пальцем заслуженному юристу. – Ты, конечно, мужик хоть куда, и ума у тебя палата, но мой тебе совет: оставь в покое овощи. То есть мы-то тебе доверяем, как себе, а вот народ на базарах у нас ужас какой привередливый. Помидоры, которые ты уже измял…

С места неожиданно срывается Юлия Леонидовна, уполномоченная по правам младенцев губернии, и с грацией газели исчезает за дверью павильона. Дмитрий Федорович провожает ее задумчивым взглядом.

- …которые ты уже измял, – повторяет он, – больше никто не купит. Продавцы волнуются. Ты ведь щупаешь за один визит не меньше десяти кэгэ. В общем, я бы тебе, Соломоныч, не советовал появляться у нас на рынках хотя бы годик, пока не перестанут узнавать.. Ну или в женском платье ходи, для конспирации. “В джазе только девушки” видел? Ну вот, об этом я тебе и толкую… Итак, овощной рынок отпал, какие будут интересные предложения?

Из зала раздается неуверенный женский голос:

- Может, забег?

- За что? – переспрашивает Дмитрий Федорович и оглядывает публику. – Ах, это ты, Наиля Булатовна! Прошу, поконкретней.

Министр физкультуры и туризма приподнимается с места.

- Ну… Можно устроить спортивно-массовое мероприятие, на нем и пообщаемся с гражданами. Лыжи, старт-финиш, горячие пирожки, кофе из термосов… всякое такое неформальное, разогревающее…

Дмитрий Федорович по-отечески качает головой.

- Наиля Булатовна, не пойдет. У нас межсезонье. Для лыжного забега поздно, для массового заплыва рано. Для спортивной ходьбы мокро, для марафона стрёмно – чуть от центра отойти, так уже то яма, то канава. Добровольцы не придут, а если собирать, как всегда, по разнарядке, задушевного разговора никак не получится. Можно, конечно, сразу налить, но и тут не уверен, что разговор выйдет правильный, в тему. Сами знаете, на коньяк у нас фондов нет, а от бормотухи народ только злее. Может и по носу дать, если что… Да-да, Светлана Владимировна, вижу. У вас есть идея?

Министр местной культуры и отдыха встает с места, расправляет плечи, громко откашливается и по-гренадерски рубит с плеча:

- Благотворительный концерт. Бесплатные билеты. В фойе будут дармовые печеньки. Кто же откажется от халявы? Народ, как миленький, прибежит на готовенькое, а мы его – рраз! – и цап-царап. Сольемся с массами. Обменяемся кулинарными рецептами. В общем, проведем мероприятие – весело и с огоньком…

Публика в павильоне, не сговариваясь, издает тяжелый вздох.

- Ох, Светлана Владимировна, пожалуйста, пожалуйста, больше не надо мероприятий с огоньком, – поспешно прерывает министра Дмитрий Федорович. – Мы на них уже все лимиты выбрали, на полвека вперед. У нас в губернии теперь и так уже условный рефлекс: как только слышим слово “культура”, сразу набираем 01… Ну что, господа, есть еще перспективные идеи?

Публика озадаченно молчит.

- Что, больше не одной? Ай-яй-яй, какие вы не креативные!

Из зала поднимается одинокая рука – то ли министра яровых и озимых, то ли главы комитета по авансам и долгам:

- А, может, вы и нам тоже… того… присоветуете проехаться по мосту? Мы бы с радостью, и придумывать ничего не надо…

Дмитрий Федорович недоуменно пожимает плечами:

- Хм. Да ради бога. Я думал, вам надо что-то оригинальное. Только учтите: всех вас много, автобус тесный. Если кроме вас, там еще будет народ, он вам непременно отдавит мозоли. И это – еще в самом лучшем случае. Могут быть эксцессы. К вам, поди, личная охрана не приставлена? То-то и оно.

Публика переваривает неприятную информацию и молчит.

- Ладно уж, – усмехается Дмитрий Федорович. – Так и быть, помогу вам по старой памяти. Есть одна идейка. Тут главное для вас – выбрать для поездки правильный день. Или организовать его. Слушайте сюда…

Из сообщений СМИ: “Мост “Саратов – Энгельс” будет полностью закрыт на два дня в середине июня. Об этом сегодня заявил министр транспорта и дорожного хозяйства во время инспекционной поездки на место работ по ремонту гидросооружения”.

Источник: http://nversia.ru/rubric/view/id/7233